Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи. » Времена сказаний о Берене и Лютиэн (460-467) » Поход двенадцати. Октябрь 465г, от Нарготронда к Волчьему Острову.


Поход двенадцати. Октябрь 465г, от Нарготронда к Волчьему Острову.

Сообщений 301 страница 330 из 382

301

Теперь ворон был недалеко: он в самом деле держался как проводник.

- Мы нежданно обрели друга, - улыбнулся Мэледир. - Да ждёт и его удача и радость!

Пусть и в этом лесу. Или птица покинет его: юноше казалось, ворон задержался в этой земле, где орки строят дорогу, едва ли не ради того,чтобы помочь отряду. Кто подсказал ему это - Манвэ, Яванна? - он не ведал. Но это воодушевляло вопреки всему, что ждало впереди. Пока они счастливо избегали возможных бед...

- Он продолжает жить здесь, и не таится, подобно иным зверям и птицам, - Финрод заметил то же, но иначе понял. - Не хочет оставлять лес, где родился и вырос. И прятаться, словно признав хозяевами этой земли врагов, тоже.

Ворон отчасти напомнил ему Берена, что сейчас пояснял, обменявшись понимающим взглядом с Гвэтроном. Пусть  и не был следопытом и воином.

Отряд осторожно и скоро следовал за проводником. Гильдин не отводил  от него взгляда- не  только  идя  подсказанным путём, но и любуясь взмахами блестящих крыльев, будто грифельными росчерками в сером небе, и слабыми в пасмурный день, но уловимыми переливами иссиня-чёрного и глубокого фиолетового. Будто тоже кусочек неба - только ночного.

+1

302

Следопыт, быть может впервые в жизни, не согласился с Командиром, качнул головой:

- Черные птицы служат Врагу, и по тому их обычно даже орки не пытаются сшибить. Но этот ворон на нашей стороне, и все же он не прятался, по тому что его принимают за своих. Я бы... сказал что он прилетел, вернулся, в эти земли недавно... Быть может ради нас... - Берен сказал и смешался... Сказанное прозучало глупо, да и откуда адану было знать правду...

Отряд двинулся вперед, и очень скоро за их спинам раздался треск и грубые голоса, но орки уже были не опасны спутникам. И тогда ворон взлетел на вершину дерева, каркнул оттуда, и улетел прочь.

- Он попрощался, - сказал беоринг то, что все и так поняли. - Но я не думаю что мы виделись впоследний раз. И... коль скоро мы в безопасности, быть может устроим привал?

Отряд стоял перед полосой густого молодого сосняка, где у земли стволы голы, а вверху кроны густо переплетены. Земля же была усеяна толстым ковром мягкой хвои, не промокшей от дождя.
Солнце достигло высшей своей точки, хотя его и было едва видно за плотными тучами, и Следопыт подумал что у них есть шанс на спокойную еду и сон... и даже на ночлег. Словно ворон привел их к надежному укрытию.

- Здесь даже костерок сверху не заметят, - пробормотал Следопыт.

+1

303

- Есть вороны, что служат врагу, хотя они и не бывают лазутчиками, - отозвался Финрод. - Но они могут быть и добрыми вестниками - даже среди посланников Манвэ есть вороны. Но похоже на то, что орки в самом деле принимают нашего проводника за своего, и потому он совсем не прячется, как другие птицы и звери здесь.

Дэльвэ припомнились вороны над полем битвы, над погибшими. Тогда чуткий мог различить словно бы разных птиц в сходном обличье.

Никто из них не бывал лазутчиками. Но одни, подобно стервятникам, дожидались смерти и радовались ей, и бросались к телам, что нужно было защитить от них. Злобные, враждебные, спутники войны и смерти, несущие осквернение - чёрные перья как знак близости к Тьме.

Другие же могли предупреждать карканьем прежде опасности,  не трогали погибших, только кружа над ними, и в крике их слышалась скорбь, словно он был поминальной песнью. Мудрые, благородные, хранящие память - иссиня-чёрные перья словно одеяние Вайрэ.

Вороны были осколками ночи среди дня: мрачной ночи, что жаждет опустить на мир Враг, либо ясной звёздной ночи, в которой пробудились квэнди.

- Если умеешь различить их взгляд и крик - смотри, торжество в нём или печаль и тревога, - сказал он Следопыту: быть может, это знание пригодится ему.

Следуя за вороном, отряд миновал опасное место и не встретил ловушек, и в конце пришли к сосняку.

- Здесь даже костерок сверху не заметят.

- И ручеёк недалеко, - Мэретион мог ощутить близость воды и после дождя. Он отправился за водой - эта земля не была свободной, но, конечно,  и не была осквернена так, чтобы опасаться пить из ключей. Ловушка могла ждать их везде, но проводник привёл в безопасное место.

- Я полагал сегодня идти и ночью, но нам дарована ещё одна спокойная ночь, - улыбнулся Финрод. Не совершенно спокойная, с дежурствами, но ныне это было радостью.

+1

304

Берен не мог игнорировать слова Дэльвэ, так удивительно было само то что Перворожденный заговорил, что не было сомнений - эльф считает сказанное важным.

- Спасибо, - склонил голову барахирион.

