Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Вестник

Сообщений 31 страница 60 из 94

31

- Спасибо, - Тинвир улыбнулся целителю, усадившему его удобнее. Пытаться устроиться еще выше, а тем более встать, как Тинвиру того хотелось, смысла не имело и причиняло совершенно излишнюю боль.

Полусидя и в целом было несколько менее удобно, но по крайней мере все видно. Тинвир оглядел комнату, успел присмотреться к оруженосцу Маэдроса - этого юношу гонец помнил очень смутно, стало быть, и знал его очень мало. Потом нолдо присмотрелся к Маэдросу. Он помнил, что лорд Химринга в бою себя не щадит, и, вспоминая собственную дорогу на восток, почти уверен был, что письмо пролежит несколько суток нераспечатанным, а его адресат в это время будет рубиться где-нибудь на границе. Но видимо на Химринге нынче было спокойнее, чем в Барад Эйтель.

Тинвир осушил кубок, мельком понимая, что пить он все еще хочет. Однако второй просить гонец не стал - сначала новости, потом отдых.
Он попытался привычным жестом сложить пальцы; плечо и рука отозвались мучительной болью, лицо Тинвира скривилось. Он медленно и осторожно уложил ладони поверх одеяла и начал говорить.

- Хорошо, - он кивнул, больше глазами и ресницами, чем подбородком, в ответ на слова о том, что письмо получено и прочитано. - Тогда те новости, которые мой король не доверил бумаге. И те новости, о которых он сам не знает... - воздуха снова не хватило, Тинвир запнулся посреди фразы, тяжело дыша.

+1

32

Маитимо ждал пока все вокруг успокоится. Посмотрел как вечно подвижные пальцы Тинвира дрогнули и на лице родича проступила боль. Было видно что сил у гонца нет, но верность другу и Лорду заставляет держаться и говорить.

- Хорошо Тогда те новости, которые мой король не доверил бумаге. И те новости, о которых он сам не знает...

И снова Тинвир был вынужден прерваться. А Лорд Химьярингэ сжал губы.

- Я ценю твою доблесть, и знаю непоседливость характера, - нолдо позволил себе улыбнуться. - Но я прошу тебя, ради того что бы ты выполнил свое задание, побереги себя.

+2

33

Тинвир медленно наклонил голову.

- Побереги себя... - фыркнул он. - Майтимо, я уже доехал, лежу и выздоравливаю. Вот если ты отправишь кого-нибудь назад с ответом раньше, чем я сяду в седло - это и правда будет неоценимая услуга, - эльда улыбнулся, прикрыв глаза, и продолжил, немного передохнув. - Причем не мне, а государю Фингону.

Тинвир осекся, поняв, что произнес вслух то, о чем пока не знал, насколько, когда и как именно захочет распространяться химрингский лорд. Конечно, за занавесью они были вдвоем, но слышно во второй половине комнаты было хорошо, несмотря ни на какие занавеси.

- Я пролежу здесь, похоже, довольно долго, - продолжил раненый медленно. Не столько потому, что сил не хватало, сколько потому, что каждое слово отсюда и далее нуждалось в обдумывании. - Поэтому твой ответ, видимо, повезет твой же гонец. Новости, о которых мой король пока не знает - в первую очередь для него. Первая, - Тинвир загнул палец на целой руке, - близко от вас ходят орочьи отряды. Не очень большие, но быстрые. Мы видели волчьих всадников в примерно трех часах быстрой скачки отсюда. И впридачу они травят стрелы, - хитлумец зло усмехнулся. - В том числе поэтому я позволил себе рискнуть и дать крови стечь.

- Вторая новость лучше, - он ненадолго задержал взгляд на кубке Маэдроса, потом снова повернул голову к лорду, - малый отряд сейчас довольно легко проходит по южному краю Анфауглит. Самая большая беда там - пепел, но пока весна, воды хватает, и жару тоже еще можно переносить. К Дортониону, правда, лучше не приближаться. Там... - Тинвир задумался, перебирая пальцами по покрывалу, словно разыскивая где-то между складками нужное слово, - там что-то. Лучше не скажешь. Кони туда идти не захотели, да   и нас самих не очень тянуло. Может, кто-то, разбирающийся в чарах лучше моего, сможет понять, что там такое, что и зверям, и эрухини ощутимо страшно.

- Третье, - третий загнутый палец, - это уже не только гонцу, но и тебе. Минас Тирит осаждена, и осаждена сильнее, чем было в Барад Эйтель. Помочь им нам не хватает сил, а вам может не хватить времени. Я боюсь, что крепость не удержится. К врагам подходят подкрепления, их я видел сам и с трудом проскочил мимо. Сверх того, нам удалось подслушать орков и я слышал о каком-то командире, которого боятся даже они сами.

Речь оказалась для Тинвира очень длинной и он почел за лучшее снова откинуться на подушку и прикрыть глаза.

- Видимо, Майтимо, - прошептал он, улыбаясь, - мне придется попросить еще воды. Или трав. Это не все новости, и мне действительно нужно договорить.

0

34

Маитимо

http://sf.uploads.ru/t/g74JC.jpg

- Побереги себя... Майтимо, я уже доехал, лежу и выздоравливаю. Вот если ты отправишь кого-нибудь назад с ответом раньше, чем я сяду в седло - это и правда будет неоценимая услуга. Причем не мне, а государю Фингону.

Нолдо думал о Короле и долге прежде прочего. Это вызывало уважение.

- Гонцы к Фингону посланы около десяти дней назад. И скоро уже вернуться. Видимо вы разминулись. Но это не умоляет и не отменяет твоего служения и подвига.

Для гонца было немалым усилием продолжать говорить. Лорд видел это, но знал что оставить родича отдыхать нельзя. Это было жестоко. И продолжать разговор было жестоко. Эльф тихо и медленно выдохнул, радуясь тому что раненый его не видит. Ситуация когда каждый поступок - несет зло, о как это было знакомо... Воистину Моринготто протянул свои руки слишком далеко в мир и отравляет теперь Мир и его пути.

Однако все то, что тревожило Тинвира уже должно было быть известно его Лорду. Хотя новость о Минас Тирит была не известна и самому Лорду Химьярингэ и вызвала скорбь и гнев. Не придти уже на помощь, не переменить исход... Но вдруг, если... Хотя бы послать отряд, вдруг есть уцелевшие... нет, это почти немыслимо... Тяжелые вести.

