Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Таур-на-фуин.

Сообщений 91 страница 120 из 733

91

http://sf.uploads.ru/t/m7Qdn.jpg

Аикарамат говорил к другу, но долгое время Нумендиль, вцепившись пальцами в его руку, с напряжением всматривался в лицо феаноринга и нолдо понял в чем дело - Нумендиль искал подтверждений что не морок говорит с ним. А потом вдруг облегчение озарило лицо измученного квэндо. И, откуда-то из глубин естества, появилась улыбка - бледная, но несущая в себе бесконечное тепло.

- Я... ошибся, прости. Теперь нас точно ждут... как особых гостей. Но он не забрал тебя, прочее неважно.

Аикарамат не смог не ответить улыбкой на улыбку. Она была словно радужный мост от сердца к сердцу.

- Если они нас схватят, увы, ты будешь почетным гостем, - печально отозвался эльф. - Что же до меня... я почту за есть разделить твою участь. У нас хорошо получается противостоять Тьме вместе. Ведь мы уже прошли через столько испытаний для духа...

Они улыбались, глядя друг на друга, и вряд ли бы кто кроме родичей мог понять их. Два нолдо говорили о страшной участи что возможно ждала их, но не было страха, лишь глубокая печаль и светящиеся радостью глаза. Оба измученных эльфа прошли через страшные вещи, но страдания дали им друг друга, подарили им несказанную победу над своими собственными призраками.

Нолдо был ранен и все же с болью смотрел как его друг тяжело поднимается на ноги. Шанс ускользнуть был, но как же невелик сейчас казался нолдо это шанс. Один раненый, но свежий духом, и один исцеленный, но измученный душей и телом... Словно во сне Нумендиль заставлял свое тело двигаться вперед и феаноринг сжал челюсть - он прекрасно знал это состояние, когда лишь воля тащит тебя, заставляет шевелиться, а обессиленное тело безропотно повинуется. 
Молча нолдо подошел и обнял родича за плечи. Они стояли перед крутым подъемом, на который нужно было успеть вскарабкаться раньше чем враги успеют сделать засаду.

- Я должен предупредить тебя друг. - Внезапно вспомнил Аикарамат. - Морок может принимать любое обличие. Он являлся ко мне в образе Феанаро... И я чудом не поверил его словам, и чуть не отказался от жизни из-за этого. А потом... Саурон обернулся моим погибшим товарищем... И я не знаю глубин его коварства - быть может в следующий раз он попытается стать тобой, или мной, или кем-то еще из наших близких. Так пусть будет между нами условный знак, что бы никто больше не смог нас обмануть. Если ты встретишь того в ком будешь сомневаться - попроси обменяться с тобой именем Элентари. Ни одна Темная тварь не сможет повторить это имя. И мы будем знать правду.

Феаноринг еще раз внимательно осмотрел склон. Эта часть пути не могла им дать защиты от стрел, но теперь эльф был уверен что в них не будут стрелять, а захотят взять живыми. Подъем был крутым и долгим, и Аикарамат мысленно разделил его на три отрезка с двумя привалами и последним - на выходе из ущелья.

Обвязав друга веревкой поперек тела, роквен второй конец закрепил на себе.

- Я возьму это? - Больше сообщил чем спросил Аикарамат, и забрал у друга кинжал - по тому что нолдо был совсем не уверен выдержит ли его собственный клинок вес взбирающегося эльфа. - Пойдем... Нилдо. - Тепло тронул феаноринг Нумендиля. Сам воин был сокрыт под именем Изгнания, и не хотел произносить вслух имени друга. А потом вдруг решился, и открыл нолофинвингу мрачную правду. - Враг будет рад видеть и меня... я насмехался над ним во времена Непокоя, а Темный Властелин не прощает оскорблений.

С этими словами эльф двинулся вперед, цепляясь правой рукой за камни и подтягиваясь, а левой рукой вгоняя кинжал в щели, что бы, если сорвался, иметь страховку. Эльф верил что сейчас в его обновленной душе хватит сил что бы выдержать на раненной руке вес их двоих достаточно долго что бы успеть нашарить опору. К счастью подъем был не отвесный, а всего лишь крутой. Нумендилю будет тяжело... но они должны справиться.

На 3+ дорога до первой площадки привала пройдена.
[dice=1936-16]

+1

92

- Он обращался Феанаро? - Нумендиль отчего-то так удивился, что почти вернулся в сознание. - Я думал, у них не достанет дерзости и огня, - ему припомнился воочию, может быть, и не лучший, но уж точно ярчайший нолдо из всех, кого он знал. На самого Нумендиля Феанаро всегда смотрел, в лучшем случае, с оттенком недовольства, а то и вовсе как на пустое место, делая вид, что не замечает его и ему подобных. Но нельзя было не восхищаться силой фэа, горящей в нем - как и великими творениями его рук. Камни, что ныне в короне Моргота. Эльф закусил губы, невольно представляя возможность вскоре увидеть их вновь.

- Тобой он уже оборачивался, - усмехнулся. - Я поверил. Так что ты прав в своём предложении. Так и сделаем.
Отрывочными фразами говорить было проще: не разбегались мысли и не сбивалось дыхание.

Нумендиль без слов отдал кинжал. Кивнул на предупреждение Аикарамата: кажется, пока он не мог больше ужасаться дурным вестям, принимая как должное.
- Меня он тоже знает. Встречались...- вспомнив о решении предупредить, ответил на удивление спокойно, будто речь шла об обсуждении старых знакомых в Оссирианде или Дориате. Но начало движения вверх оборвало разговор.

Феаноринг принимал основную нагрузку на себя, выбирая путь, поддерживая идущего вторым в несложном для здорового, но опасном и труднопроходимом для двух измотанных беглецов маршруте.
Справляясь с тягостным желанием остановиться, отдаться слабости и тупому безразличию, Нумендиль подгонял себя мыслями о друге, который едва не умер - но шёл вверх с упрямством и рвением, какому можно было позавидовать и в мирные лёгкие дни. Но на штанине его расплывалось кровавое пятно, напоминая о едва забинтованной ране, и пальцы несколько раз, скользя, едва не срывались с опоры. И нолдо, сжимая зубы, заставил себя вспомнить угрозы Саурона в адрес Аикарамата, и собрал разваливающуюся перед глазами реальность, усилием воли вынуждая тело работать. Он успел вовремя. Другу попался неустойчивый камень под ногой, он чуть не сорвался, замер, восстанавливая равновесие, а после, когда продолжил дорогу, ему более не  пришлось тащить на себе двойной груз. Голфинг, борясь с головокружением, продвигался сам, готовый, в случае чего, поддержать сотоварища, если силы оставят его.

Так они добрались до первого безопасного места.

0

93

Дорога до второго места передышки: успешно ли?
3+ доберемся без потерь
[dice=11616-16]

0

94

http://sg.uploads.ru/t/m4eFM.jpg

- Меня он тоже знает. Встречались.. - словно между прочим ответил Нумендиль и Аикарамат похолодел. Значит... как только друга приволокут к Моринготто, тот сразу поймет что перед ним не Верный Нолофинвэ, а друг Турукано... И нолофинвинг знал это с того момента как Саурон обещал ему страшную почесть... "Ну уж нет. Вы нас еще не взяли!" - глаза эльфа сузились, и словно гонимый чем-то феаноринг с упорством заставлял свое тело подниматься вверх.

