Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Что ты мне скажешь?

Сообщений 151 страница 153 из 153

151

Саурон не стал мешать Астоворимо говорить, больше внимания уделяя состоянию подвешенного пленника, но, когда речь закончилась, посмотрел на кауна едва ли не с сожалением.

- Я ведь предупреждал тебя, - усмехнулся он. - Какое все-таки неразумное упрямство...

Умайа обошел окровавленного нолдо, рассматривая, слегка полтолкнул - так, что тело несильно качнулось. Усмехнулся снова и поднял руки, едва касаясь висков пленника. Знакомый уже Астоворимо темный туман потек с пальцев, окутывая полубессознательное тело, проникая в каждую рану и каждый рубец, заращивая их - но не снимая боли. Саурон не торопился: слишком быстрое лечение попросту убило бы нолдо, а его командир не успел бы даже всерьез осознать, что происходит. Да и позволить этому пленнику потерять сознание умайа тоже не хотел.

Впрочем, он все-таки позволил обоим - и кауну, и его воину - отдышаться, прежде чем после жестокого лечения подозвать поближе орка с плетью.

0

152

Саурон, казалось, не обращал внимания на Арандура, но когда тот закончил, с улыбкой сказал:
- Я ведь предупреждал тебя. Какое все-таки неразумное упрямство...     

Астоворимо не понял что имел ввиду Саурон. Быть может издерганное сознание и правда забыло какое-то из "правил" придуманных врагом, а может быть Саурон лишь в очередной раз хотел возложить груз вины за мучения пленных на Астоворимо.

Кано раздражала уыбка умаиа, его манера дружеского обращения во время жестоких мучений; но, как выяснилось, еще большую злость вызывали прикосновения Саурона не только к нему, но и к его воинам. Исподлобья Астоворимо смотрел как руки умаиа почти нежно касаются Аивэрина, но уже несколько секунд спустя все это стало неважным. По тому что слишком знакомый туман начал стекать с пальцев твари, и друг выгнулся и застонал, приходя в себя от боли, а Арандур сцепил зубы. В этот раз боль была куда слабее чем с Лаикалиссо, но зато, казалась бесконечной, шла почти через все тело. Аивэрин пытался держаться, командир тоже, но оба дергались, едва сдерживали стоны и покрывались липким потом.

И еще Астоворимо понял что его силы не бесконечны. Говорить он не был готов, но, наверное, скоро начнет кричать от первых ощущений, даже если его воины будут молчать. Вся пережитая боль постепенно подтачивала силы.

Долгого отдыха им не дали. Орк с плетью приблизился к Аивэрину и кано с содроганием вспомнил что этот кнут сделал с Хисимо.

Арандур молча смотрел в глаза товарищу, не в силах подобрать нужных слов. "Держись," говорил напряженный взгляд.

0

153

Аивэрина притащили в просторную камеру, освещенную факелами и пвхнушую кровью. Нолдо выглядел куда хуже чем ощущал себя, по крайней мере ходь и идти прямо не получалось, но сознание оставалось ясным. - когда уже третьего товарища забрали из камеры и не вернули, эльф сеова умудрился подраться с орками, и теперь был избит, но четкость мысли не потерял. Однако, нолдо решил не демонстрировать свою готовность ко всему, а сначала осмотреться. Первое и единственное что он увидел был командир растянутый на стене. Аивэрина почти сразу подвесили за руки, так что ноги едва касались земли, Арандур же заговорил. И слова его были скорбны, но, по крайней мере все были живы... хорошо это или плохо.

Однако, прежде чем нолдо смог решить что сделать с новым знанием (по крайней мере командир жив!), начался допрос. Не увидев за прикрытыми глазами, но почувствовав присутствие умаиа пядом с собой, нолдо непроизвольно напрягся, потерял равновесие от тычка, а после... на него обрушилась боль, и раны загорели огнем. И вот что было странно - распахнутыми глазами он видел что Астоворимо на стене так же пытается справиться с болью, дергая цепи в такт его собственных рывков.

А потом все вдруг отступило, и роквэн остался балансировать на носках, тяжело ловя ртом воздух. Но лицо кано... выражало не облегчение, а словно Арандур готовился к чему-то еще худшему. И тогда Аивэрин молча кивнул, глядя в глаза командиру. "Положись на меня".

0