И они все пошли к сосновой роще. У земли веток не было вовсе, но начиная где-то с пояса веток было многое множество, переплетенных, и образовавших непролазные дебри. Часть веток была сухой и ломкой, другая часть еще зеленела на концах, и веточки были упруги. Не желая ломать их, да и оставлять следы, отряд согнулся пополам что бы пробраться под живой навес.

Прелая слежавшаяся хвоя дурно горела, но ее раздвинуть, очистка до земли, что бы развести костерок.

Рыже-золотые язычки радостно лизали дрова, и вскоре у спутников был чудесный обед, из орехов, сухарей, и отвара с летними ягодами. В отдалении, каждый час, успокаивающе каркал вопон. Можно было отдыхать.

+1

305

Дэльвэ не ведал, смогут ли они сопровождать и защищать Берена до самого Ангамандо; или же  падут прежде, и ему придётся совершать остаток пути и достигать своей цели в одиночку. Потому он считал важным передать ему всё, что может оказаться полезным на том пути, если выяснялось, что сам Следопыт не знает того. Даже не будь у него предчувствия: эта встреча с вороном для Берена не последняя, и следующая будет значима.

О самом предчувствии он молчал, ибо оно не было ясным предвидением. Где и когда состоится та встреча, с тем же вороном или иным, и будет ли то враг или друг - оставалось скрыто. А без того делиться предчувствием - только побуждать гадать о неведомом.

- Добрый шалаш для тебя, Командир, и для всех нас. Скоро будет и добрый ужин,- коснулся зелёной хвои Мэледир, когда Мэретион вернулся с водой. Сейчас Охотник не мог дополнить трапезу дичью, как прежде, разве что прибавить собранные по пути орехи к другим; но он уже немало подстрелил южнее, даже рыбу для Следопыта. Гильдин взялся наполнить отваром чашу, подал Финроду, а дальше её уже передавали из рук в руки.

- Есть нечто особое в такой трапезе и ночлеге, чего не бывало и в наших землях, - сказал Командир. - Словно в зимние холода мы собрались в тёплом доме, оставив за окном метель.

Финрод, как и многие перешедшие Льды, не любил зиму, хотя в ней была и своя особая красота, и весна после зимы, как и рассвет после ночи дарили радость, какую нолдор узнали лишь здесь, в Смертных Землях. Ныне была не зима, осень, но сосновая роща, как и недавний приют меж древних дерев, во многом отгораживали Эльдар от того, что принесли в этот лес враги, и крылатый страж охранял от опасности.

+1

306

И правда, их убежище было как островок спокойствия. За долгие годы что Берен сражался против врага, он узнал что можно доверять таким проводникам-кэлвар, и что если они помогают найти место, то в этом месте можно спокойно и отдохнуть, и отлежаться,  если нужно.

- Когда я был в Дортонионе, ко мне тоже приходили птицы и звери, - сказал Берен, удобно развалившишь  на хвойной  подстилке. - Сначала я удивлялся им, но потом узнал что это надежные проводники, или даже помощники. Я даже думал что они посланы мне Валар... По тому что кэлвар всегда провожали меня туда где было безопасно, и даже раненый я мог приходить в себя сколько нужно, не тревожась. Или они предупреждали меня об опасности, или выводили из ловушек, из которых казалось бы не было выхода. Вражьи твари болтали что я колдун, и что мое колдовство виной моей удачливости. Но, в большинстве случаев, то была помощь кэлвар, а колдовства я никакого не знаю. Тогда я и перестал есть мясо диких зверей и птиц - иначе кто знает, не убил бы я случайно того, кто помогал мне? Но... я не отказывался от мяса вовсе, и когда я был ранен кэлвар заботились о моем пропитание, приносили мне добычу или украденный где-то хлеб.

Берен хотел рассказать друзьям что они нашли безопасное место, где можно будет спокойно отдохнуть, не о чем не тревожась, но, вместо этого, получилось что рассказал о себе. И едва закончил говорить, как на поляну, у края их сосняка, что-то упало, с гулким и глухим звуком. Вскочавший на ноги Ворон нагнулся, и молча поднял из жухлой травы заячью тушку.

- Похоже что и сегодня ты не останешься голодным, Следопыт, - заметил Перо.

+1

307

Нолдор слушали Берена. Командир со вниманием, размышляя о его высокой судьбе; Каменщик с улыбкой - оттого, что он избежал стольких опасностей, и ныне - тоже; Охотник и особенно Перо - почти зачарованно: рассказанное было куда удивительнее, чем если бы среди Смертных в самом деле явился искусный чародей.

- Помощь кэлвар - и Валар.  Йаванны и, возможно, Оромэ - Охотник может вывести на верный путь, - Финрод перевёл взгляд с Берена на Мэледира, к которому сейчас перешла чаша. - Прозвание Оромэ, Раустар, обыкновенно не переводят на синдарин; не знаю, заметил ли наш Охотник, что стал теперь тёзкой Валы.

Торондир тоже обратил внимание на это прозвание Мэледира, но иначе: хорошо ли, что оно одновременно созвучно Охотничьим Холмам Нарготронда и его собственному имени? Фэредир и Мэледир  не столь уж различны на слух. Чуть насторожился,обдумывая, не может ли это оказаться опасным, затем успокоился: юноша-дозорный никому и не известен. Лишь подался вперёд, услышав неожиданный звук: не похоже на врагов, и всё же...