Но усилия были слишком тяжелы для раненой плоти. Эльф чувствовал как поддоспешник стал мокрым и теплым, от открывшейся раны, как липла к ноге штанина... Мир начал качаться перед глазами, а в уши словно набили пульсирующей ваты, друг, который почти безвольно брел вослед казался подобным каменной глыбе... Но феаноринг должен был двигаться вверх, прочь из западни... Так по крайней мере нолдо повторял себе это, в том числе и в миг когда камень пошатнулся и склон поехал под ним - эльф бы упал и увлек за собой вниз родича если бы сильные руки не удержали его. Повернув голову нолдо увидел сосредоточенное лицо Нумендиля. Благодарно улыбнувшись другу, вышедшему из оцепенения, эльф снова двинулся в перед. Короткий отдых на первом уступе - и следующий переход.

Второй отрезок пути показался Аикарамату еще тяжелее первого. Но - огонь в груди, растревоженный Ирмо горел ровно и яро и нолдо одолел подъем, хотя сам и не помнил как.

- Что сделал с тобой Темный? - отрывисто спросил Аикарамат когда они прижались спинами ко второму уступу, что бы немного отдохнуть перед последним рывком. Прозвучало требовательно, похоже на допрос и феаноринг мотнув головой тут же поправился позволяя тревоге звучать в голосе. - Не отвечай если не хочешь. Я просто... мне больно тебя видеть. Я хотел бы быть рядом... друг.

Нужно было перевязать раны... но время уходило... Да и перевязывать раненого на узком и шатком карнизе было трудно.

- Пойдем, - заставил себя улыбнуться роквен. - Я дойду. Я ... надеюсь что не подведу тебя снова. - И эльф вернул родичу его кинжал, по тому что они явно менялись ролями в связке.

Дорога до вершины ущелья: успешно ли?
3+ доберемся без потерь

[dice=9680-16]

+1

95

Тень
http://sf.uploads.ru/t/zwpnj.jpg
Двое нолдор уже добрались до площадки с небольшим деревом. Наверху можно было передохнуть.
Только отдышавшись, они поняли, что в тишине нет других звуков кроме их дыхания. Тишина стояла над ущельем, плотной ватой окутала все вокруг. И... еле слышные слова плыли над омертвелой землей. Темные слова.
Сзади полыхнуло багровым огнем и  из темной пасти подземного хода вверх ринулась тьма. Все ущелье окуталось мраком. Снизу и издалека послышались испуганные вопли орков. Хриплое дыхание клочьями рвалось из легких... и шепот... Жуткий, пробирающий холодом шепот во тьме. - Вам не уйти, я настигну вас! Сдавайтесь и падите предо мною!
Жухлая трава на площадке как-то сразу высохла и по ней зазмеились кристаллики льда. Высохшие и страшные сосны на краю ущелья размахивали иссушенными ветвями. Одно из любимых орудий Врага - мороз сковало все вокруг, лишая воли, вымораживая тепло и только огонь в груди горел ровно и ярко. Холод стремился окутать, выпить тепло и жизнь, погасить Пламя.
Над краем ущелья раздался жалобный и какой-то обиженный вой и звук хрустящих, удаляющихся шагов.
- Поворачивай, глупая тварь! -  раздался властный женский голос откуда-то сверху. - Охранные Чары слабеют, хозяину нужна наша помощь, идем же, волчара! - И хруст инея наверху возобновился, слегка удаляясь от уступа, На котором росла хилая и чахлая сосна.
Внизу послышались булькающие звуки и стук падающих тел. Тьма не щадила даже своих слуг. Жалкие марионетки, теперь они падали наземь.
Истошные крики нескольких орков оглашали ущелье, отражаясь от стен.
Тьма, ужас и неизбежность.
И в ней... В ней послышались слабые, неверные, сломленные, но набирающие силу голоса, взывающие к Варде. Тьма захлебнулась яростным криком и мрак медленно растаял под ярким светом Анар, пробившемся сквозь пелену туч, окутывавших Лес густым покрывалом долгие годы.
Свет согрел беглецов и дал им новую надежду.
В ярком солнечном свете стало видно дно ущелья. Из скалы на площадке еле еле бил ручеек, скапливая воду в ямке у корней сосны.
Вскоре тучи снова плотно затянули брешь в своих рядах и ущелье погрузилось во мрак. НО мрак не такой плотный.
Возможно эльфам послышались слова, призывающие Светлую Элберет, может это был морок Тьмы, а может там, позади были их сородичи. А теперь снизу, из пасти входа слышалось щелканье бича и крики. Из темного прохода больше не полз едкий сумрак. Ущелье выглядело мрачно, но вполне обычно. На другой стороне ущелья, там где были ступени, виднелись несколько орков, лежащих на земле и прикрывших голову и уши когтистыми темными руками. А вот над уступом слышна была какая-то возня. Опасность отступила, но не надолго.

+1

96

Никогда прежде путь по скалам не был столь тяжек и бесконечен, даже когда нолдо однажды отправился за вестями к гнёздам великих орлов, в Криссаэгрим, и заблудился, четыре дня пространствовав по ледникам.
Но вот под ногами образовался надёжный уступ, и можно было несколько минут просто дышать, забыв обо всем, давая короткий отдых телу.

- Что сделал с тобой Темный?
- спросил сотоварищ, тратя драгоценное дыхание.
Он имел право спрашивать, Нумендиль понимал: слишком сейчас их жизни зависели друг от друга, чтобы можно было требовать доверия и не оскорбляться - ведь никто не из стали... Но Аикарамат прибавил, неожиданно мягко: - Не отвечай если не хочешь. Я просто... мне больно тебя видеть. Я хотел бы быть рядом... друг.
И эльда опять улыбнулся. Невозможно было привыкнуть и не радоваться, обманываясь в отношении к себе этого феаноринга... в лучшую сторону.

- Кажется, он хотел проникнуть в мой разум, - помедлив, ответил. - Хотел, чтобы я сдался ему добровольно. Оказалось, что это... неприятно, -нехотя добавил он, со стыдом вспоминая, что готов был бежать, если бы не Аикарамат.

Осталось пройти последний отрезок пути, последний рывок. Но тьма спустилась над головами, и эльдар пришлось повиснуть, прижавшись к скале, замереть в неудобном положении, в каком их застал раздавшийся словно бы отовсюду жуткий голос:
- Вам не уйти, я настигну вас! Сдавайтесь и падите предо мною!
Проклиная ненавистный холод, Нумендиль закрыл глаза и из последних сил цеплялся за выбоины в камне, чтобы не скатиться вниз. Сверху явно кто-то ходил, но страх перед возможной угрозой орков был не так силён, как желание хоть как-то вернуть тепло стынущей крови. Сквозь шум в ушах он расслышал:

- Поворачивай, глупая тварь! Охранные Чары слабеют, хозяину нужна наша помощь, идем же, волчара! -
произносила эти слова... женщина?

Внизу дурно завыли орки, заглушая тихие звуки эльфийских голосов. Там, внизу, кто-то тихо пел к Варде Элберет. И тень захлебнулась в собственной ненависти, хлестнув морозом напоследок, и откатилась, выпуская в эти давно затерянные в сумраке края живой свет Анора.

Нумендиль, вспоминая, как дышать, открыл глаза, обернулся к другу, с тревогой. Рывка веревки не было, значит, он не сорвался. Но что стоило ему удержаться, можно представить.

- Жив? - спросил на выдохе.

+2

97

http://sf.uploads.ru/t/MZWTD.jpg

Кажется вопрос Аикарамата был нелегким. Нолдо сначала дружески улыбнулся, но затем помрачнел и помолчал прежде чем ответить:

- Кажется, он хотел проникнуть в мой разум. Хотел, чтобы я сдался ему добровольно. Оказалось, что это... неприятно.

Слова были ужасающими. Феаноринг слышал истории вернувшихся из плена, и он понимал что означала попытка Саурона проникнуть в разум друга - эльфы называли это пыткой Волей.