Руссандол перехватил взгляд гонца, скользнувшего по его кубку. Ну конечно, большая кровопотеря приносила за собой сильную жажду. Тинвир снова отдыхал поле очередного короткого доклада, и прежде чем феанарион успел что-то сказать, отодвинув свои раздумья, гонец добавил.

- Видимо, Майтимо, мне придется попросить еще воды. Или трав. Это не все новости, и мне действительно нужно договорить.

Эльф кивнул.

- Нэхтанаро! - Негромко позвал он и посмотрел в лицо оруженосцу, который моментально появился из-за занавески. - Распорядись о кувшине вина. И проследи что бы нам никто не мешал.

Оруженосец кивнул и исчез. А Маитимо коснулся рукой ладони Тинвира то ли пробуждая, то ли выражая уважение и теплое отношение.

- Мой оруженосец проследит что бы нам не мешали, он же пусть тебя не смущает. Я доверяю ему, думаю тебе будет достаточно этих слов. Говори скорее и отдыхай, пока целитель не выгнал меня в шею. - На самом деле нолдо боялся не целителя, но какая разница какую причину назвать? К тому же новости о том что друг не решился доверить бумаге, тревожили и не давали покоя.

+1

35

"Ещё немного", - это была сама важная мысль, которая билась у него в голове в такт сердцу, а сердце билось в такт ударам копыт о плотную землю наезженной дороги. Мысль была подпитана страхом, Ламараумо знал это, как знал и то, что страх ему ничем не поможет и вообще не украшает его. Но также он знал себя и знал причину, а потому просто принимал это давящее холодом на рёбра чувство: по его следу за ним шли орки. Не парочка - отряд. Небольшой, но достаточный, чтобы один он не имел против них и шанса. Преследуют, и давно, а значит, есть немалый шанс, что хотят взять живым. На дороге они наверняка поджидали гонцов, а не разведчика, но и он сгодится, особенно учитывая, что с гонцами, похоже, не сложилось. Гонец был, по-видимому, мёртв - под Ламараумо был конь, лишившийся всадника.
Он боялся плена. Не терял голову от малейшей угрозы, но погоня за спиной заставляла думать об этом, думать всю дорогу, и со своим страхом Ламараумо мог совладать, но конь чувствовал его.

Не так он думал вернуться с исполненным поручением к своему лорду. Его узнали на подъездах, и "спутников" его заметили тоже - распахнувшиеся перед ним ворота захлопнулись сразу. Ламараумо остановил беспокойного коня и сразу же развернулся к воротам, не торопясь спешиться.
- Они близко?
- Приближаются! Неужели пойдут на нас? - эльф, отозвавшийся со стены, закончил удивлённо: отряд был явно мал для того, что атаковать не одинокого всадника а приличного раз заставу. - Повернули!
Повернули, потому нет повод для срочной тревоги, но каковы шансы, что они вернутся с подкреплением? Немалые, это понимали все. Комендант заставы, почти сразу же появившийся во дворе, в том числе.
- Ранен, - не вопросительно, а утвердительно сказал он, взглянув на Ламараумо. И, не раздумывая продолжил: - К целителю. Где найти, знаешь. Сам справишься?
- Похоже на то. Отряд смелый. Подозреваю, что большие силы поблизости. Конь...
- Здесь Майтимо. Он у целителя, - продолжать о том, что все новости стоит рассказ напрямую Лорду, было не нужно. Ламараумо замолчал и кивнул. Поморщился, не слишком ловко, зато осторожно слезая на землю, снял с седла характерную поясную сумку.
Ламараумо искренне не был уверен, это им повезло, что в крепости оказался по какой-то пока неизвестной причине Лорд, или ему не повезло оказаться на заставе, которую, вполне возможно, ждёт атака.

Добраться до целительских покоев оказалось сложнее, чем можно было предположить, сидя на спине коня. В итоге его провёл туда один из воинов. Так он и предстал перед Ангелассэ - с оперением орочьей стрелы, торчащим вместе с древком сзади и слева, на уровне поясницы. Новости у него были, разные и ценные, но ничто из этого сейчас не горело, кроме потенциальной атаке, знание о которой актуальнее было коменданту, поэтому внимание Ламараумо было явным образом на целителе, а не на лорде.
- Здравствуй. Страшнее выглядит, чем ощущается, но... И - Лорд занят? Есть опасность, что орочий отряд скоро вернётся сюда с силой, достаточной для атаки, - в такие моменты того, о чём стоило бы поговорить всегда оказывалось больше, чем времени и возможностей. Приходилось выбирать самую нужную информацию и самого нужного собеседника. В данном случае он успел услышать голоса где-то в следующем помещении, и это был повод опустить вопрос о том, что Майтимо делает у целителя, то есть не ранен ли.
Стрела, торчащая у него из спины, была почти полном остановлена доспехом, так что вошла в тело меньше, чем на длину наконечника, прочно застряв.

+2

36

- Спасибо, - произнес Тинвир так же тихо. - Я только надеюсь, что твои гонцы не повстречались с той же шайкой, на которую вылетели мы...

Гонец прикрыл глаза, вспоминая - неужели меньше суток прошло? - как они с товарищами столкнулись с орочьим отрядом, будучи уже почти уверены, что добрались благополучно. Хэльдо погиб почти мгновенно. Ему повезло меньше, чем Тинвиру, или же конь Хэльдо был выучен хуже, но Хэльдо получил две стрелы, в лицо и в горло. Тинвира спас Россэ, поднявшись на дыбы, и стрела прошла ниже, задев всего лишь плечо.
А Хэльдо не было ни времени, ни возможности даже похоронить - орков было около двух дюжин, а гонцов - всего двое.
Дальше Тинвиру помнилась бешеная скачка, и снова исход решили не эльдар, а кони: гнедая Алассэ начала выдыхаться и Алассэ почел за лучшее остановиться и задержать погоню, выигрывая товарищу время. О нем Тинвир не знал даже, точно ли самый младший его товарищ погиб, или с ним случилось что-нибудь хуже смерти.

