Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Таур-на-фуин.

Сообщений 721 страница 733 из 733

721

Где-то закричал орк,  волк над  феанорингом издал рык боли и злобы... И Аикарамат вдруг понял что все для него теперь ясно, что он видит путь и знает что должен делать; быть может, именно ради этого он и оказался в плену...

Через боль нолдо улыбнулся, обретя знание... и на секунду встретился взглядом с Сауроном. Тот был силен, полон ненавистью и гневом... А Аикарамат был ранен, прошел через мучения, пусть вовсе не такие долгие как Финдарато... Нолдо закричал, но умаиа мог даже не расслышать тихого выдыха, раздирая плоть эльфа.

"Как Финдарато", подумал Аикарамат, который всегда был верен Тьелкоромо, даже когда не был с ним согласен.

"Простите", сказал феаноринг. И вцепился в шею волка: здоровой рукой и искалеченной, затягивая цепь на шее оборотня, желая придушить, сломать гортань, переломить шею. В этот момент бывший менестрель был хищником ничуть не меньшим чем Саурон - он был куда больше: охотником из свиты Охотника.

Эльф чувствовал боль, которая в любой другой момент казалась бы черезмерной, но сейчас нолдо мог стерпеть и преодолеть ее. Все силы своей феа Аикарамат отдавал сейчас бою, отделяя себя от хроа, разрывая свяь и заставляя хроа делать невозможное.

(+1 к броску)
[dice=11616-16]

+1

722

Нолдо должен был, отпустив Волка, рухнуть на землю  - слишком сильная боль, слишком тяжкие травмы, потеря крови. Но случилось то, чего он ждал много раньше, в попытке достать орков, а сейчас - уже не ждал: Аикарамат в исступлении боя, забыв о ранах, сжигал себя без остатка. Он пытался придушить Волка, и сила его сейчас была силой воителя нолдор не из последних, а не измученного пленника.

Невозможно, немыслимо!

+2

[dice=3872-16]

Столько огня было вложено в удар, что  рычание хищника обратилось в полузадушенный хрип, и он опустил голову. Этот бывший менестрель, потерпевший поражение в поединке, ухитрился ранить его! Его собственной цепью! Выкованный Тёмным металл, уже окрасившийся его кровью, подчинился, соскальзывая с его шеи и с рук врага. Он вынужден был чарами расковать пленника, чтобы освободиться.

Волк сбил ненавистного Аикарамата с ног, навис над ним, тяжело дыша и вонзив в него когти.

Завопил один из бежавших орков, свалившийся вниз, Волк обернулся на миг - и вновь к пленнику: всех этих он ещё успеет убить. А убить - придётся. Они ничего не расскажут. За что они все казнены, объяснить будет нетрудно: за смерть Аикарамата. Гондолинец ускользал из его рук...

Умайа вонзил в него не только когти, но и взгляд - он должен был ещё что-то уловить напоследок, как уловил прежде в разуме Нумендиля...  И вновь отшатнулся от слепящего Света. Нолдо был защищён. Не потому ли его сейчас постигла такая неудача - там, где он совершенно не ждал? Или это - новый знак?

Он невольно поднял голову вверх. Поблизости от этого прохода, случалось, летали орлы.

Отредактировано NPC Darkness (06-05-2018 22:42:09)

+1

723

Мера участия орлов (от 1 - даже  не видно вдали до 6 - уносят Аикарамата)

[dice=9680-16]

0

724

Точки в небе Волка почти не беспокоили: соглядатаи Манвэ кружили даже над Тангородримом. Обыкновенно  очень высоко.

Почти. Маэдрос, Берен и Лутиэн, Финголфин... они бросались вниз ради самых ненавистных из врагов, вынося их из владений Тёмных  живыми или мёртвыми.

Сейчас один из Великих Орлов быстро спускался всё ниже и ниже, и налетел на Волка, метя в него когтями и клювом. Вынуждая умайа бежать обратно, под прикрытие  Леса Ночной Тени, оставив Аикарамата. Туда, под сплетения ветвей мрачных деревьев, никакому орлу не залететь.