- Прости, - только и смог вымолвить роквен. - Ты спас меня и за это враг мучил тебя. А я заставил тебя карабкаться на этот склон... и у тебя еще хватило сил поддержать меня...
Нолдо замолчал отведя глаза. Он понимал что в великом долгу перед своим родичем. И восхищался его стойкостью, отвагой и верностью.
- Ты не только благороден, но и доблестен. Для меня честь быть подле тебя.

Но едва эльдар решили двигаться дальше как сумрак сгустился еще больше и в нависшей ледяной темноте раздался голос:

- Вам не уйти, я настигну вас! Сдавайтесь и падите предо мною!

- Мечтай! - прорычал с вызовом и насмешкой в голосе феаноринг. И тут же порадовался что он не выкрикнул свой ответ - над их головами раздался голос и звуки шагов.
Нолдо сжал зубы по тому что пальцы левой руки свело судорогой - "Надо выбираться" - с отчаянием подумал квэндо. Даже не страх, а стылый ужас пытался вползти в душу феаноринга, а это, в свою очередь вызывало приступ ярости у нолдо. И в эту минуту чей-то голос воззвал к Элентари, и с воем Тьма разлетелась обрывками тумана, а над ними блеснул луч солнца. И Аикарамат подумал что такой прекрасной Ариен была для него лишь в первые дни своего прихода. И выныривая из яростного и ледяного тумана эльф услышал:

- Жив?

Аикарамат взглянул на бледного и измученного друга. Остатки злого тумана еще были в его душе и нолдо решился бросить вызов не Саурону даже, а всему тому что случалось вокруг них - он должен сделать это для друга.

Взяв, раненой рукой, за плечо Нумендиля нолдо прикрыл глаза, примиряясь с болью, и придерживаясь здоровой рукой за камни, спустился вновь на только что покинутую площадку. В лучах уходящего за пелену солнца, эльфы увидели ручей, который не заметили раньше - вода едва сочилась и не журчала.

Родичи переглянулись. Аикарамат знал что сейчас последует - изматывающий спор о том кто будет пить первым.

- Я буду первый. - Предупреждая слова друга сказал нолдо. - Но в следующий раз будешь первым ты. С этими словами эльф опустился на колени, его лицо все же исказила боль, но роквен лег и приник губами к влаге. И это было... наверное звериное блаженство. Он не знал сколько времени он пил - показалось с четверть часа, хотя на самом деле, конечно, прошло едва ли пара минут.

- Теперь ты, - выдыхнул феаноринг, отползая от ручья и приваливаясь к камням, давая место другу.

- Я хочу сказать тебе... Я только сегодня это понял. - Нолдо перевел дух и продолжил. - Валар не отвернулись от нас. И не только по тому что Манвэ послал орла спасти Маитимо. И не по тому даже что орлы отбили тело Нолофинвэ... Но еще и по тому, что Ульмо благоволит одному нашему знакомому. Понимаешь о чем я? - эльф усмехнулся. - Они не оставили нас. По-этому откликнулся и Ирмо на твой призыв. - Аикарамат улыбался. Улыбался светло и как тот, кто знал тайну. - И во мне еще остались силы что передал Лориэн - я должен потратить их наилучшим образом и мне кажется я знаю как.

И нолдо запел. Не тревожась о том кто их услышит - ибо Саурон и так знал где они. Нолдо пел и творил собственные чары - смывая тень ужаса с сердца друга, отсекая все что нависло над ними, впуская свет звезд и светлую тоску. Они идут сквозь ночь...  но... они дети Единого, они несут Пламень в себе и пусть ничем кроме горящего сердца ослабевающий от ран феаноринг не может прикрыть друга, он сделает хотя бы это.

https://zf.fm/song/1598743

+1

98

Светлая песня отразилась от стен ущелья и эхо усилило отозвалось голосами, которые вплетались в песню. Вроде бы пел один Аикарамат, а вроде бы и не только он. Тьмы внизу не осталось. В тусклом свете видно было дно ущелья и вид открывался довольно далеко вокруг. Повсюду были следы мучений этой земли - обломанные стволы некогда прекрасных сосен - теперь они валялись неприглядными остовами,стащенные в кучу неизвестно кем, многие были порублены и кучи дров лежали, небрежно сложенными поленницами. В одном из стволов виднелся даже небрежно забытый нерадивым дровосеком грубый топор. В нескольких местах виднелись слепые глазницы забоев и шахт, отвалы пустой породы. Вся же расщелина была покрыта ржавой пылью и пеплом. Невысоко над входом в логово поднимались в небо низкие корявые трубы. Казалось они держатся только за счет многочисленных подпорок. Сейчас над ними не было ни марева, ни дыма, но сами они были покрыты толстым слоем сажи, вероятно из них вырывался некогда огонь.
Рядом с ямкой, в которой бьет родник, есть несколько камней рыжего цвета, покрытых пушистым слоем ржавчины. (Надо кинуть кубик чтобы определить, что это за металл.) Вода оказалась холодной и свежей, с легким привкусом металла. Видимо Враг не смог истребить всех ручьев, некогда в изобилии бежавших здесь и питавших великолепный сосновый лес.
Песня держалась еще некоторое время. И с неба посыпался дождь из истлевших сосновых иголок. Порыв свежего ветра пронесся по ущелью, унося могильную затхлость и неся свежий запах неизвестно откуда взявшегося здесь моря и нагретой солнцем хвои.

0

99

http://s3.uploads.ru/t/PvyeN.jpg

0

100

Аикарамат поступил мудро, хоть и оговорился о "следующем разе": Нумендиль хотел поправить, что первым должен пить тот, кто ранен тяжелее, но говорить в спину приникшему к источнику другу не хотелось, а потом стало не до того, слишком уж невмоготу было бы отвлекаться от утоления собственной иссушающей жажды. Благодаря звезды за внезапный подарок, эльда умылся и выплеснул несколько пригоршней воды на спутанные волосы, наполнил флягу, слегка вздрагивающими от озноба руками закрепил её на поясе... И тут феаноринг заговорил:

- Я хочу сказать тебе... Я только сегодня это понял.  Валар не отвернулись от нас. И не только по тому что Манвэ послал орла спасти Маитимо. И не по тому даже что орлы отбили тело Нолофинвэ... Но еще и по тому, что Ульмо благоволит одному нашему знакомому. Понимаешь о чем я? Они не оставили нас. По-этому откликнулся и Ирмо на твой призыв. И во мне еще остались силы что передал Лориэн - я должен потратить их наилучшим образом и мне кажется я знаю как.

Нумендиль слушал, замерев и не перебивая. Сам того не зная, Аикарамат сейчас отразил удар Саурона, который пробил броню вернее попыток сломить мучительным давлением злобной воли. Лориэн помог, откликнулся, не отвратив взор от изгнанников, и ложь про едва не преданную в лапы Тьмы душу друга оказалась ложью! Квэнди - он не находил слов, а феаноринг запел, и в песне звучала тёплая поддержка, на которую можно было опереться, как на вовремя поставленное плечо.

- Ты даже не ведаешь, как дорого отданное тобой, -  выдохнул он. - Я дважды теперь обязан тебе. Твои слова, твоя песня важней исцеления тела...

Нумендиль встал, распрямившись, и впервые за несколько дней он сумел разогнуться по-настоящему, избавившись от каменной тяжести, давящей на плечи. Казалось, что и взгляд прояснился впервые за дни с начала проигранной битвы. Мир кругом выглядел изуродованным и покалеченным, но теперь эльф видел: это были исправимые беды. Отчаяние разжало когти, и разум прояснился, позволяя разглядеть возможности, а не только ловушки.