- Продолжаю, - проговорил эльда, отдышавшись. - Теперь к тому, о чем мой король писать не стал. Первое: мы потеряли три заставы. Две к северо-западу от Барад Эйтель и одну - к югу, в виду Минас Тирит. Во внутренний Хитлум орки пока не пробираются, перевалы мы завалили, но дела наши сейчас не очень хороши, как видишь. Второе, с первым связанное и вполне ожидаемое: выжившие говорят, что орки берут пленных, причем пытаются утащить всех, кто еще способен жить. Следовательно, либо Врагу нужны сведения, либо рабы. И то, и другое означает, что нас ждет еще одна волна атаки. Возможно, более тяжелая.

Тинвир ровно уложил ладони на одеяло, собираясь с мыслями. Последняя новость была самой сложной, самой важной и передаваемой только лично.

- И последнее, - он еще понизил голос, чтобы его не было слышно из-за занавески. - То, что касается лично тебя и, возможно, тех, кому ты доверишь: мой государь просит тебя, если с ним что-то случится, - Тинвир машинально стиснул в кулак раненую руку, и на этот раз даже не заметил боли, - позаботиться о его сыне. Тебе он просил передать, что искать Финэллаха в случае большой беды нужно у Кирдана; но чем меньше и чем меньшему числу об этом известно, тем лучше.

Договорив, гонец выдохнул. Остальное было менее срочным. Кроме, пожалуй, одного:

- И еще... Майтимо, я хочу тебя попросить. Два моих товарища... один погиб. Второй остался прикрывать меня. Если удастся похоронить первого и что-нибудь узнать о втором... - в ушах у Тинвира шумело, голова кружилась. Фразу он не договорил.

+2

37

Маитимо

http://sd.uploads.ru/t/TYauO.jpg

Пока гонец передыхал появился бесшумный как тень оруженосец с кувшином терпкого вина. Молча наполнил кубок Тинвира, поставил кувшин на стол, обменялся взглядами с Лордом и вышел.

- Спасибо. Я только надеюсь, что твои гонцы не повстречались с той же шайкой, на которую вылетели мы...

- В отличие от тебя они были готовы к возможности засад, - качнул головой нолдо. - Но никто не знает наперед, такова война. Будем надеяться с ними все в порядке.

И Тинвир принялся пересказывать то что не доверили бумаге, а Маитимо наклонился к нему так низко как было позволительно что бы не изматывать, но и не оскорбить гонца.

Крепости пали. Скорбно. Даже если удастся отбить после.
Орки берут пленных, так много как смогут... Новость еще хуже и тяжелее. И вероятность следующей атаки...
"Если с ним что-то случится". Больно, страшно, но справедливо.

- Я слышал тебя. - Ровным голосом ответил Руссандол. - Передай своему Лорду что я исполню его волю. А сейчас выпий вина, прошу тебя.

Но у нолофинвинга было еще что сказать, а из соседних покоев донеслись приглушенные голоса.

- И еще... Майтимо, я хочу тебя попросить. Два моих товарища... один погиб. Второй остался прикрывать меня. Если удастся похоронить первого и что-нибудь узнать о втором...

- Мы сделаем все что возможно. Не сомневайся, - сверкнули гневом глаза эльфа. - Теперь выпий вина и отдохни. - Последние слова больше напоминали приказ чем что-либо иное, хотя нолдо и не думал распоряжаться чужим Верным.

Одной рукой было не удобно поддерживать раненого, но Маитимо поднес кубок к губам Тинвира и все же помог напиться.

+1

38

НПС Ангелассэ

Нэхтанаро последовал за занавесь на зов лорда, потом вернулся, строго глядя на целителя, но попросил неожиданно спокойно:

- Я заберу то вино, что ты приготовил? И отойди так, чтобы не слышать.

Лассэлантэ кивнул. Руссандол приказал, что же в этом может быть непонятного?.. Он отошел к сундукам, в которых хранились запасы трав и снадобий, изрядно истощившиеся за безумную зиму. Как бы ни бодрился Тинвир, ему нужно что-то кроветворное и заживляющее раны - постепенно, пока это еще возможно, пока затишье в войне, пока воины не рвутся в бой, не теряя времени на восстановление.

На лестнице послышались шаги. Явно двое эльдар - трое не развернутся на узкой лестнице, шаги одного тяжелые, рваные. Раненый.

Ангелассэ подошел к двери, придержал ее чуть ранее, чем идущие достигли палат исцеления.

- Приветствую.

Целитель знал прибывшего - Ламараумо, друг Макалаурэ, разведчик-одиночка. Стрела в спине, судя по всему - не слишком глубоко. Ангелассэ привык верить даже не тому, как ходят и говорят раненые воины, а цвету их кожи, ясности глаз, манере двигаться. А то в бой рвались некоторые до последнего, пока не истекали кровью...
- Здравствуй. Страшнее выглядит, чем ощущается, но... И - Лорд занят? Есть опасность, что орочий отряд скоро вернётся сюда с силой, достаточной для атаки.

Оруженосец у дальней занавеси напрягся, вскинулся.
- Лорд скоро выйдет.

- Сядь, пожалуйста, - целитель указал прибывшему на табурет. - Когда лорд выйдет, лучше бы тебе уже избавиться от этого украшения, как считаешь?

Обойдя сзади, он положил пальцы на виски воина, медленно дыша, помог раненому выровнять дыхание, отвлечься от происходящего... Тот не должен был засыпать, но ощущения тела словно бы отстранились, доставляя не боль, а неудобства. Потом целитель наклонился, одним движением обломил древко стрелы, чтобы можно было снять доспех, не разрезая. подозвал воина, приведшего сюда Ламараумо.

- Помоги, пожалуйста.

Вдвоем они расстегнули на воине ремни, осторожно вынули его из доспеха, который, судя по всему, и спас жизнь разведчику. Вдвоем переложили на кровать, лицом вниз. Ангелассэ мимоходом поправил волосы пациента, чтобы не дернуть случайно, разрезал поддоспешник и рубашку вокруг обломка стрелы, едва коснулся пальцами рану. Наконечник обычный, без зазубрин и фокусов, а вот есть ли яд.... возникали сомнения.

Приготовив полотно на перевязку и теплую воду, которая всегда грелась у очага на такой случай, целитель примерился и коротким рывком извлек наконечник из раны. Дурное место, и кость задета, хорошо хоть не пробита. Отличный доспех.

- Я не буду усыплять тебя, - быстро остановив кровь и разоблачив воина до пояса, Ангелассэ привычно накладывал повязку. - Пока ты не расскажешь новости. Но переворачиваться тебе не стоит. Разве что сесть. Но тогда рана будет чувствоваться.