Одолеть крылатых слуг Манвэ пока не удавалось никому. Бой с орлом, что мог ранить и Тёмного Властелина, был бы бессмысленным риском. Даже не будь он сам ранен и ослаблен - кем, пленником, почти рабом! Он, Волк, был куда полезнее для Владыки Севера, чем этот нолдо, от которого сейчас всё равно ничего не добиться.

...Если сила всё ещё за Владыкой Севера. Знак был несомненным. Неужели - действительно близится предречённое, и всем Тёмным отныне суждено терпеть поражения? Ибо за этим стоит Сила, превышающая всех Валар вместе взятых?

Волка гнало в пределы Таур-ну-Фуин нечто большее, чем страх сейчас потерпеть поражение и быть развоплощённым.

+1

725

Феаноринг затягивал цепь кандалов на шее Саурона-волка, и чувствовал что тугое сопротивление плоти в какой-то миг вдруг поддалось, чужая кровь закапала на Аикарамата, рычание переросло в тихий хрип и эльф почти предвкушал услышать скулеж, сухой хруст ломаемой шеи, но... в место того раздался лязг и звон, и кандалы упали с рук нолдо, а сам роквен, раскинув руки, оказался распластан на земле.

Когти волка вонзились в грудь нолдо и тот запрокинул голову, сжал зубы, от новой и резкой боли, а потом выдохнул в самую пасть что склонилась над ним:

- Аийа Феанаро!

Нолдо был уверен что сейчас умаиа вцепится в его горло и раздерет... но вместо этого Темный отпрянул, задрал морду в небо... и вдруг помчался проч. И раньше чем феаноринг успел удивиться, возмутиться что его жертва уходит, обрадоваться что некто спас его от клыков волка, эльф увидел над собой тень и шелест огромных пернатых крыл...

+1

726

[dice=7744-16]

Отредактировано Замысел (10-05-2018 13:50:37)

0

727

[dice=3872-16]

Волк бежал скоро, но полёт Великого Орла - быстрее. Он настиг, ударил клювом - и умайа, как уже было, обернулся змейкой, слишком тонкой и гибкой для столь могучей птицы. Что не помогло против стиснувшего клыки Хуана, то помогло сейчас: Волк сменил облик пусть дважды раненым, но не схваченным. Змейка быстро заскользила меж камней до границы Леса Ночной Тени. И там, во мраке меж изуродованных деревьев, свернулась золотым кольцом. Теперь придётся восстанавливать силы...

Впрочем, на сей раз он почти ничего не лишился. Здесь не было Лютиэн, которая потребовала от него власти над  Тол-ин-Гаурхот.  Даже с конвойными вместо него расправится орёл; если кому удастся бежать, об орле он и расскажет с ужасом...

...Хотя затем его спросят, как и отчего появилась проклятая птица, и так станет известно о "могучем колдуне" и обо всём бывшем. Лучше бы орёл перебил всех конвойных, невольно оказав услугу Волку. Гондолинец, возможно, будет доставлен в свой город - живым или мёртвым.

"Аийа Фенанаро!

Он всё же не притворялся феанорингом, а был им?!  Вот отчего слова о якобы хорошо знающем его Турукано разрушили достоверность морока, а напоминания об обете, данном Королю, не возымели должного действия?! То есть отпущенный Волком Нумендиль...

Умайа извивался в бессильной ярости, а затем продолжил рассуждать.

Аикарамат, так или иначе, о Городе знал: его слова об Эктелионе оказались скрытой насмешкой, но о вестях, что приносили орлы, он знал. И о том побережье - тоже. А ведь никто из них не догадался расспрашивать о Гондолине феанорингов! Он добился меньшего, чем желал, но всё же добился и может передать это в Ангамандо, чтобы направить войска на побережье; и ещё - на Амон-Эреб...

...Может, но не будет.  Эта неудача, Свет, орёл... знаки были слишком явными, чтобы не замечать их - иначе он, Волк, окажется в числе безнадёжно проигравших. Он овладеет лишь прахом, и что ждёт после? Цепь и Мандос или нечто худшее?

Размышляя, Тёмный пришёл к выводу, что самое безопасное - затаиться. Действовать, если Владыка Севера обратится лично к нему с приказом продолжать войну. Или решит наказать - на этот случай и стоит приберечь сведения о Гондолине, как и о его связи с Маэдросом. Если же нет - оставаться в Лесу и наблюдать. Лучше всего даже перекрыть тропу к темнице, которая отныне останется жилищем, мастерской, где можно совершенствовать то же ожерелье и проводить опыты с мертвецами, о чём сказал Фуинор, убежищем...