- Здесь будет много работы, когда враг сгинет, - вырвалось у нолдо помимо воли, разглядывая разрушенный Дортонион. Тут же он вспомнил, кому обязан этим светом, и обернулся к Аикарамату.
- Твой дар бесценен. А я и забыл, что ты менестрель, - добавил он, и в интонациях звучали благодарность и признание собственной оплошности. - Как будто это, - Нумендиль с некоторым отвращением кивнул куда-то в сторону уродующих землю сооружений, - было важнее.

Он протянул руку другу: сейчас ему вновь верилось, что путь, лежащий впереди, прям и тверд, а, значит, - преодолим.

- Выберемся наверх, - сосновые иглы дождём осыпались с неба, путаясь в мокрых волосах и рваной одежде.- Возможно, вернуться ещё придётся. Но сейчас лучше идти, - в голосе его звучало редкое, неподдельное тепло.

Последний отрезок пути оказался не так тяжек - или это песня придавала сил. Нумендиль осторожно проверял, нужна ли помощь Аикарамату, но тот, хоть и опирался на веревку, которой был обвязан голфинг, но все же двигался вверх сам. "Надо поискать наверху целебных трав", - мельком подумал нолдо. Незалеченные раны сотоварища вызывали тревогу.
От ног беглецов осыпался мелкий каменный песок и пыль, оседавшая куда-то вниз, на уродливые трубы. Прошло меньше четверти часа, как нолдор удалось перевалиться через край обрыва,выбираясь из проклятого ущелья наверх.

+2

101

http://sa.uploads.ru/t/bB3nd.jpg

Менестрель закончил петь и светло улыбнулся, глядя на друга - изможденность покинула его лицо,  словно тень отступила и что-то перестало терзать душу.

- Ты даже не ведаешь, как дорого отданное тобой. Я дважды теперь обязан тебе. Твои слова, твоя песня важней исцеления тела...

- Не будем больше считать кто кому чем обязан. Мы слишком много сделали друг для друга что бы... все еще думать об это. Просто я буду помнить что ты сделал для меня и знаю что ты тоже будешь.

Удивительно, но даже мир отозвался на песню и словно затрепетал вокруг:
- Здесь будет много работы, когда враг сгинет - задумчиво и серьезно сказал Нумендиль, стоявший легкий и ясный среди искаженного пейзажа. И феаноринг не мог не улыбаться, наслаждаясь его видом. Тень отступила, теперь друг готов был сразиться с нею и победить.
- Твой дар бесценен. А я и забыл, что ты менестрель.  Как будто это, было важнее.

- Не мудрено, - засмеялся Аикарамат в ответ. - Я и сам забыл. Как-то... не до песен было. Я в последние годы пою куда реже чем раньше... И, ты, наверное, еще не понял - но то что мне удалось сделать - удалось благодаря тебе. Это наша совместная победа, друг.

Роквен хотел протянуть руку родичу, но Нумендиль опередил его в этом желании. И двое нолдор стояли посреди Таур-ну-Фуин смотря сияющими глазами друг на друга - не взирая на проклятие места они пережили в нем обновление и получили вещи о которых и не мечтали.

Лес вокруг стих. Не осталось звуков что им слышались - ни слов, ни ударов бичей... Словно это был морок. Аикарамат был бы рад, окажись это лишь злые чары, но... не могла Тьма призывать Элентари. Там, внизу, остались родичи. И двое беглецов ничего не могли с этим поделать. И хорошо если друг не будет думать об этом и как можно дольше сохранит свою неомраченность.

- Выберемся наверх. Возможно, вернуться ещё придётся. Но сейчас лучше идти, - словно услышав его мысли заговорил Нумендиль. Значит... нолофинвинг тоже все понимал. И имел надежду. Менестрель хотел возразить что это самоубийство и никому они не помогут... но слова замерли на губах. Иногда... нужно было просто поверить. И если друг имеет веру в что-то что выше понимания... то Аикарамат сможет просто быть рядом и, быть может, через это тоже однажды обретет эстэль.
"Есть ли что-то общего между верность и эстэль?" - подумалось эльфу.

Воздух стал чист и наполнен ароматами живого леса, и подъем оказался намного легче чем нолдо думал. Нога отзывалась болью каждый раз как на нее опускался вес, но все равно держала. То ли отдых и питье, то ли облечение от расступившейся Тени, давали себя знать, но вскоре квэнди выбрались наверх.

- Спасибо, - слегка запыхавшись сказал феаноринг, выпуская из своей ладони веревку.

Перед ними простирался все тот же искривленный лес, хвоя под ногами была взрыта мощными лапами, но пока врага не было видно.

- Давай уйдем как можно дальше, - предложил Аикарамат, стараясь одной рукой распутать узел, опоясывающей его веревки. Это никак не получалось и тогда нолдо рассек его кинжалом.

+2

102

Впереди лежала неровная местность. Взгорья и холмы покрывали гигантские искореженные ненавистью Моргота сосны. Большинство было согнуто  к земле и покрыто корявыми наростами и грибами. Но лес жил. Иссушенный зноем, истерзанный морозом, упрямо не поддавался и из всех сил жил. Говорят, во времена юности Арда, здесь любила танцевать сама Йаванна и соловьи пели ей, а она кружилась в танце. Теперь ветви покрывала сгнившая хвоя, и стволы были покрыты слезами желтой смолы. Кое где рядом с мощными стволами упрямо поднимали вверх пушистые зеленые иглы молодые ростки. В ветвях, сваленных после бури скрывались ростки травы. Отжившие свое ветви защищали побеги от зноя и заморозков. Жухлая и белесая трава была покрыта инеем, видимо и сюда докатилась волна холода и мрака.
Впереди примерно на триста шагов лес был свален и из земли торчали только короткие и широкие пни. Земля была изрыта следами когтистых лап. На самом краю ущелья, над уступом, с которого поднялись эльфы, была отчетливо видна цепочка следов, а к западу, вдоль ущелья, отдаляясь от них скакал некто на матером волке. Черный плащ развевался на ветру как крылья ворона.
Вдалеке, у самого края леса, более чем тысяче шагах к востоку лежала большая куча веток, и рядом с ней пестрел белым, черным и синим холм из тел. Ветер переменился и принес непереносимый смрад, а сосны оплакивали гибель друзей леса. Эльфийское зрение позволило нольдор увидеть, что рядом с кучей тел стояло три больших волка и пировали останками, дерясь за самые лакомые.
Рядом с курганом из тел собраны в кучу вещи - оружие, кольчуги, сапоги и прочее. Пятеро орков роются в куче, в данный момент они дерутся за какую то вещицу. Слышен их лающий говор на темном наречии. Один орк побольше, остальные мелкие.
Прямо перед краем уступа с которого поднялись эльфы, виднеется также цепочка свежих следов ведущая к груде тел. Вероятно часовые ушли поближе к добыче.
Тучи на небе довольно плотные, видимость не очень большая. Путь прямо перед эльфами открыт, пни и рытвины создают достаточно укрытий, ветер дует с востока.
Прямо впереди, на север ведет расчищенная от бурелома просека, и на ней тоже видны следы орков.

+1

103

- Давай уйдем как можно дальше,  - негромко проговорил Аикарамат, освобождаясь от веревки.
- Нам нужно найти укрытие, - ответил Нумендиль, с тревогой глядя в бледное лицо феаноринга. - Хотя бы для того, чтобы заново перевязать тебя. И еще... там, внизу, я слышал голоса эльдар.
Он знал, что едва держащиеся на ногах нолдор едва ли смогут помочь пленникам, которые призывали Элберет на дне ущелья. Но не в силах был просто развернуться и уйти, пока ещё держал в руках меч, пока считал себя способен что-нибудь сделать...