Он предполагал, что предпочтет Ламараумо и заранее был не слишком доволен выбором, хоть и понимал его.

+3

39

Ангелассэ - Хирруин помнил целителя и его имя. Уже встречался как-то раньше. Редко ли воины оказываются ранены, даже если совершенно этого не хотят? Он встретил приветствием и смотрел тем специфическим внимательным взглядом, которым отличались целители - особенно самые опытные из них. Под таким взглядом Ламараумо ощущал себя немного странно и, пытаясь понять это чувство, чтобы отвлечься от не самых приятных ощущений на пути от входа до табурета, он догадался, что всё дело в том, что взгляд был ему знаком - только с обратной стороны. С похожей сосредоточенностью смотришь на шайку орков из прикрытия, примериваясь - кого снять стрелой первым, кто вожак и кто может быть лазутчиком.

- О да, это не тот трофей, который я горю желанием показать Майтимо, - его усмешка выглядела бы совсем искренне, если бы на предпоследнем слове он не соприкоснулся с табуретом немного жестковато, чтобы не заметить, как двинулся в его теле наконечник стрелы. Моргнув, чтобы разогнать лёгкую муть, Ламараумо поймал взглядом оруженосца Лорда, которого заметил, честно говоря, только когда тот подал голос, и кивнул ему, мол "Я понял, жду".

Руки у Ангелассэ были тёплыми - это он заметил прежде, чем прислушаться к ощущениям, позволяя работе целителя сделать своё дело. Он понимал, в чём смысл этого и эффекта, как и догадывался, что будет дальше. Упёршись ладонями в колени для пущей устойчивости, Ламараумо отстранил своё внимание от происходящего, задумавшись о другом. "Другим" могло бы быть что угодно, но сейчас его заинтересовало то, как вскинулся оруженосец на его вопрос о Лорде. Там, за занавесью, происходил какой-то важный и тайный разговор? Не просто не для чужих ушей, а такой, чтобы никто точно не мог его слышать? Это необычно для Лорда Майтимо. Что за тема может быть настолько личной?

Додумать он не успел - услышал голос целителя и, вернувшись к ощущениям своего тела, почувствовал повязку.
- Я достаточно начувствовался этой раны по дороге, но рассказывать новости подушке уж как-то совсем не с руки, - голос прозвучал несколько невнятно, и Ламараумо прочистил горло. - Поможешь сесть? А потом я буду на твоём попечении, сколько потребуется, и, кажется, и без помощи с удовольствием усну. Надеюсь... Надеюсь, что через несколько часов у меня не будет тут компании.

+1

40

Вода была бы сейчас лучше вина, но спорить Тинвир не стал, отказываться от помощи не стал тем более - целая рука у него самого сейчас была одна, а сил и вовсе почти не осталось. Разговор - даже не вполне разговор, скорее, доклад, - дался неожиданно тяжело. Гонец чувствовал, что устал после него больше, чем после трех часов бешеной скачки.
Вино оказалось теплым и неожиданно терпким. Любил гонец совсем другое, однако, за время визитов на Химринг успел привыкнуть к тому, что здешние вина всегда чуть горчат, и даже успел задуматься, что тому причиной - то ли земля и воздух, в которых виноград зреет, то ли предпочтения здешних эльдар. Иногда ему казалось, что второе.

- Снова спасибо, - проговорил он, допив кубок, закрыв глаза и опустившись на подушку. - Иди, Майтимо. Тебе наверняка есть что делать, кроме как меня поить. - И скажи целителю, - он сонно улыбнулся, - что я собираюсь спать и проснусь голодным. А еще - что меня можно и нужно будить, если что-то случится.

Спустя несколько мгновений гонец уже спал. Он давно успел обзавестись привычкой как мгновенно просыпаться и взлетать в седло, так и с такой же скоростью засыпать, если ничего срочного не предвиделось.

+1

41

Маитимо

http://sd.uploads.ru/t/US80m.jpg

Нолдо не отрываясь выпил свой кубок и обессиленно откинулся на подушке.

- Снова спасибо. Иди, Майтимо. Тебе наверняка есть что делать, кроме как меня поить. И скажи целителю, что я собираюсь спать и проснусь голодным. А еще - что меня можно и нужно будить, если что-то случится.

Феанарион улыбнулся краем губ глядя на засыпающего гонца. В этом маленьком нолдо было неимоверное количество энергии, неутомимой, ясной, вырывающейся в чистой улыбке даже сейчас, когда он ранен и принес тяжелые вести. Лорд понимал Финдэкано, сдружившегося с этим эльфом. А еще подумал что раньше, в Амане, когда Тень не омрачила всех, улыбка этого гонца была еще прекраснее.

Поставив пустой кубок на стол, и на секунду положив свою руку поверх здоровой руки родича, нолдо поднялся и оставил спящего.

- ... А потом я буду на твоём попечении, сколько потребуется, и, кажется, и без помощи с удовольствием усну. Надеюсь... Надеюсь, что через несколько часов у меня не будет тут компании. - Донесся голос из-за занавески. Компании? Кто там, интересно, и о чем речь.

Оруженосец, верно охранявший беседу, коротко поклонился и отступил, понимая что его пост завершен. А в компании между тем прибыло - еще один гонец-разведчик, на этот раз уже их, из Химьярингэ, из верных брата, посланный в Аглон. Сердце в груди словно пропустило удар, но, согнав секундное оцепенение, Маитимо стремительно подошел к раненому.

- Судя по тому что ты еще сидишь тут а не уложен в постель, дела твои не так плохи, - приветствовал разведчика Маитимо, с легкой, кривой усмешкой. И добавил серьезно, обняв ладонью за плечо. - Рад что ты вернулся. - А потом немного иным тоном, жаждя услышать ответ и в душе боясь услышать. - Ты нашел кого-то или что-то? - и было понятно что речь идет об Аглоне.