...Орёл тем временем не гонялся за разбегавшимися в ужасе орками, но поднял изувеченного эльфа, чтобы отнести его к родичам. Туда. где пленник, бросивший вызов Саурону, может быть исцелён или хотя бы погребён достойно.

Отредактировано NPC Darkness (10-05-2018 17:08:47)

0

728

Айкарамат лежал... в замешательстве. Пожалуй так лучше всего можно было описать его состояние. Нолдо вступил в бой что должен был дать ему шанс на безумную битву и, быть может - победу. И этот бой должен был стать последним и самым важным в судьбе Аикарамата. Судя по всему он проиграл этот бой еще раньше чем растратил силы, а потом противник вдруг ... бежал.

Эльф лежал тяжело дыша и глядя в небо. Судя по тому что он начинал ощущать боль не как что-то отстраненное, а все острее, связь с хроа не разрушилась. И тогда над феанорингом склонилась огромная голова с крючковатым клювом. Мигнул большой глаз, а затем когти орла легко обхватили эльфа за плечи и таз,и упруго подняли в небо.

Изменения случившиеся за минуту были столь огромны и неожиданны, что измученное сознание нолдо не могло отреагировать... Даже просто понять что вместо неминуемой смерти, или бесконечных допросов в Ангамандо его забирает орел... Но ведь к нему не пришел Финдэкано... Почему же пришло спасение?

Аикарамат, оглушенный болью, ветром и внезапностью покорно лежал опутанный орлиными пальцами-когтями, и лишь спросил, запоздало спохватившись что его не услышат:

- Что с Сауроном? - Ветер сорвал тихий шелест с губ феаноринга и унес прочь.

И только тогда эльда вдруг неожиданно и резко понял: он жив!.. Но из разодранной груди струилась кровь и... кажется бесконечно ускользать от смерти не удастся. Как-то это было даже не глупо, а досадно...

Отредактировано Astovorimo (11-05-2018 17:13:25)

+1

729

-  Что с Сауроном? - чуть слышно спросил спасённый. Орёл уловил шёпот и ответил.

- После моего удара обернулся скользкой змеей и уполз в лес, где мы не можем навредить ему. Но вижу, что и он нескоро сможет вредить эльдар и эдайн. Благодаря тебе.

Нолдо был жив, но сильно изранен, а орлы не умели исцелять. Зато полёт их был необычайно стремителен. Великая птица пролетела через ущелье, поднимаясь всё выше. На севере более не осталось земель, куда можно было бы отнести раненого. Близок был Гондолин, но ветра рекли: у этого нолдо иной удел, чем у Хуора и Хурина. Орёл направил свой полёт на юг, через пустынный Димбар.

+1

730

Эльф не ждал, но орел ответил:

- После моего удара обернулся скользкой змеей и уполз в лес, где мы не можем навредить ему.

Слова великой птицы упали тяжело и нолдо исполнился горечи. Значит тварь ушла... Все тщетно и нет надежды... Но орел продолжал:

- Но вижу, что и он нескоро сможет вредить эльдар и эдайн.

И Аикарамат даже приподнял голову услышав это. Не худшая весть. Пусть хотя бы так. Орел смог достать Темного! Но птица продолжала:

-Благодаря тебе.

Эльф удивленно расширил глаза и надолго замолчал. Посланец Сулимо не стал бы врать или преукрашивать, и по тому сказанное нужно принять как должное... Хотя эльф не видел что бы он сделал особого; феаноринг просто делал так как ему делать было естественно, а в этом нет подвига... Но этого оказалось достаточно что бы устранить слугу Моринготто, пусть и не на всегда...

- Ты потому спас меня? - прошептал нолдо. Эльф чувствовал что все больше замерзает: из-за ветра ли, или из-за потери крови... Но Аикарамат не боялся, он доверял тому что происходит, к чему бы теперьне вела его судьба. Вот только...