Эльда осторожно поднялся на ноги и огляделся, выбирая путь. И почти мгновенно таким же плавным движением вернулся снова на землю, прячась за так удачно прикрывающий беглецов вывороченный комель гигантской сосны. В то же время ветер изменил направление и  принёс отвратительный, страшный запах разложения.
Опершись коленом в землю, тихо обернулся к сотоварищу - хотя теперь уже,возможно, в тишине не было смысла: твари могли заметить движение и учуять присутствие живых.
- Там орки и волки, - выговорил он, указывая кивком  направление. - Делят добычу, - выдохнул с нескрываемой ненавистью.
С трудом взял себя в руки, добавляя:
- Вряд ли мы минуем их незамеченными...

+2

104

Почуяли ли ли нас враги - 2 из 6 - да.

[dice=9680-16]

Кубик на перемену ветра.

[dice=5808-18]

0

105

http://sd.uploads.ru/t/Is6vt.jpg

Они выбрались и Нумендиль тревожно и напряженно смотрел на родича:

- Нам нужно найти укрытие. Хотя бы для того, чтобы заново перевязать тебя.

Аикарамат вздохну. Да, это была правда. После такого подъема его повязки снова пропитались кровью, их следовало сменить, попытаться стянуть заново раны, вот только... на это требовалось время, которого нет. Эльф напряженно думал. Если они будут пытаться бежать, то перевязки все одно на долго не хватит, нога опять начнет кровить. Разве что отыскать где сухого мха и побольше его привязать к ране. По тому что если они будут оставлять за собой кровавые следы, волки слишком легко выследят беглецов.

- И еще... там, внизу, я слышал голоса эльдар.

Феаноринг тяжело посмотрел на родича. Что было сказать? "Да, там внизу наши братья, но мы не можем им ничем помочь. Нам будет очень жаль, но мы должны спасаться сами и хотя бы не порадовать врага еще и нашими жизнями." - так? Да, если думать логически то все так и именно так.

- Мы едва выбрались из ущелья, - начал было говорить роквен и замолчал. Если два еле живых эльфа смогли выбраться, то что мешает сделать то же нескольким эльдар? Тем более вряд ли пленники в худшем состоянии чем сейчас сами нолдор. Да и вряд ли Логово хорошо охраняется, иначе бы их схватили еще в низу... Да, похоже некий шанс есть...
- Это безумие, - отрицал феаноринг, но его голос уже выдавал его согласие. Если они сейчас уйдут - они всегда будут знать что бросили родичей. И Аикарамат понимал что он справится с этим знанием, будет с ним жить, просто на нем будет еще одной виной больше. Но с этим же знанием придется жить и Нумендилю. Стоит ли риск того? Рискнуть плотью, или допустить что бы друг имел неизлечимую рану в своей душе. И не допустить еще одной у себя... Есть ли шанс на удачу? По тому что логически - не возможно и не правильно возвращаться. Но нолофинвинг обладал эстэль, которая позволяла ему творить чудеса - уже несколько раз за их нелегкий путь. А у Аикарамата не было эстэль, и значит не на что было надеяться, вот только... очень хотелось. "Я верю тебе друг", - невесело улыбнулся про себя нолдо.
- Так ты и не станешь мим братом по духу, - проворчал феаноринг. - Хорошо, мы отдохнем и пойдем вниз. Я не отговариваю тебя, друг, но сейчас... я скорее способен держаться за меч, чем держать меч.

Нолфинг поднялся и менестрель сжав губы понял что ему сейчас тоже предстоит встать - но родич плавным единым движением стремительно опустился вниз. Со стороны выглядело красиво. И все же Аикарамат понимал что у подобных движений есть свое не радостное основание.
- Там орки и волки. Делят добычу.

Глаза эльфа полыхали, а ветер услужливо принес весть о том какую именно добычу делят. Феаноринг помрачнел и опустил голову, как дань скорби.

- Теперь понятно откуда в низу пленники. Очевидно это те, кто выжил в бою. А там... - кивок головой в сторону кургана из тел, - те кто пал. Только странно - судя по... запаху, бой был несколько дней назад, а орки только сейчас занялись дележом. Кто же тогда их убил? - Нолдо посмотрел на друга. Ответ напрашивался сам собой и был не радостен.

Друг стал холодным и непроницаемым - очень удобный способ сокрыть чувства, заставить их молчать.

- Вряд ли мы минуем их незамеченными...

Это были страшные слова, по тому что они означали конец их нелепым попыткам спастись. Но феаноринг упрямо поднял голову.

- Это все странно, - отозвался Аикарамат. - Если враги рядом, то почему они еще не возле нас? Разве они не слышали песни, от которой словно вздох прошел по всему ущелью? Разве они не слышали злобного воя Темного, что бы не попрятаться, а спокойно продолжать дележ добычи? И разве, пропусти они все, Саурон не послал бы их сам, своей волей, сюда, что бы подкараулить нас? Что-то тут слишком многое не сходится... Что если враги, которых мы видим - лишь морок? Тогда понятно почему орки делят добычу именно сейчас - ведь их там нет, но Саурон просто дал бытие своему воспоминанию как это было дни назад.

Эльда смотрел в лицо другу:
- Я могу быть не прав, но это то, как мне кажется. Если враги лишь морок - нам нечего бояться и надо продолжать путь вперед. Вопрос куда. Туда где кажется безопасным, или наоборот - прямо на орков. Ведь Саурон мог разместить там их тени специально что бы мы устрашились и выбрали неверный путь. Что будем делать?

Уходили драгоценные минуты и нолдор смотрели друг на друга, безмолвно решая и ища правильную дорогу.

+1

106

http://s0.uploads.ru/t/qdtI6.png


Ветер шел с северо-востока. Он нес смрад и пепел и злобные выкрики орков, жалобные стоны голых ветвей. Просека впереди выглядела прямой и очень своевременной. Орки перекрывали путь на восток, а на запад ускакал всадник на волке. Самое странное, что не было больше ни теней, ни жуткого присутствия Саурона. Открытым и очевидным был путь вперед или назад. Казалось лес молчаливо пялится на эльфов. Двое таких разных. Надежда это так мало, но даже крупинка ее способна перерасти в веру. А на двоих эстель получалось по половинке на каждого. Шансы уйти от плена были невелики. Но у одного было за что умирать, а второй уже лишился всего. Саурон любил оставлять жертвам надежду, так было слаще. Тогда жертва не сдавалась, а продолжала трепыхаться и пытаться спасти. Это было веселым развлечением, даже лучше, чем пытки. Два эльфа, в его владениях. Вот нежданная удача!Расходный материал, не более. Он не чувствовал от них какой-либо угрозы. Хотя в прошлый раз он тоже недооценил Деву..и поплатился за это. Зато он стал осторожнее. Безумие и жажда не захватили его, как они это делали с его господином. Он выжидал. Эльфы не уйдут далеко, впереди ночь, а этот край и днем-то не слишком приятен.