+2

42

Его звали Лугдаш и он был умным. Он всегда это о себе знал, но особенно уверился, когда гаркнул своим отступать, когда красный голуг открыл ворота своей крепости. Он сразу, сразу понял, что быть им мертвечиной, если не откатятся подальше. Они - то есть банда его, отряд то есть. Плевать он хотел на этих падальщиков, конечно, но подчинённые - это власть, а власть это жратва и долгая жизнь. И всё, что эти отбросы натащат, если он этого захочет, его.
Но дело было какое - мертвечиной стать было плохо, но приказ Владыки нарушить тоже было плохо. Если он вернётся с нарушенным приказом, его на крюке развесят, свои же ещё заложат, а потом из его шкуры себе прочных ремней понаделают. Ответственность надо было свалить, а ещё лучше заиметь хороший трофей. А до того рыскать им по голугским тропам оставалось.
Так вот Горфел ему знатно подсобил. У наглого зелёного урода своих парней был десяток, и шарили они на больших дорогах - голугских посыльных поджидали. Так себе удачно поджидали, раз притащились к нему в пыль носами тыкать. Выгодное предприятие предлагать - ха! Куда им то предприятие! Мелкие отбросы. А вот его банде такое дело как раз впору.
Заставу, значит, отстроили, остроухие. Лугдаш сразу понял, что это за застава, куда попряталась добыча Горфела. Хорошая застава. Разорить её - и ничего себе трофей будет.

Надо идти - Лугдаш не сомневался. Идти быстро и разом. Он был умным, умным. Если красный голуг опять откроет свои ворота, они уже точно будут мертвечиной. Сделать всё надо быстро, пока голугам не придёт помощь.
- Колотите лестницы, отродье! Живо, падаль, - о, у Лугдаша было хорошее, замечательное настроение.
Выдвинулись быстро. Дороги было на час бегом, и он ни одному недомерку не дал расслабиться по пути. Стены показались впереди. Лугдаш был умным, так что он рассчитал так: если его банда вся в стены не влезет, значит, голугов точно там меньше. Их там, небось, едва десяток найдётся. А доспехов у Лугдаша было почти двести. Хорошенько пополнил ряды теми, чьих вожаков порубили мечи Красного. Окромя лестниц у него для голугов было припасено ещё и зажигательное. Лугдаш был умный и слыхал, что в прошлый раз эти стены взяли огнём. Опытом других надо пользоваться.
Последний припас Лугдаш пока прибережёт.
- Вперёд! - заревел он и волк под ним взвыл, прыгая вперёд.

+2

43

НПС Ангелассэ

Как и предполагал целитель, его собеседник без особых колебаний выбрал:

- Поможешь сесть? А потом я буду на твоём попечении, сколько потребуется, и, кажется, и без помощи с удовольствием усну. Надеюсь... Надеюсь, что через несколько часов у меня не будет тут компании.

Обхватив раненого за плечи, он сперва помог тому перевернуться на здоровый бок, а потом - и сесть, аккуратно, с минимальной нагрузкой на рану, устроив воина в подушках.

- Опять штурм? - поинтересовался Ангелассэ у Ламараумо.

Он надеялся, что после снятия осады враги долго не посмеют сунуться к стенам. Очевидно, поспешил. Думать о том, что скоро работы может прибавиться, не хотелось, но приходилось заранее представлять, что именно требуется держать наготове и насколько увеличить запасы воды у очага.  За ней нужно было идти к колодцу вниз.

Из-за занавеси стремительно вышел лорд, направился к подобравшемуся разведчику, и целитель отошел со словами:

- Принесу лекарство.

+1

44

Ламараумо плавно облокотился на подушки. С такой раной и обезболивающим он мог бы ещё пусть не побегать, но посражаться. Или, если дела были бы действительно плохи, и побегать тоже. Роа эльда способно на многое, в беде и нужде, или ради собственной души или надежды эльда способен совершить и вынести многое. Ламараумо ждал атаки, чувствовал, как словно замер воздух, и оттого думал об этом, о том, что путь его не должен закончиться здесь, что его с ответом ждёт друг, а потому эта застава должна выстоять, какую бы силу Враг ни прислал сюда. Но он верил в тех, кто был здесь вместе с ним - и верил в Майтимо, а потому вместо подвигов он останется лежать здесь, если только дело не обернётся плохо.

- Наверняка. Преследовавшая меня шайка свернула с пути в виду крепости. Я думаю, что они вернутся с подкреплением - их довольно рыщет вокруг, - его взгляд был тёмен. Если бы не вышел навстречу гонимой словно дичь лошади, не привлёк бы внимание и орки, возможно, до заставы не добрались бы. Но конь бы погиб, да и Ламараумо был близко. Возможно, кому-то он привёл вести. Оставалось надеяться, что смерти кому-то он не привёз. Эту заставу уже брали, но - они должны выстоять сейчас.

Из-за занавеси появился Майтимо, и Ламараумо обернулся к нему сразу же, ловя взгляд. У разведчика были ответы, нужные старшему из братьев не меньше, чем его младшему брату. Это было хорошо, что Ламараумо встретил его здесь, но, всё же...

- Я понимаю, сколь важно то, что я могу ответить на твой вопрос, и оттого начну с этого. Но знай, Лорд, это не самые срочные вести, - проговорил Ламараумо. Он не начал со слов приветствия, и в этом было его собственное нетерпение, и понимание того, что он слышал в тоне Майтимо. Не было времени, чтобы говорить приветствия, в которых никто из них не сомневался. Каждый из них, вернувшийся живым домой, был желанной встречей. Лорд крепости на холме, который синдар назвали ещё в предначальные дни Химринг, был большим для Первого дома нолдор, чем просто один из них. Старший, он был Лордом для всех, и один его белый огонь хранил их народ несломимым. Так думал Ламараумо. Есть не только ярость и отвага, не только месть и целеустремлённость. Нужно что-то иное, чтобы перед лицом чёрных орд Врага, против врат крепости которого недостаточно сильны оказались их мечи, стоять, не рискуя оступиться.

- Никто и ничто не пропадает бесследно. Крепости Аглона разрушены, и Химлад разорён, но твои братья не пали там. Они и большая часть их народа отступили. На запад, через Нан Дунгортеб. Их было достаточно много, чтобы пройти этим путём. И дорогой ценой досталась Врагу победа в их землях. Их преследовали, но я уверен, что они вышли в Западный Белерианд. Я передал то, что смог выяснить, разведчикам. Они идут дальше по их следам, я же возвращался на Химринг с этими новостями, - речь заставляла замечать боль от раны, но Ламараумо не обращал на неё внимания. Она просто была.