- Это ворон услышал наши разговоры о кэлвар, добыче, охоте и охотниках, - заявил Мэледир (вовсе не думавший об Оромэ при выборе прозвания), когда Ворон принёс заячью тушку, готовясь её разделывать. Уточнил. - Не ты, конечно.

- Поверь, я их тоже слышал.

Первыми рассмеялись Гэллвэг с сыном, следом за ними Финрод; затем он вышел на поляну, поднял голову:

- Благодарю тебя за помощь!

+1

308

А еще тезкой Келегорма,  - глухо отозвался Мэледир. И после недолгой паузы продолжил. - Я думаю Келегорм взял себе эпессе, чтобы подчеркнуть свою близость Оромэ, словно они два великих охотника Арды. Но я не думал об этом, называясь, если честно. Просто с языка сорвалось...

Но принесенный заяц прекратил разговоры.  Вслед за эльфами, Берен вышел под чистые небеса.

- Спасибо, - прошептал атан. Странное чувство что некто больший присутствует рядом с ними, что все не напрасно и что того более - важно, - охватили беоринга. Словно глубокая тишина опустилась на поляну, и было бы кощунством прерывать ее.

+1

309

Дождь закончился ещё утром, и всё же лес и земля казались умытыми им. Отчасти, правда, оттого, что эта малая часть его оставалась нетронутой врагами. Деревца стремились ввысь, стремились возрасти и одарить землю своими шишками. Финрод смотрел на них и вспоминал Йаванну, что так щедро дарила земле рост, цветение и плоды, и так любила древа, что сама порой принимала облик одного из них: могучего, увенчанного золотым сиянием и стряхивающего с листьев золотую росу; там, куда она падала, на глазах пробивались зелёные ростки и начинали стремительно расти, всё более разнясь друг от друга: одно растение поднимало вверх ещё лёгкую метёлку, другое склоняло нежный бутон, третье скоро одевалось корой... Не только в садах Дарительницы Плодов, но и во всех садах и лесах, если не были они омрачены, можно было при внимании различить отзвук её мелодии, отсвет её щедрой силы.

Эльдар стояли молча, полукругом - после слов Командира и Следопыта и Ворон оставил зайца на время - внимая, размышляя, вспоминая, пока не вернулись в свой "шалаш". Мэретион спросил Следопыта:

- Должно быть, ты давно уже не ел дичи? - ведь последний раз такое случалось в Дортонионе, когда он был ранен...

+1

310

Зайца на 12 мужчин не хватило бы, как ни дели, и по  тому Берен предложил его сварить, а не жарить - бульоном, сухарями, и кусочками мяса, можно было здорово разнообразить их стол, устроить настоящую пирущку, какой никто не ждал после Иврина.

- Да, давно, - отозвался Берен Меретиону. - Больше года уже. Но это не столь большая тягость для меня, ведь куда хуже было бы съесть того кто помогал мне, защищал и спасал.

Не закончили эльфы (они первыми, раньше Берена, успели взяться за работу) потрошить и обдирать первого зайца, как на поляну с глухим мягким стуком упал второй.

- Эгэй! - удивился Гильдин. - Да у нас и правда пир намечается.

Осенний лес, даже здесь, под Тенью, стал уютным и тихим. Аромат трав и жухлой листвы лился по воздуху, и казалось что они и правда лишь укрылись от непогоды в лесном шалаше, во время осенней охоты.

+1

311

Мэретион кивнул:

- Конечно. Есть звери и птицы, каких мы почитаем как друзей - как лебеди, соколы, собаки или кони; а для тебя друзьями стали все лесные жители.

-  Зелёные эльфы Оссирианда были бы рады тебе, Следопыт, - произнёс Финрод, вновь оглядев вход. - У каждого из них, сколь мне известно, есть друзья среди зверей, а то и деревьев  их родного леса.

Быть может, ему ещё и доведётся встретиться с лаиквэнди.

Услышав стук, Гильдин поспешил и принести второго зайца, вновь поблагодарив ворона. Теперь не погружался в молчание, но всё же вскинул на миг голову, и глаза юноши искрились.

+1

312

- Возможно, однажды,  я доберусь и до Оссирианда, - добродушно улыбнулся Берен, совершенно не думая что однажды он и вправду может оказаться так далеко, в восточном Белерианде. Им бы выжить на пути до Ангбанда и обратно,  что загадывать о лесных эльфах? - Было бы занятно придти к Старшему Народу, и вдруг оказаться словно среди своих.

И горец засмеялся беззаботно, и даже мечтательно. Что с того что говорят они сейчас о несбыточном, все равно мысли рождают тепло и улыбку.

Но тут раздался озабоченный голос прагматичного Фергенола, занятого обдиранием зайца :

- Простите что перебиваю ваше веселье, но как думаете, сколько еще нам тушек принесут? Мне их готовить для супа, или на жаркое?

Ему ответил Дэльвэ, и Берен подумал что в этом походе Перворожденный превращается в болтуна.