- Он забрал мой голос, - произнес эльда. Он не знал к чему он это сказал. По тому что бывший менестрэль не ждал исцеления, или желания пожаловаться, не ожидал что пожалеют... Но слова просто вырвались... Какая разница? Аикарамат прикрыл глаза, чувствуя опустошение.

+1

731

- Такую помощь получает не всякий, - голос птицы звучал сейчас отстранённо, так, что трудно было понять: согласился ли он с тем, что спас Аикарамата именно благодаря тому ущербу, что он сумел нанести Саурону или же это скорее судьба. Иные были вынесены орлами ради того, что совершили, иные - ради того, что им только предстояло совершить. И обыкновенно они не получали ответа на вопрос "Почему именно они?"

Но эта отстранённость не была равнодушием. Орёл тревожился о раненом и спешил помочь. Услышав о голосе, он ответил не сразу - и для птицы утрата голоса была бы великим несчастьем. Но и покалеченное крыло - тоже; а Маэдрос, коего вынес их предводитель с Тангородрима, сражался с врагами ещё яростнее, чем прежде; и белое пламя было разделено на двоих.

- Я не умею исцелять, - с уважением к воителю соединялось сожаление, - Но я отнесу тебя к твоим родичам.

Под взмахами могучих крыл всё скорее проплывали земли внизу, и всё приближался широкий Сирион, за которым начинался свободный, не омрачённый врагами Бретиль.

Отредактировано Замысел (13-05-2018 14:13:19)

+1

732

- Такую помощь получает не всякий, - отозвался орел. И нолдо мысленно согласился. Не всякий. А он почему не всякий? Вопрос был вялым, не требующим ответа, тем более сложного ответа, над которым нужно думать. Еще нолдо запоздало удивился что орел слышит его, а он (при таком-то ветре) слышит орла. Но удивление тоже было вялое, из тех о котором почти сразу забывают...
Холод почти отступил. Уютно не стало, но нолдо засыпал, и ветер гладил его лицо. Аикарамат никогда раньше не летал, но зато скакал на лошади, стремительный и свободный, и ветер целовал его и трепал волосы, а впереди него мчался Лорд, и все что было-небыло, стоило этого полета, в свите Охотника...

-... Но я отнесу тебя к твоим родичам. - Откуда-то издалека донесся голос Манвэ. И Аикарамат улыбнулся сквозь полузабытье.

+1

733

Нолдо не задавал больше вопросов - даже о том, куда именно его несут. Он засыпал, обессиленный пережитыми муками, этим необычайным поединком с Сауроном, потерей крови. Стоило спешить. Берена из земель врага удалось донести до Дориата прежде, чем он потерял слишком много крови, а эльдар лучше переносили раны, чем Смертные. Правда, с ним была дочь Мэлиан; целитель, что будет помогать этому нолдо, не будет обладать такой силой.

Стоило спешить.

Орёл пересёк Сирион и полетел над лесом, столь несходным с губительным почти для всего живого и свободного Таур-ну-Фуин. Он видел сверху людей Дома Халет - большей частью женщин и детей, хотя и часть воинов вернулись к своим семьям, в свои гнёзда. Но эдайн не были народом спасённого, и они не считались искусными в целительстве.

В той части леса Брэтиль, что была дальше от границ Дориата - восточнее тех мест, где остались незримые следы Берена и Лютиэн, и Хуана, и Келегорма с Куруфином - сейчас остановился отряд нолдор, помогавший беженцам из людей. Были в отряде и целители, а предводительствовал им Лорд Келегорм. Туда, на поляну и устремился орёл, и там осторожно разжал лапы, так, что Аикарамат не упал, а мягко опустился перед Лордом Дома Феанора.

И кто-то из нолдор вскрикнул, узнав:

- Аикарамат?!

Всё возможное, что мог сделать для него орёл, было сделано. Здесь ему могут помочь даже скорее, чем если бы можно было отнести его в защищённый от врагов Ондолиндэ. Там к покалеченному в плену тоже бросился бы целитель, но там его не назвали бы по имени. Теперь всё зависело не от быстроты орлиных крыл и даже не от судьбы, но от самих нолдор.

И от самого Аикарамата.

Ныне он был свободен, и он был среди своих.

Отредактировано Замысел (14-05-2018 16:35:37)

+1