- Теперь я скажу о том, что, боюсь, не даст нам спокойно закончить этот разговор, Лорд. В дороге я вышел на звук погони и встретил коня, которого пытались поймать орки. Конь не наш, но принадлежал гонцу. Я захватил сумку с седла, возможно, кто-то опознает. Я подозреваю, что он из Хитлума. Орки увязались за нами - похоже, что поймать гонца была их цель. Они повернули назад, увидев, что я въехал за ворота. Я думаю, что, скорее всего, они вернутся числом, достаточным для штурма. Коменданту я уже сказал, - кажется, он уже в третий раз повторялся и, вполне вероятно, Майтимо успел услышать и второй раз его рассказа, но подробности не будут лишними.

+2

45

- Я понимаю, сколь важно то, что я могу ответить на твой вопрос, и оттого начну с этого. Но знай, Лорд, это не самые срочные вести, - начал разведчик и эльф вспомнил обрывок фразы: Надеюсь, что через несколько часов у меня не будет тут компании. Лорд невольно поднял подбородок в гордом и мрачном жесте. И все же ожидание новостей о братьях сжигало - пусть хоть вторая осада - подождет!

И Ламараумо произнес это!

- Крепости Аглона разрушены, и Химлад разорён, но твои братья не пали там. Они и большая часть их народа отступили.

Вести которых ожидали больше года. Лорд владел лицом, но у всего есть свой предел - словно тень покинула его черты. Живы. То что они свободны Маитимо не сомневался, иначе бы его известили, но - живы, вот что главное. Разведчик был слишком спокоен и безэмоционален что  бы не понять - все его силы были направленны на то что бы сидеть и говорить. Он принес радостные вести, но не мог разделять их. И феанарион заставил себя остановиться. Главное сказано, все остальное - потом. Но верному брата было что еще сказать и он презирая боль продолжал:

- Теперь я скажу о том, что, боюсь, не даст нам спокойно закончить этот разговор, Лорд.

- Спасибо. А теперь отдохни. - ладонь Лорда опустилась на плечо воина. - В соседней комнате отдыхает гонец из Хитлума. Он ранен, и конь что встретился тебе принадлежал одному из его двух товарищей. Хорошо что ты встретил и привел сюда банду, - глаза нолдо сверкнули, - нам не придется самим выискивать их по окрестным холмам.

0

46

НПС Лайтанаро

Лайтанаро, комендант крепости, был во дворе - задержали после приезда разведчика. Потому и орков он увидел не первым, и даже не вторым. Дозорные, стоящие на стене, его опередили. Справа донесся встревоженный крик, слева - сигнал рога, потом - второй. Значит, дело серьезно: двойной сигнал говорил о том, что на заставу движется серьезный противник. Лайтанаро взлетел на стену, перескакивая ступеньки.

- Кто и сколько? - спросил он быстро.

Лайтанаро командовал этой заставой совсем недавно; он принял ее после того, как во время первых, самых жестоких, боев легли и прошлый командир, Фаньялиндо, и его помощник: просто так вышло, что в какой-то момент командовать и решать оказалось некому,  а Лайтанаро оказался на месте, с которого было хорошо видно, удобно драться и легко отдать приказ. После боя, вернее, в краткой передышке между тем и следующим боем застава назвала молодого эльда своим кано; и не было ни времени, ни причин спорить.
В бою Лайтанаро справлялся хорошо; в хозяйство заставы постепенно стал вникать во время недавно случившейся у них передышки. Однако воин все еще удивлялся, что он, рожденный уже на этом берегу, приказывает эльдар, которые его отцу годятся в отцы, и никто не пытается оспаривать его решений, и потому решил для себя, что постарается быть настолько безупречным, насколько возможно.

- Волчьи всадники, - ответил дозорный, поправляя стрелку шлема. - Сейчас насчитал больше сотни, хотя часть потрепанная... - он невесело усмехнулся, - зато вторая явно со свежими силами. Вооружены хорошо. Звери тоже крупней тех, что я раньше видел...

Лайтанаро кивнул.

- Я тебя сменю, - проговорил комендант. - Дай шлем и лук и беги к лорду. - Лайтанаро зло и весело улыбнулся. - Он такого веселья уж точно не упустит.

Двое эльдар обменялись улыбками; дозорный стянул с головы шлем и бросил коменданту, Лайтанаро поймал шлем одной рукой, второй перехватил лук, легким движением затянул ремешки. Мимолетно пожалел о том, кто на нем из всей брони была только проклепанная куртка... ну да все, что ниже плеч, пока закрывала стена, а в ближнем бою - будет быстрее двигаться.

Дозорный скатился по лестнице мелким камушком и широкими шагами направился к палатам целителя, куда уходил Майтимо.

+1

47

У Лугдаша были хорошие волки - он это знал, о да, он знал. Большие и сытые - вокруг было всё ещё полно мяса, чтобы хорошенько попировать. Можно было даже пожарить, а то и найти уже жареное.
"Ммм объедение", - орк рассмеялся, скаля кривые грязные зубы.
- Живей, ногами двигайте! - крикнул он пехоте, тащившей лестницы. Разделяться было нельзя, умный Лугдаш помнил об этом. Мерзкие голуги со своими стрелами их уже ждут - противный слуху рог Лугдаш, естественно, слышал. И, раз уж на то пошло, потянулся за своим. Его рог звучал уж явно лучше! Хриплый рёв вызвал ответные боевые крики и отбросы, слава Владыке, побежали быстрее. - Впереди свежие деликатесы!
Лугдаш снова оскалился, но вместо смеха положил первую стрелу на тетиву. Что делать, он уже всем объяснил и драть глотку снова не собирался. На расстоянии выстрела они разделились. Треть на одну сторону стены, треть на другую, а он лично, вместе с центральной частью банды, метил в ворота. Все всадники были при луках и стреляли. Голугов в бойницах было точно достаточно для стрельбы. Пешая часть чёрной волной хлынула к стенам. По две лестницы с каждой стороны, быстро поднятые на копьях прямо с уже почти взобравшимися воинами, так чтобы у защитников не было времени просто сбросить лестницы.
А вот по центру... По центру вперёд мчалось пять всадников, которые до того по-хитрому скрывались за спинами. Они были в лучшей броне (кроме самого Лугдаша, конечно), и вместо стрельбы закрывались большими, хорошими щитами. У первого из них на волке сидел самый лучший сюрприз для голугов - один из них. Тот, которого взял Горфел. Сам же хитрый отброс его и вёз, заодно прикрывался им. Голуг был даже вполне целым, только хорошенько связанным и чуток побитым. Позади него между двумя всадниками болтался второй сюрприз - здоровенный горшок с горючей смесью, один из нескольких, оставшихся в заначке от осады крепости красного голуга. Лугдаш как знал, что пригодится! Задача была разбить его и смесь сама загорится. Если голуги решат подстрелить этих всадников и найдут своим, чтоб их, острым глазом щель в защите, их же собственный родич будет гореть что твой факел. Ахах, Лугдаш бы даже посмотрел, как его шкура пойдёт пузырями и он будет орать, проклиная своих метких стрелков.