- Таких откормленных зайцев не просто найти и на Талат Дирнен, а ворон притаскивает их здесь, в омраченном лесу. Мне видится рука Палуриэн и Манвэ за происходящим. И уж если они решили помочь нам, то и нужды наши знают, так что дичи будет вволю. Но главное другое - нам обещали что мы будем одни, но се! - нам явно дают понять что наш путь благословен.

Отредактировано Beren (15-03-2019 15:49:05)

+1

313

Слова Дэльвэ звучали торжественной речью - да и были для него тем, чем для иного была бы длинная речь в особый день, в особый час. Все дни  в Походе Двенадцати были особыми.

- Так, Старший! - отозвался Фелагунд. - Прежде, у Нарога или Иврина мы могли видеть в том прежде всего благословение мест, напоённых силой и гласом Ульмо. Здесь же - иное.

- И это благословение даровано всем нам, - с замиранием сердца произнёс Гильдин, когда снова послышался удар.

- Ещё один дар - для пира, - улыбнулся его отец. - Спутник, готовься потрудиться...

Разумеется, он тут же присоединился к Фэргенолу и занялся разделкой ещё одного зайца.

Разве что имена не поминали вслух, да Финрод не расчехлял арфу, в остальном же - это в самом деле было пиршество. Пусть и не столь богатое, как у Иврина, зато здесь сами Валар одарили их и словно явились на праздник. "Должно быть, последний", - думал Торондир, не позволяя себе мечтать о продолжении, о новых чудесах: им и так было дано так много!  Но и эта мысль ныне не несла явной печали, а скорее делала ярче происходившее ныне.

Для праздника недоставало песен, и Мэретион принялся негромко, с паузами насвистывать - словно птица, улетавшая на юг, окликала родичей. И тому оклику отозвался Эдрахиль...

+1

314

Этот праздник отличался от всех иных своей тишиной - но именно это сейчас словно и было нужно. После благословенного Иврина, омраченные земли навалились всей своей давящей тяжестью, которую эльфы ощущали острее, но Берен острее ощутил бессонную ночь.  И, хотя об этом не говорили отдельно, было понятно что от идеи ночных переходов, по осеннему замершему лесу, придется отказаться. Берен был прекрасным следопытом, и знал все что можно о жизни в лесу, умел чувствовать ногами землю, но, не видя куда ступает, горец ни раз с треском ломал сухую ветвь, хотя от столкновений с кустами и деревьями его и оберегали проводники.

И теперь, греясь у костерка, что был теплым и веселым, просушивая плащи, которыми, как защитным барьером закрыли "стены" сосняка, все отдыхали. Не осталось не сказанных слов, а о будущем гадать было нечего.

С удовольствием поев, отряд рано лег спать, и Берен даже предположил что часовые в эту ночь не нужны - на могучей сосне напротив устроился на ночь ворон.

Адан почти моментально уснул, кто-то из эльфов лежал на животе и смотрел в огонь, кто-то тоже лег спать, а кто-то грезил наяву.

+2

315

- Да - сегодня мы все вновь можем отдохнуть. Вестник, Спутник - и вы тоже, - с улыбкой прибавил Финрод, заметив во взглядах, которыми обменялись друзья, явственное "можем, но бдительность не помешает".

Они и в самом деле отдыхали, но спать не спали, устроившись у огня. Не спал и Мэледир, глядя вверх сквозь кроны сосен. Как ни густы они были, непроницаемым потолком не станут. И можно было вглядываться в малые кусочки неба и звёзды, пока они не опускались ниже, не становились ясней и ярче - словно уже не сквозь просветы в ветвях мелькали, а кружили над простором, над полями и холмами...

Поднявшись на рассвете, эльдар затушили огонь, надели свои плащи и вышли: впереди Финрод, и рядом - Гильдин как его оруженосец, следом остальные. Ворон, что недвижно сидел на высокой ветке, всем своим видом показывая, что он в самом деле часовой, и других не нужно - оглядел каждого и взмахнул крыльями. Ведя дальше, вперёд по сумрачному лесу, не грозившему ни ловушками, ни засадой или притаившимися лазутчиками врага. И всё же Мэледир с удивлением тихо заметил:

- Ведь мы идём сейчас почти вдоль той просеки, что прорубили орки, и вдоль дороги.

Отряд, следуя за вороном, постепенно подходил к ней всё ближе и ближе.

+1

316

Пока они спали, Берену приснился сон, о том как их отряд, словно видимый через пелену дождя, все ходит кругами возле их убежища, то и дело возвращаясь, но никак не продвигаясь вперед. Словно от их убежища, как лучи света, шла безопасность, но дальше лучи рассеивались и сгущался мрак.

Когда отряд утром выдвинулся в путь, погода сменилась, подули осенние ветра, что были почти не заметны, возле их убежища, но были куда стльнее и ощутимые вне поляны, где деревья и кустарник не стояли кругом, создавая защиту.

Спутники не успели уйти далеко, как путь им преградило падающее под порывами ветра дерево, уже настолько сухое, что упав разлетелось на несколько кусков. Все случилось внезапно, но не выдержи дерево порывов ветра на пол минуты позже, и упало бы оно прямо на идущих.