0

107

Аикарамат хотел возразить на безумное предложение сотоварища, Нумендиль был почти готов предложить вернуться к разговору позже, но... неожиданно феаноринг произнес мрачно:
- Так ты и не станешь моим братом по духу. Хорошо, мы отдохнем и пойдем вниз. Я не отговариваю тебя, друг, но сейчас... я скорее способен держаться за меч, чем держать меч.
Нолдо только кивнул в ответ. Радость, которую он почувствовал, трудно было объяснить или облечь в слова, но то была именно радость, будто решение меняло нечто незримое в них самих - или в целом мире вокруг. Хотел спросить, что значила странная фраза про брата, но оборвал неуместное любопытство.
Вслед за коротким всплеском тепла, вновь вернулась давящая тоска, боль в сердце  от запахов и звуков разорения недавнего поля боя, кромешная усталость. Эльф потряс головой, возвращая уплывающее сознание. Закружилась голова, но потом разум все-таки немного прояснился.
В ответ на новость о близости врагов, Аикарамат, вскинул подбородок, проговорил:
- Это все странно. Если враги рядом, то почему они еще не возле нас? Разве они не слышали песни, от которой словно вздох прошел по всему ущелью? Разве они не слышали злобного воя Темного, что бы не попрятаться, а спокойно продолжать дележ добычи? И разве, пропусти они все, Саурон не послал бы их сам, своей волей, сюда, что бы подкараулить нас? Что-то тут слишком многое не сходится... Что если враги, которых мы видим - лишь морок? Тогда понятно почему орки делят добычу именно сейчас - ведь их там нет, но Саурон просто дал бытие своему воспоминанию как это было дни назад.Я могу быть не прав, но это то, как мне кажется. Если враги лишь морок - нам нечего бояться и надо продолжать путь вперед. Вопрос куда. Туда где кажется безопасным, или наоборот - прямо на орков. Ведь Саурон мог разместить там их тени специально что бы мы устрашились и выбрали неверный путь. Что будем делать?

Эльдар не раз встречались в этом проклятом месте с чудовищами, которые оказывались тенями, призраками. И Аикарамат был прав, сейчас эти твари вели себя так, будто не было ни песни, ни удара холода и темной воли, ни приказа преследовать эльфов.

- Путь на север приглашающе открыт, - негромко выговорил Нумендиль. - Прямо как в то ущелье, где мы едва не сгинули. На запад ведут следы огромной твари, если и это не морок - возможно, туда скрылся тот, кто говорил недавно почти над нашими головами. Или та... голос был подобен женскому. Но разве оставила бы тварь Врага это место, когда здесь только что звучала песнь силы? - помолчав, он рассматривал друга, пытаясь определить, насколько тот способен держаться на ногах.

Напряжение последнего отрезка пути стоило Нумендилю недешево, и кровь стучала в висках, мешая собраться с силами для очередного рывка. Каково приходилось раненому феанорингу, не стоило и сомневаться.

- Я бы предложил остаться прямо здесь и проверить, морок ли те волки и орки, - губы эльда непроизвольно растянулись в подобии кривой улыбки. Искреннее предложение слишком уж было похоже на мрачный юмор. Но даже такая сомнительная радость исчезла, когда воин продолжил: - Но вражеский обман ли это или правда - вряд ли мы сможем позволить себе отдых, думая о непогребенных телах сородичей, которые обыскивают мародеры. Пойдем на запад, вдоль ущелья, следами той, что похожа на умайя. Ведь, если это призрак, как и иные, - выглядящую самой опасной иллюзию поставят на самом верном для нас пути.

Аикарамат кивнул с видимым трудом:
- Лучшее направление охраняет самый страшный дракон. Имеет смысл попробовать.Тем более, что по-хорошему мы все равно ничем не рискуем.

В смысле последней фразы сомневаться не приходилось, и нолдор понимающе переглянулись. В очередной раз в голову пришло несвоевременное осознание, что общего у представителей Домов куда больше, чем различного...

Не давая себе больше времени на раздумья и передышку для тела - силы угасали с каждой минутой, как будто роа почувствовало слабину и решило взять свое именно сейчас, совершенно не вовремя, - он шагнул к другу, протянул руку и рывком, недостаточно аккуратно, пробормотав: "Прости", - поднял того на ноги. Закинул его руку себе на плечо, не уверенный, что иначе феаноринг сможет нормально идти, и, не оглядываясь, как мог тихо, преодолел расстояние в несколько десятков шагов, миновав несколько упавших деревьев, и почти свалился у корней огромной, устоявшей в бурях и пожаре сосны с обожженным стволом и высокими мощными ветвями.

+1

108

http://s6.uploads.ru/t/w6Ejx.jpg

+1

109

Чет - сил хватило, нечет - потерял сознание.
[dice=3872-16]

0

110

Чет - справился и дошел до сосны, нечет - потерял сознание по дороге.

[dice=5808-16]

0

111

Аикарамат согласился что они должны спасти пленных и родич... ответил светом, исходящим изнутри него. Словно было сказано нечто очень важное. Но было не то место и не было времени что бы говорить о том что понял друг и это... было обидно и досадно для пытливого ума нолдо. А глаза Нумендиля уже погасли и измотанность снова проступила на гордом лице.

- Путь на север приглашающе открыт.  Прямо как в то ущелье, где мы едва не сгинули. На запад ведут следы огромной твари, если и это не морок... Но разве оставила бы тварь Врага это место, когда здесь только что звучала песнь силы? Я бы предложил остаться прямо здесь но вряд ли мы сможем позволить себе отдых, думая о непогребенных телах сородичей. Пойдем на запад, вдоль ущелья.  Ведь, если это призрак, как и иные, - выглядящую самой опасной иллюзию поставят на самом верном для нас пути.

Нолдо опустив голову старался слушать слова друга. В ушах стучало и слова прорывались через вату.

"Ты прав. Ты мудр",  - думал про себя нолдо, но при этом сосредоточился лишь на том что бы собрать все силы своего хроа, подчинить их духу... Слова давались через силу и с трудом... но решение было принято... Теперь надо лишь встать, нельзя задерживать друга... И тут Аикарамат почувствовал на шкирке руку родича. Сильный рывок, казалось отрывающий его голову от этого чугунного тела, вздернул нолдо на ноги.

-Прости, - донесся голос Нумендиля из глубокого колодца.

- Сам будь осторожнее, - не слушающимся языком отозвался феаноринг. "Интересно, атани верят что если посмотреть днем из колодца, то увидишь в небе звезды", - вдруг вспомнилось эльфу. Недостаток сна, потеря крови, постоянное превозмогание и боль подтачивали силы эльфа. Он мог заставлять тело двигаться, но сознание плыло, путалось, петляло. - Надо посмотреть на небо, - произнес его шелестящий голос невнятные слова. - Вдруг люди правы и там звезды?

"Кажется это зовут бредом", - отстраненно подумал квэндо. Он чувствовал что друг перекинул его руку через себя и угли в ране словно начали остывать.
- Почему угли появляются только в ране? Это не правильно, кровь ведь всегда горяча, сердце пылает... может это не угли, а какие-то крошки, что осыпались с сердца? - спросил феаноринг неожиданно ясным голосом.

А потом они шли... Наверное шли. Эльф так понимал. А потом перед глазами мелькнули длинные цепкие корни. Казалось они тянулись своими концами к нолдо, что бы сковать, что бы беглец не дергался перед Господином.

- Пшли прочь! - прорычал эльф и потерял сознание, упав в сухую хвою у подножия мертвого дерева.

+2

112

Дерево было некогда воистину могучим. Ствол в несколько обхватов поднимался на тридцатиметровую высоту, а там обламывался. Даже жадный огонь не смог полностью обглодать исполина. Во время Осады на таких деревьях часто эльдар строили дозорные и сигнальные посты. Уцелевшие ветви были расположены так, что по ним можно было подняться, как по лестнице, если конечно хватит сил. Там, где дерево обломилось, на самом верху, ствол разветвлялся на несколько меньших и переплетенные ветви образовали площадку.
Все то время, что эльфы шли к дереву, орки вдали продолжали ругаться. И складывалось ощущение, что они лают одно и то же.
А вот следы, ведущие на запад были очень четкими и глубокими. День уже начал клониться к вечеру. Земля вся покрыта бурым прахом и пеплом. Какое же направление выберут усталые путники?