+1

48

Маитимо

http://s1.uploads.ru/t/SBn9q.jpg

В крепости было даже больше народа чем бывало обычно, и если орки решили напасть, то для них это будет хороший сюрприз. Маитимо мрачно улыбнулся, но что-то мешало, какое-то невнятное чувство беды. Быть может это лишь передовой отряд орков и за ним последует новая атака армий? Нет. Вряд ли... И в любом случае не это его беспокоило сейчас. Произнесенное вот буквально только что, царапало при взгляде на Ламараумо... И феанарион понял что именно его беспокоит - судьба третьего разведчика, что осталась неизвестной...

В этот момент дверь растворилась и в госпиталь вбежал еще один гонец.

0

49

Дозорный с трудом остановился - от стены до покоев целителя он пробежал бегом.

- Мой лорд, - проговорил он, выдыхая, - тревогу вы слышали, - дозорный не спрашивал, а утверждал. - К нам пришел большой отряд. Орки, крупные, хорошо вооруженные. Есть волчьи всадники. Я насчитал больше сотни, но, когда Лайтанаро отправил меня к вам, к стенам вышел еще не весь отряд.

Дозорный улыбнулся уголками губ - то ли радуясь предстоящему бою, то ли тревожась за его исход.

- Лайтанаро уверен, что ты хорошей стычки не упустишь; но может быть, доклад разведчика из срочных? Закончили ли вы?

0

50

Маитимо

http://s4.uploads.ru/t/Tqawu.jpg

Трубы не сигналят по пустякам. Но отряд волчьих всадников, больше сотни - оставалось только дивиться что их перемещение никто не заметил. Твари обнаглели - не просто рыскали по округе, а решились на атаку крепости, уже после того как осада была снята и основные силы разогнаны. Что ими движет? Риск ради чего? Ведь понятно что крепость удастся взять лишь с большими потерями, добровольно орки на такое не пойдут.

- Лайтанаро уверен, что ты хорошей стычки не упустишь; но может быть, доклад разведчика из срочных? Закончили ли вы?

- Твой комендант прав, - широко, но одними губами улыбнулся феанарион. - Мы закончили и гонцам пора отдыхать, нам пора на стену.

Бросив взгляд на разведчика и кивнув ему с благодарностью, Маитимо обернулся к целителю:

- Похоже ты будешь скоро нужен. Не буду задерживать.

С этими словам Лорд вышел, уверенный что оруженосец идет следом. В таком отношении не было пренебрежения, скорее даже наоборот. Отношения были достаточно близки что бы понимать друг друга в бытовых вопросах без лишних слов и знать  истинное отношение друг к другу.
Хотя за отношение к себе оруженосца нолдо иногда было неловко.

+1

51

НПС Ангелассэ

Целитель склонил голову в знак того, что услышал и принял. Над ним шутили сотоварищи, что он единственный из всех, кто предпочитал бы безделье работе. Несмотря на то, что свое мастерство Лассэлантэ любил, это было действительно так. Одно дело перевязывать случайные царапины, заработанные на охоте, или чарами сращивать переломы полезших слишком высоко и далеко мальчишек, не рассчитавших собственных сил, - совсем другое исцелять вот эти раны, нанесенные оружием, нарочно, с целью испортить, изгадить, искалечить или убить. Зачастую нарочито жестокие, нанесенные отравленным - или, еще хуже, зачарованным, "злым" оружием, они требовали спокойствия и сосредоточенности в момент обработки, но после, бывало, и спустя столетия у целителя сжималось сердце при воспоминании об очередном пострадавшем.
Ангелассэ снова подавил вздох. В мирные годы он тоже не страдал скукой -  изучал местные, не вполне такие же, как в Амане, деревья, кустарники и травы, исследовал, зарисовывал, записывал... Занимался виноделием, приспосабливая остатки не особенно целебных, но неожиданно вкусных ягод и трав под наливки и настойки, пользовавшиеся популярностью. Вот теперь у него в руках была бутылочка с настойкой - горьковатой, душистой, притуплявшей боль, ускоряющей восстановление сил.

Он вылил напиток в небольшую широкую чашу с низкими краями, поднес ее раненому  воину:

- Ламараумо, выпей, пожалуйста, это немного улучшит твое состояние и приблизит момент выздоровления. А потом я мог бы помочь тебе уснуть, если разрешишь. С условием разбудить, когда понадобится, - о тех эльфах, что неоднократно бывали его пациентами, он знал многое - в том числе и предпочтения, спокойнее ли им будет знать о происходящем в момент боя или приблизить исцеление, доверившись сотоварищам по оружию .

Но ни про Ламараумо, ни про Тинвэрина целитель таких подробностей не знал, потому спросил, привычно и почти между делом.

+1

52

Новость о том, что братья и их народ живы, была хорошей, и Ламараумо помнил, как сам просветлел лицом, когда только нашёл следы, когда узнал сам. Сейчас он видел это же на лице Майтимо, и в душе теплело от того, что смог привезти добрые вести. Хотелось бы добраться с ними до Макалаурэ, но разведчику не повезло. Когда он окажется на Химринге было едва ли ясно, но из-за раны в меньшей степени чем в сумме с тем, что атака, которой Ламараумо опасался, и которая была практически очевидна, всё же действительно началась.

Раздался рог, прибежал гонец, снаружи уже был слышен шум. После года осады это практически стало привычным. Битва затихала на часы и продолжалась днями, они едва не забыли о том, что можно после сна первым делом одевать не доспех, а есть в зале под смех и песни, а не урывками в коротких передышках. Они могли так жить, но Ламараумо каждый день помнил о том, что они сражаются за иную жизнь.
Сегодня битва не будет долгой - он надеялся на это.