- Плохой знак, - качнул головой Берен, невольно вспоминая свой сон. Не советовал ли он пока подождать там, под деревьями, в данном им убежище? Горец помрачнел, но пока решил ничего не говорить. Если это был знак, то дадут ещё, и если он увидит ещё два, то всерьез будет уговаривать эльфов вернуться.

+1

317

Со стороны дороги дул холодный ветер. Гвэтрон, и не он один, был скорее рад ему - пусть он и трепал плащ и норовил под него забраться. Ветер уносил запахи в сторону от дороги, а от неё приносил, усиливая, звуки. Опасности они не несли - ни отдалённой орочьей перебранки, ни шагов множества... Враги, как видно, ушли далеко. Орки вели себя тихо разве что сбегая поодиночке от нолдор да сидя в засаде, но на только что проложенной дороге засаду бы не устроили.

Внезапно рухнувшее дерево побудило Берена качнуть головой:

- Дурной знак.

- Быть может, добрый?  - возразил Гэллвэг. - Оно упало рядом, но словно поспешило никого не задеть.

В самом деле,  на эльфов и щепки не попало от разлетевшихся обломков.

- Однако оно преградило нам путь, - нахмурился Торондир и остро глянул на крылатого проводника. Сделав круг, птица опустилась ниже, почти к самому стволу, перелетела его и вновь поднялась выше. А затем, оглядев всё, повернула обратно.

- Похоже, нам лучше вернуться, - произнёс Финрод, наблюдая за ней.

+1

318

Они вернулись к убежищу, которое недавно покинули, вновь развесили плащи меж деревьев, образуя шалаш, окончательно защищая себя от ветра.

- Что мы будем теперь делать, как долго прятаться? - спросил Берен.

Он не знал что умаиа, из стаи Саурона, возвращавшийся на Волчий Отров, сейчас задержался на построенном участке дороги, о чем-то говоря с Больдогом. И такому большому отряду эльфов было бы просто опасно и дти сейчас дальше, в такой близится от Темных. Да и умаиа нагнал бы их позже. Берен и эльфы не знали это, но посланец Манвэ здал, и оберегал их.

Отредактировано Beren (10-08-2019 13:36:50)

+1

319

Ворон вёл уверенно - к тому же убежищу.

- Как странно - птица вывела нас отсюда, сделала круг и привела назад. Словно мы должны были прогуляться по лесу, - удивлённо произнёс Гильдин, снимая плащ и вешая его на ветку.

- Ворон избрал самый безопасный путь, каким мы могли бы идти. Но, думаю, пока мы шли, произошло нечто, что нам стоит переждать, - отозвался Финрод. - Что именно - возможно, мы узнаем позже, а возможно, и нет. Важно, что мы предупреждены об опасности и о том, что нам делать.

- Замечательный ворон! Можно следить за ним, следовать советам и ни о чём не заботиться. Радость, что он с нами, - Гэллвэг удобно расположился на том же месте, что занимал прежде. Будто и не покидал шалаша.

- Спасибо, конечно, - подмигнул ему Гвэтрон, назвавший себя Вороном. В самом деле, с таким проводником можно было ни о чём не тревожиться. Кроме одного: как скоро удастся продолжить путь. Но с этим вопросом вновь собравшегося и чуть помрачневшего нолдо  опередил Берен.

- Что мы будем теперь делать, как долго прятаться?

- Не могу знать, - покачал головой Финрод. - Быть может, даже наш проводник не знает. Как мы не могли знать, надолго ли рядом останутся орки.

- А если ожидание затянется до предзимья? Не пришлось бы вернуться далеко назад! В этом лесу мало дичи, - Мэледир опять думал об охоте, словно забыв недавних кроликов.

Дэльвэ медленно кивнул. В глазах его читалось "Всё правильно, именно так и должно быть". Древний нолдо явно помнил нечто сходное, и к нему обратились вопросительные взгляды младших. Так что ограничиться взглядом ему не удалось.

- Мы подолгу ждали возвращения Оромэ. Никто не опоздал из-за этого.

+1

320

Дни шли, и Берен с беспокойством смотрел как облетают листья, и как холодный  ветер теребить еще держащиеся желто-красные лоскуты, а они начинают сереть прямо на ветвях. Точь в точь угасающие угольки...

Об охоте они зря волновались: ворон исправно снабжал их дичью, от которой не отказывался даже Берен, ведь это мясо посылала ему сама Кементари.

Но неизвестность тяготила, хотя беоринг и привык полагаться на прсланцев Валар, не торопить их и не роптать.

Однажды  под вечер, когда в утихшем лесу уже начал собираться сумрак, вдруг на поляну опустился ворон и вел себя взволнованно, словно торопил спутников.

Отредактировано Beren (13-08-2019 20:43:05)

+1

321

Нолдор один за другим начинали прикидывать - пока не обсуждая - куда идти, если ожидание затянется. Мэретион мечтал вновь вернуться к Иврину и немного стыдился этого: как ни прекрасен тот край, получается, он мечтает о промедлении в пути. Торондир порой касался карты - не предстоит ли вновь развернуть её? Они отказались от дальних обходов, чтобы успеть до зимы, а если не успеют так и так - нельзя идти иначе, чем долиной Сириона? Эдрахиль мысленно взвешивал, что будет безопаснее - переждать или, напротив, идти со всей возможной скоростью... Все останавливались на мысли "Сначала нужно спросить Командира".