+2

113

Пока они шли, Аикарамат заговаривал с ним, с Нумендилем, и в первый раз слова, едва слышные, прозвучали так неожиданно, что эльда едва не замер от неожиданности, вслушиваясь:
- ...вдруг там звезды, - разобрал он. Хотелось ответить, но, казалось, мысли слились в сплошной поток: "Шаг, еще шаг, не наступить на ветку, шаг, не упасть", - и все в таком роде, и выудить из сознания подходящий ответ не удавалось.
Второй раз голос друга зазвучал чисто и ясно, но содержание слов было жутким: - Почему угли появляются только в ране? Это не правильно, кровь ведь всегда горяча, сердце пылает... может это не угли, а какие-то крошки, что осыпались с сердца?
"Он бредит", - осознал голфинг, но речь была вовсе не бессвязной и не бессмысленной, и сердце сжало тисками сострадания, до ярости на врагов, позволивших себе сделать такое с душами и судьбами свободных квэнди, до отсутствующих слез и привычного ощущения льда на ресницах, которое осталось ему в память о временах исхода.
Шаг, еще немного.
То ли привалившись, то ли упав в конце пути, Нумендиль почувствовал, как мир уплывает, но уцепился за доносящуюся и сюда невозможную вонь разложения, смешанную с застарелым запахом гари, выдернул себя на свет, почти силой. И увидел, что Аикарамат лежит без сознания, обвиснув на огромном корне. Это привело эльфа в себя, как пощечина: "Опомнись!"
Он торопливо осмотрелся, не обращая внимания на то, что картина происходящего вокруг то и дело теряет резкость, расплываясь.  Наверх, на сосну вели ступени. "Осмотрюсь позже", - решил воин. Сейчас, когда друг находился под воздействием естественного обезболивания - то есть, в обмороке, - было жизненно важно перевязать его снова.
Отрезав кусок орочьей веревки, Нумендиль перетянул ногу феаноринга повыше разреза, останавливая кровь, надорвал штанину. Дотянувшись, собрал горстью живые сосновые иглы с побегов от корней, растер их в ладонях, как мог, потом размял рукоятью кинжала, жалея об истощившейся силе рук, на которую он, как правило, не жаловался. Получившуюся сомнительную массу завернул в остатки ткани от рубашки, полил водой из фляги и промыл рану, потом привязал к ней простенькое лечебное средство, безмолвно взывая к памяти некогда прекрасного Дортониона, прося помощи в исцелении. Кровь действительно остановилась, но края раны по-прежнему разваливались, а надолго жгут оставлять было нельзя. Толчком оторвав себя от земли, нолдо сделал несколько шагов до живого, хоть  кривого и страшного молодого дерева. Нашел плачущую свежей смолой рану, каких на сосне было в изобилии, подождав, собрал немного древесной крови на ткань. Вернувшись, он болезненно поморщился - сейчас его никто не видел, можно было позволить себе слабость, - снова опустился около Аикарамата и, радуясь, что тот все еще без сознания, клеем дерева замазал края раы, сводя их вместе, снова приложил примитивное лекарство и быстро туго забинтовал бедро прямо поверх штанины, затем снял жгут.
- Куда нам с тобой податься? - на выдохе спросил он, едва слышно.
Надо было проверить и остальные раны, но руки дрожали, и эльда боялся навредить сильнее, чем помочь. Он нашарил мешок с припасами, достал сухарь и сгрыз его, пытаясь вернуть силы.

Чет - остался на ногах, нечет - потерял сознание.
[dice=1936-16]

+2

114

Чет - пришел в себя от ощущений в ноге, нечет - по прежнему наслаждаюсь покоем.

[dice=3872-16]

0

115

http://s1.uploads.ru/t/tJSEa.jpg

Возвращение было мучительным. Точнее возвращение было очень коротким - тихий стон и глаза приоткрываются, но как только мир вынырнул из небытия, феаноринг сразу вспомнил где он, почему и... что происходит. И воспоминания были безрадостны, а догнавшая их боль во всем теле и растревоженной ноге - прекрасно гармонировали и дополняли, что внутреннее ощущение, что картину вокруг.

- Друг, - позвал Аикарамат, но ответа не последовало. И беспокойство вспыхнуло красочным костром, разбрасывая искры, в душе феаноринга. Опираясь на локти (эту идею эльф быстро отставил, опираясь теперь только на правую руку) квэндо смог подняться достаточно что бы окинуть взглядом их жалкое убежище и увидеть лежащего подле Нумендиля.
Кровь кажется перестала покидать тело нолдо, но требовалось время прежде чем он смог бы восстановиться. Предательская слабость не отпускала. Ценой трудов, усилий, боли и покрывшей тело испарины, Аикарамат смог добраться до друга, перевернуть его, и... после недолгих колебаний, вытащив орочью флягу с вонючей жидкостью, сбрызнуть водой лицо нолфинга.

- Очнись, - звал родича нолдо. - Очнись, прошу тебя. Нам нужно выбираться.

Веки Нумендиля дрогнули, а Аикарамат в этот миг задумался - стоило ли будить? Не конец ли это? Далеко ли смогут уйти двое раненых? Не лучше ли было дать другу отдохнуть, остаться в блаженном забытье до тех пор пока...

- Ты перевязал меня... спасибо. Я, кажется, бредил. Прости если что не то сказал. - И нолдо улыбался глядя в лицо друга. По тому что... любое действие уже было не важно. Но можно было насладиться последними мгновениями - часами ли, минутами... - Нам наверное стоит идти... если мы сможем. Или остаться среди этих корней и молодой поросли... тоже укрытие не хуже прочих.

Эльф видел над собой ветви сосны ведущие к дэлони, но он сильно сомневался что туда удастся влезть, а потерять сознание карабкаясь на ветку - это верная смерть. И, быть может, по одному бы нолдор и рискнули, но вместе, когда смерть одного была бросанием отвечать за двоих другого... Нет, спасительная дэлонь не подходила.

+1

116

Сквозь плотные тучи прорвался закатный луч Анар.  Огнем окрасились однажды уже сгоревшие сосны,словно зарево пожара вновь встало над ними.Закат. Как прекрасен он в благословенном краю.И что значил закат здесь в измученном Сауроном лесу ужаса. До площадки было не добраться. Снизу из ущелья послышался злорадный вой волка.Огромный зверь собирал стаю на ночную охоту. Теперь  из ущелья поднимался столб дыма,ароматно пахнущего сосновой смолой. Настолько неуместен здесь был этот запах уюта, что казался насмешкой. К запаху дыма вскоре примешался и запах готовящегося мяса и специй. Какой коварный морок! Наверно  если пойти по запаху,то выйдешь к уютному трактиру,где добродушный хозяин приготовил стол,постель и горячее вино с травами.  Ни еды,ни вина не было,лишь неспешно догорал закат. В его свете в корнях мелькнула оборванная котта с гордым гербом. В нее завернуто нечто. На корне дерева виден эльфийский знак.Вероятно котта была прикрыта чарами,но эльфам открылась.

+1

117

Нумендиль не заметил сам, как сознание уплыло в чёрную пустоту. Ему показалось, что он лишь на мгновение прикрыл глаза - но в следующую секунду льющаяся в лицо отвратительного запаха вода выдернула его из полуобморока - полусна, в который он сполз. Сперва ему почудилось, что над ним склонился Эктелион, но не оформившаяся до конца мысль-воспоминание  не позволили ему окликнуть друга по имени. Но тут же сознание вернулось окончательно - а вместе с ним и узнавание.
- Aiya, тебе стало лучше?! - тут же наполовину спросил, наполовину утвердил радостно эльф, приподнимаясь отирая лицо.
- Что за гадость? - поморщился, еще явно не до конца вернувшись в реальность. Память услужливо подсунула нужные картинки, и Нумендиль, ещё раз брезгливо стряхнув тухлую воду, сел, успокаиваясь, поспешно скрывая излишние эмоции до лучших времен.