Финрод ежедневно наблюдал. Судьба, что вела их, сейчас - помогала. Судьба была на стороне Берена. И ворон не тревожился - значит, не было повода для тревог и у них.

В один ветреный вечер всё переменилось. Ворон не принёс добычи в свой черёд, не сел на высокую ветку, точно вернувшийся дозорный с простейшей из вестей " Без перемен", но расхаживал по поляне, вспархивал чёрной тенью в сером лесу и наконец каркнул.  Быть может, к "их поляне" приблизилась опасность? Или - опоздать всё-таки могут, если не выйдут сейчас?

- Пора, - произнёс Фелагунд, накидывая плащ и беря отставленный лук. Большинству нолдор тоже не требовалось ничего больше. Разве что Боргиль затушил костерок, да Мэретион, в эту минуту отошедший от шалаша, поспешил к товарищам. Уходили чуть иначе, чем в первый раз - покидали не убежище на одну ночь, но подаренный судьбой безопасный дом на многие дни. Уходя с поляны, на миг оборачивались с улыбкой, кратко прощаясь с приветным сосняком. А шли, как и тогда - всё ближе к просеке, всё ближе к дороге. Вначале ускорили шаг, как могли, поспевая за проводником. Чем больше темнело, тем больше его замедляли - ради Берена. Впрочем, он и в спешке не выдал бы сейчас себя треском ветки под ногой: ветер, на поляне только налетавший порывами, выл всё громче, сгибая ветви, а те, что потоньше или посуше - и обламывая...

+1

322

Они пробирались через ветер и, словно, через вечер, когда достигли дороги. Но не успели они выйти  на нее, или продолжить путь по обочине, как порыв ветра донес до спутников орочьи голоса и топот ног. Можно было еще спешно отступить вглубь теперь почти прозрачного леса, но ворон спокойно сидел на ветке над дорогой и не думал улетать, словно именно сейчас и именно сюда и вела их птица. И тогда отряд спрятался у обочины, защищённый чудесным плащами, и ждал что будет.

Почти сразу появились и орки, малая шайка, явно не один день в пути, да и внешне, по одежде, они отличались от тех что строили дорогу - были в кожаных доспехах и дорожном снаряжении. "Должно быть это не Сауроновская шайка, а Ангбандские разведчики", подумал Берен, "Идут с докладом к своему Хозяину."

Когда шайка поровнялась с деревом, на котором сидел ворон, птица неожиданно сорвалась вниз, и атаковала когтями и клювом одного из орков. Серьёзного урона ворон не нанесёт, да и отогнали его быстро, но Берен увидел в этом знак.

+1

323

"Сначала ветер издали
Принёс лишь шорохи дорог;
Вот различимы голоса,
И хриплый смех, и топот ног..."

"Лэ о Лэйтиан".

0

324

Начали уже опасаться осенней бури. Не это ли побудило птицу подгонять эльфов и Берена? Быть может, в том тихом пристанище ныне - сердце бури, и падают один за другим стволы толще того, что преградил им путь? Так думал не один Финрод. Однако разыгравшийся ветер, так и не став опасным, начал стихать понемногу, хоть его шумные порывы и скрывали любой звук от путников, и к ним приносили многое.

Эльфы поначалу уловили словно дальние шорохи - на таком удалении, что не различить: ветер ли метёт дорогу обломанными веточками, или... звук громче и опаснее, но дальше. Что шум отнюдь не от ветра, первым услышал Торондир, обернулся подать знак:

"Опасность! Назад!"

Однако ни Финрод, шедший справа от него, ни Эдрахиль, шедший слева, ни Боргиль, державшийся несколько позади, не уходили; глянув вверх, Торондир понял причину - он положился на свой слух и чутьё, а другие - на проводника...

Все в отряде таиться умели - и не только чёрно-серой осенней ночью, меж серо-чёрных дерев, при шуме ветра... Недвижных эльфов, надёжнее запахнувшихся в плащи, мог бы принять за такие же стволы в ночи и тот, кто приблизился бы к ним; а все они при приближении врагов отступили дальше во мрак - если смотреть с дороги. Эльфы вглядывались вдаль, где сквозь деревья виднелись тусклые багровые огоньки.

Шедшие дорогой орки на путников не смотрели. Да и шли не то чтобы тихо и бдительно - неожиданностей не ждали, переговаривались, или, скорей, перебранивались друг с другом, один начал хрипло хохотать, прочие подхватили... Слов было не разобрать, и Финрод вслушивался дальше - быть может, ворон привёл сюда отряд именно в этот час, чтобы эльфы могли услышать нечто важное? Шайка была мала, а крики и топот от неё словно... да с кем их сравнить? Гламхот - они и есть гламхот. Лесная земля и та гудит от железных сапог. Точнее, подкованнных железом, будто копыта коней.

Фелагунд ясно ощущал не только тревогу и страх, что поселились в этом лесу, но и утомление. Словно самый лес и самая земля сейчас жаловались и вопрошали:

- Доколе? Доколе эти орды будут ломать и топтать нас? Где вы, наши защитники, когда же наконец изгоните этих древогубов с севера?

Ярко припомнилось, сколь многим Финрод не мог помочь в этой войне. И тем, кому должен был помочь и за кого был в ответе. А теперь - даже эта шайка пройдёт безнаказанно, потому что отряду должно таиться?!

И словно в ответ на эти мысли - ворон напал на орка. Точно говоря без слов "Если и вы нападёте, это не станет помехой походу - не дайте же врагам уйти". Это не означало, конечно, что было бы разумным тотчас выбежать оркам навстречу и вступить в схватку. Орки отогнали птицу чадящим факелом, огонь которого матово бликовал в щитах ближайших орков, окрашивая их в красный. После за вороном погнались - только ветки под ногами трещали.  Один орк бросил копьё, но птица проворно ушла ввысь.

Ворон лишь поранил одного орка и ушёл. А отряд должен был, напротив, не дать уйти ни одному из шайки. А для того пока незаметно и неслышно следить. И слушать.

- Брось гоняться за этим комком перьев! Пусть за ним совы лупоглазые по небу гоняются, - заворчал один орк.
.

"Всё громче - слышно, как гудит
Усталая земля от них.
Всё громче смех, всё ближе треск,
И грязно - красные огни

Бликуют в копьях и щитах.
Отряд мгновенно скрыла мгла,
И близко видели они,
Как мимо банда орков шла".

" Лэ о Лэйтиан".

Отредактировано Tirendyl (17-08-2019 08:22:57)

0

325

Отряд дал орочьей шайке пройти вперед - к немедленной атаке эльфы, спрятавшиеся по одной стороне дороги, не были готовы. К счастью, орки не ждали удара в спину. Зато за вороном, заухав, устремилась пара сов: они что, прислушивались к орочьей брани? Ворон отлетел дальше, резко ударил одну из птиц, служивших врагу, а себя схватить не дал. И тут же в свете орочьих факелов беззвучно пролетели летучие мыши, и немало... многовато соглядатаев для такой маленькой шайки! Разве что... это были остатки большой, наткнувшейся по пути на эльфов. А может, и на людей.
Нетопыри - не орки, могли заметить и движение в стороне, в темноте... только их отвлёк ворон. Они почуяли, что птица непростая и полетели за ней, а он временами каркал - всё дальше...
Только когда далёкие крики уже стали не слышны, отряд осторожно последовал за тварями, ожидая удобного момента.

Их лица подлы и темны,
Их провожал совиный крик,
И вился сумраком вокруг
Мышей летучих тёмный блик.

"Лэ о Лэйтиан".

0

326

Орк не просто так упомянул сов - они в самом деле погнались за вороном; и затем - нетопыри, целая стая. Чутьё не обмануло эльфов, ощутивших, что кроме этих немногих орков, здесь был кто-то ещё...

Не оставляя их без помощи и теперь, ворон улетал дальше и дальше, уводя за собой соглядатаев. Даже эльфы не смогли бы уловить, насколько они далеко, если бы птица молчала - но она извещала путников криком. Эдрахиль смотрел ворону вслед, потом - в ночь, в ту сторону, пока голос его был слышен, с благодарностью. Как он помог отряду - находить и путь, и убежище, находить пропитание в омрачённом лесу, увёл от множества врагов и привёл к этой малой шайке, а теперь и отвлёк соглядатаев, от которых и темнота, и плащи не были надёжной защитой...

..."Зачем ворон вёл нас именно к дороге?" - задавался вопросом Гвэтрон. И в первый раз, когда враги вынудили его повернуть назад, и теперь - снова. Возможно, в этой части леса слишком много ловушек, и их трудно избежать - а на новой дороге их нет?

...Гильдин думал об ином - только ли их предупреждал ворон? Или он помогал многим? И как удивительно, что птица-посланник помогла и ему, оттого, что он был рядом с Государем и Береном: хотя он был только юношей, ничего не успевшим совершить прежде...

...Финрод не мог не ощутить печали, когда, наконец, последний крик, чуть уловимый, стих вдали. Тот же лес, та же дорога, но нечто неуловимо переменилось. Отряд более не был под защитой. Что ж, он вовсе не ждал, что она будет, когда выходил в путь; как не ждал чудес после Иврина, не ждал, что обретёт проводника...

Орки, смеясь над вороном, уже прошли вперёд; и за ними крались разведчики. Далеко от просеки никто не отходил. Впереди - вожди, Финрод и Берен: идя вслед оркам, они оказались рядом, и Финрод коснулся руки адана. Преследование не было особенно долгим: голоса орков ушли чуть в сторону и стали приближаться, хотя эльфы не ускоряли шаг. Они скоро поняли: орки встали на стоянку. Сквозь листву уже мерцал далёкий огонёк разведённого костра.

- Стреляем одновременно, по моему сигналу, - шепнул Финрод Берену, затем, чуть отойдя - Боргилю, и так же тихо передавалась весть, пока ничего не подозревающие орки рассаживались у костра, ругаясь из-за места поближе или подальше, разбирали походную снедь, припадали к флягам...

"Они прошли, скрипучий смех
И крики - в сумрак унеслись.
И вслед за ними по тропе,
Беззвучней, чем крадётся лис,
Чем лис - охотник по следам -
Ступает маленький отряд.
Король и Берен во главе,
А орки отдыха хотят..."