По лесу распространился зовущий запах еды. Желудок сводило, несмотря на недавний сухарь, но в ароматах, повисших над лесом, было что-то отталкивающее.

- Ты перевязал меня... спасибо. Я, кажется, бредил. Прости если что не то сказал. -
улыбнулся Аикарамат явно через силу.
Нумендиль кивнул:
- Ты сказал, что кровь есть огонь, - он умолчал про остальные, тяжелые видения, чтобы не лишать друга редкого покоя, в котором тот, кажется, пребывал.
- Нам наверное стоит идти... если мы сможем. Или остаться среди этих корней и молодой поросли... тоже укрытие не хуже прочих. - продолжил феаноринг.
Где-то взвыл волк, показалось, будто звук пришёл снизу, из ущелья. И тут же, светлой рукой помощи, луч Анора коснулся беглецов. Забыв про слабость, мешающий, не до конца заживший рубец на ребрах и прочие прелести нынешнего бытия, эльда потянулся, подставляя небу открытые ладони. Потом встал - и даже не покачнулся, вот чудо.
- Я смог перевязать только ногу, - извиняясь, сказал он, с грустью глядя в серое лицо друга.- А идти надо. В этом укрытии и я бы нас нашел, не то что волколаки.
По корнями вдруг, словно через заклятие, проступили очертания чего-то необычного, чужеродного для этого леса. Опасаясь возвращения головокружения, Нумендиль все же наклонился - и подобрал с земли увесистый свёрток, отмеченный знакомым гербом. Гербом Финдекано. Голфинг тряхнул неожиданную находку -и из ткани выпали тонкая добротная кольчуга, кинжал в простых ножнах и моток серебристой серой веревки. Схрон разведчика или случайного воина, оставившего лишние вещи для незнакомого собрата.
Нолдо покрутил кольчугу: размер мог и подойти... Он задумался на миг, а потом предложил:
- Бросим тут твою кольчугу, а ты надень эту. Так мы ненадолго запутаем погоню.... слышал, завывали?

+2

118

http://sf.uploads.ru/t/8KqHf.jpg

0

119

http://s2.uploads.ru/t/bKpT9.jpg

Друг очнулся, а лес вокруг преображался. Алые всполохи, янтарь, золото и богровые отсветы перемешались и переплелись, расплескались по небу, осыпали безумием красок сосны и мертвый лес. Нумендиль протянул руки этому свету, поднялся, вытянулся в пожаре заката... И Аикарамат любовался другом, все еще лежа на земле. Любовался родичем, небом, светом, запахом дыма, каждым мгновеньем... Откуда тут запах дыма? И мяса... От усталости накатывало равнодушие; нолдо не помнил когда он последний раз нормально ел - но было все равно. И лишь волчий вой, от которого подбросило, прервал идиллию.

А Нумендиль вдруг сделал несколько шагов что бы подобрать что-то. С удивлением нолдор рассматривали странные находки - котту, кольчугу, кинжал и веревку. Феаноринг, полный подозрительных и мрачных мыслей думал - "Чья это кольчуга? Откуда она тут взялась? Почему ее не нашли раньше враги? Почему ее вдруг нашли мы? Опять же - как она тут оказалась? Какому эльфу понадобилось пробираться к самому логову Саурона в кольчуге и гербовой котте, что бы потом это все снимать и прятать? Вдруг это опять морок?

А нолфинг обернулся к родичу:

- Бросим тут твою кольчугу, а ты надень эту. Так мы ненадолго запутаем погоню.... слышал, завывали?

Аикарамат покачал головой:
- Лучше смени свою кольчугу ты -  если придется сражаться, от тебя больше толка чем от меня. Значит и защита у тебя должна быть лучшей. Да и снять-одеть на меня сейчас броню с моей рукой... это будет не приятно.

И все же находка тревожила роквена. Все как-то очень странно... Саурон не мальчик что бы не заметить эльфийских чар в своих владениях, да и... что вообще в этих местах делает дэлонь? Кто бы и зачем ее тут строил? Уже не говоря о том что Дортонион вообще принадлежал людям. "Даже если кольчуга не морок - мы разрушим чей-то схрон, который для нас ничто не изменит, а кому-то другому быть может ещё поможет".

- Я не хочу шарахаться от каждой тени и из-за своей подозрительности пропустить знак и помощь, но... происходящее странно - не находишь?

- Честно говоря меня тоже предельно смущает находка, - вздохнул родич. - И я бы ее не стал бы брать кольчугу. Не потому что подумал бы на морок, а потому, что у меня есть моя, а эта явно может послужить тому, у кого не будет никакой.

Аикарамат улыбнылся легкой кривой улыбкой и кивнул другу. Они мыслили сейчас одинаково. И это было хорошо.

- Нам нужно идти... - как заклинание повторил феаноринг. Опираясь на корни и ствол, борясь с дурнотой и головокружением, пробираясь на ощупь через багровые круги в глазах, нолдо встал.

- Я думаю, исходя из того, что ночь, надо искать укрытие не для сна, а для обороны. - мрачно ответил нолфинг и Аикарамат не мог с ним не согласиться.

- Быть может - отойти от кургана и развести огонь? Что бы отпугивать волков факелами? - Задумчиво начал нолдо и вдруг фырккнул с усмешкой. - А заодно Саурон обалдеет от такой наглости.

- Если мы решили, что бой неизбежен, смысла скрываться нет. - согласился друг. - Тратить силы на бегство тоже. Значит, остается выбрать поле боя по своему усмотрению. Тут, правда, прокатилась Браголлах, и у леса осталась дурная память об огне.

Феаноринг не верил своим ушам. Насколько ясен и светел был его невольный спутник если сейчас, на краю плена, он думал о восстановлении, надежде и лесе. Надежде не для себя, не в том что бы спасти свою шкуру, а имея надежду на исцеление и спасение всего того что вокруг. В очередной раз роквен понял глубокую разницу между ним самими и его другом. И от этого вдруг стало печально.
"... И звездам моим - лишь стремиться к твоим..."

- Есть... кое-что... что, стоит и что мы можем сделать, - вдруг поднял голову феаноринг. - Мы не уйдем далеко и все равно куда идти, так что мешает нам развести огонь, который станет погребальным костром для наших родичей?

Опираясь друг на друга эльдар дошли до страшного кургана. Иллюзия орков таяла вокруг них.
Аикарамат пристроясь на поваленном стволе высекал искры, а  Нумендиль принялся стаскивать поленья и ветви, покрывая ими обезображенные тела.

+3

120

Огонь занялся с первых искр. Рыжий огонь весело затрещал сухой хвоей и резво перекинулся на сухие ветви. Вскоре курган объяло пламя. Искры рассыпались вокруг. Некоторое время огонь горел бездымно, потом пламя добралось до тел и к зловонию добавился запах паленой плоти. Некому было спеть песню павшим в бою. Оставалось надеяться, что их души нашли путь в Мандос и уже обрели покой.
Когда огонь запылал, вдали снова завыл волк, и ему вторили голоса с разных сторон и некоторые были очень близко. Лес молчал, порывы северного ветра раздували пламя. В лесу и от ущелья стали приближаться зеленые точки чьих-то глаз.
Невдалеке от эльфов, в лесу послышался шорох. Вскоре в круг света выступил нольдор в  кольчуге и котте с гербом Фингона. Кольчуге и котте точь в точь как та, что эльфы нашли ранее под деревом. Клинок оставался в ножнах на поясе.
- Айя! Собратья! Благодарю вас, что сожгли эти тела, но нам нужно убираться отсюда, на нас идет охота. Поспешите и мы сможем уйти от преследователей! - он указывал в сторону просеки, ведущей на север. - Там есть укрытие, мы сможем передохнуть и поесть.

+2