"Лэ о Лэйтиан".

+1

327

Эльфы бесшумно окружали орков, в то время как Следопыт и Командир остались в тени кустов, со стороны дороги.

Берен не взялся бы стрелять в темноте - ведь нужно было не просто ранить, а убить одним выстрелом, так что бы никто не поднял шума, - но, к счастью, орки чувствовали себя в безопасности и развели большой костёр - не промахнешься.

- Командир... - беоринг тихо окликнул Финрода. - А кто в кого стреляет?

Было бы глупо, застрели они все одного орка, а другие тем временем подняли бы шум...

- Я возьму на себя тех двоих что ближе, а вы, зоркие эльфы, решите меж собой о других, - предложил адан.

Отредактировано Beren (08-10-2019 18:48:56)

+1

328

- Я - того, что с чёрным рогом у пояса, - шепнул Финрод. Всего орков были тридцать - их было легко подсчитать, пока они шли мимо эльфов. Можно было счесть их число и сейчас - то одна, то другая голова выглядывала из-за других. Но орки сгрудились у костра, загораживая друг друга. К сожалению, рог был не только у того, кого намеревался сразу же убить Фелагунд, но ещё у нескольких орков, сидевших дальше; и вожак шайки мог заслониться другими. - Потребуется, добьём мечами, но очень быстро. Спутник и Всадник передали - вблизи никого.

Самый зоркий и самый чуткий из эльфов могли заметить больше других: уловить топот другой шайки или крик ворона, когда другие его ещё не слышат. И всё же опасность могла быть. После первого выстрела, которым лучники могли убить не более дюжины, орки могли  закричать; однако гламхот и свойственно шуметь, как и пугаться без настоящей причины - ветка нежданно обломится или зверь зарычит вдали, и то могут вскинуться. Но только на краткое время.

Спутник и Всадник выбрали своими целями самого низкорослого и самого худого из орков, Каменщик - со шрамом через щеку, Рыбак - со сросшимися бровями: эльфы хорошо различали лица врагов.

Так как орки сели вкруг костра, иные из них были по другую сторону от него, дальше от дороги. Скрытые тенью деревьев, эльфы бесшумно обходили их, одновременно приближаясь и сужая круг.

"...Сидят у жаркого огня -
И так легко их сосчитать:
Всего их тридцать. Красен свет,
И можно лица увидать."

"Лэ о Лэйтиан"

+1

329

А дальше... все, как обычно в таких случаях, было очень быстро.

Командир подал знак - издал клич лесной птицей, и стрелы сорвались с тетив. Двенадцать орков рухнуло сраженными, но еще прежде чем они упали на землю, а остальнык орки поняли что произошло, эльфы и адан вновь положили стрелы на луки,  пропели тетивы - и еще 12 орков умерли без единого вскрика.

А отряд уже бежал со всех сторон к оставшимся в живых шестерым. Берен, откинув лук, обнажил мечь, но... ему не пришлось вступить в схватку. Как бы беоринг не был ловок и силен, он все же не был нолдо, и не имел той же стремительности что древние перворожденные.

Впрочем... столетия на тренировки он тоже не имел...

"А лучники в тени дерев
Глядят сквозь тёмную листву,
И каждый медленно свою
Натягивает тетиву.
Хэй, слушай! Вскакивает враг,
Клич Финрода услышав вдруг;
Двенадцать орков на земле,
А эльфы, опуская лук,
Из ножен яркие мечи
Выхватывают; битва та
В тени дерев была быстра,
Стремительна и непроста"

"Лэ о Лэйтиан".

+1

330

Дважды лучники успели спустить тетиву, прежде, чем пришлось выхватить клинки, сверкавшие рыжими и красными бликами в свете костра. Все эльфы уже подошли близко к окружённым оркам, и не было ничего трудного в том, чтобы перебить уцелевших. Только сделать это требовалось, как и говорил Финрод, очень быстро - пока никто не поднял тревоги.

Перепуганный орк, увидев вокруг эльфов и не зная, сколько их, дрожащей лапой снял с пояса рог, только не чёрный, а бурый: хоть отплатить. И упал под мечом Старшего, сразу же отбросившего этот рог.

Шагнув в сторону от падающего, Фалмарион успел сразить двоих, ставших рядом.

Попытавшийся выскользнуть вожак встретил разом направленные на него, слева и справа, клинки Ворона и Звезды.

Ещё одного орка сразил сам Командир, оборвав начатый было крик.

Последнего из орков, пытавшегося тихо сбежать, убил Перо и с удивлением осознал, что схватка закончена. Какой же короткой она оказалась!  Обернулся на отца - тот уже убрал в ножны меч, который ему, как и половине отряда, не пришлось даже вытирать о траву, и коснулся плеча юноши: всё правильно и скоро, достойно старших товарищей.

"Но вот упал последний враг,
Никто из орков не ушёл..."

"Лэ о Лэйтиан".

+1


Вы здесь » Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи. » Времена сказаний о Берене и Лютиэн (460-467) » Поход двенадцати. Октябрь 465г, от Нарготронда к Волчьему Острову.