- Удачи, - он наклонил голову в ответ Лорду и проводил его и его оруженосца взглядом, прежде чем перевес взгляд на целителя. - Спасибо, Ангелассэ, - Ламараумо благодарно улыбнулся, правой рукой принимая чашу, чтобы не тревожить спину со стороны раны. - Жалко, что я не успел уснуть, пока не началось, а теперь это сложно. Но надеюсь, что битва не будет долгой. Мне спокойнее будет знать, что происходит. Но, если затянется, я попрошу тебя о сне. Ты не против?

Когда всё закончится, и когда проснётся гонец, конь чьего товарища привёз сюда Ламараумо, он постарается рассказать ему, что знает. А пока это подождёт, хоть и печальная судьба оказалась у его спутников. Хорошо лишь то, что один из них сумел добраться.
Пока же оставалось ждать и слушать. И лечь, раз бежать в бой он не собирается.

+1

53

НПС Лайтанаро

Две стрелы ударили в стену чуть ниже верхнего края, и молодой комендант поблагодарил Владыку Манве за встречный ветер, помогавший защитникам и мешавший оркам. Сам Лайтанаро успел скомандовать залп трижды и трижды лучники успели выстрелить. Часть нападающих осталась лежать на земле. Комендант мог гордиться - он сумел подстрелить волка под одним из всадников.

На правой стороне стены дружинники сумели оттолкнуть одну из лестниц, и, хотя бой шел уже на стене, из орков на стене сумело удержаться не больше полудюжины и перевес был пока за феанорингами.
По левой стене дело обстояло хуже. Там бой шел самое меньшее на равных; на стороне защитников были мастерство воинов и оружейников, на стороне нападавших - преимущество в числе. Лайтанаро не сомневался в своих бойцах, да и времени на страх и беспокойство почти не было, но все же сердце на мгновение замерло, когда комендант взглянул на левую стену, и тут же должен был повернуться обратно, к воротам.

Лайтанаро посмотрел вниз и с трудом подавил желание зажмуриться. Один из волчьих всадников прикрывался живым щитом. Этого эльда комендант не знал, но легче оттого не становилось. Феаноринг понял, что сейчас он должен будет скомандовать еще один залп... и значит, обречь пленника на смерть? Отдать приказ о вылазке Лайтанаро не мог: как бы ему ни хотелось спасти заложника, рискнуть и открыть ворота он не имел права. И медлить тоже было нельзя - лучные залпы были сейчас крепости лучшей защитой из возможных.

- Бейте по волкам! - крикнул он, вскидывая стрелу на тетиву и мысленно прося прощения у пленника. Ничего больше Лайтанаро сейчас сделать - или, по крайней мере, придумать - сейчас не мог, а так... коменданту казалось, что так у незнакомого эльда все-таки останется надежда уцелеть, хотя и маленькая.

+1

54

Маитимо

http://s1.uploads.ru/t/0hdNV.jpg

Времени больше не было. Скачками поднявшись по ступеням из госпиталя во двор, Маитимо на несколько секунд остановился возле входа - окинуть взором и понять что происходит. Почти тут же шесть квэнди из его личной стражи выросло подле него - остальные 12 уже рубились на стенах. Все верно, пока осада не прорвана, ему больше для охраны и не нужно, и лучше проследить что бы и не понадобилось.

Маитимо двинулся вперед - он увидел что над воротами стоит командир и уже скорее догадался, чем различил под обезличивающим шлемом что это комендант. Почти бегом пересекши двор, Лорд и его воины оказались на стене, рядом с Лаитанаро. Как раз вовремя что бы услышать:

- Бейте по волкам!

Бросив взгляд за стену, что бы понять по каким именно волкам надо бить, Маитимо похолодел. Почти под самыми воротами были волчьи всадники, вооруженные уже знакомым ранее стенобитным огнем, а меж них сидел пленник-нолдо. В груди у феанариона все похолодело при виде заложника, но было некогда ужасаться, и Лорд, мгновенно приняв решение, повинуясь скорее импульсу, развернулся к коменданту.

- Прикажи открыть ворота, мой отряд попробует отбить гонца. - потребовал нолдо от своего коменданта. И тут же неслышимый приказ, позволяющий связанным правом и дружбой, слышать друг друга, коснулся предводителя личной стражи, что как раз заканчивал зачищать северную, левую стену от тварей.

Решение было стоящим риска. Если стенобитный огонь разрушит ворота, или сделает другую брешь, будет почти невозможно удержать орду наседающих и численно превосходящих орков. Но быстрая атака могла предотвратить опасность и спасти родича

- Я иду со своими! - Крикнул Маитимо коменданту, так же стремительно покидая стену, как только что на нее поднялся.

+1

55

Успех атаки орков на левой стене:
[dice=1936-16]

Успех атаки орков на правой стене:
[dice=7744-16]

Успели ли открыть ворота прежде, чем орки подожгут их:
[dice=3872-16]

0

56

НПС Нэхтанаро
Еще до того, как прозвучал приказ открыть ворота, оруженосец кинулся за щитом и шлемом. В последние месяцы он привык заранее угадывать минуту вот этой предбоевой готовности, умел быть готовым к ней и сам. Свой шлем - островерхий, с открытым лицом - он надел на бегу, крикнул второпях воину, дежурившему у входа в башню, чтобы выводили коней, а через десяток секунд уже подбежал к лорду с его личным снаряжением, спеша помочь облачиться в латную перчатку, шлем и пристегнуть щит к правой руке.

Затем вернулся за своим щитом - строевой "каплей" с восьмиконечной звездой - и занял привычное положение справа от Майтимо, уже спокойно проверяя, все ли в порядке. Слева и немного сзади занял такой же пост давний знакомый Нэхтанаро, Эрендир.

+1

57

- Не спать, крысюки вонючие! Вперёд! - Лугдаш, как орк умный, метался вдоль линии атаки своей банды за их спинами, подбадривая и будучи всегда готовым развернуть трусов обратно на врага. Дело было дрянь. С каких это пор хреновы голуги засели в этой паршивой крепостишке такой толпой?! Он этого не ожидал и он, видит Владыка, просчитался. Но отступать было ещё вдвойне глупее, да и позорно. Ну нет! Бежать этим сукиным детям он не позволит! Даже если голугов там под завязку, больше пятидесяти не может их быть. Только это чертовски много, да ещё и стреляют они... Пора было решать - уносить ноги, если что, или что.

Хм, по здравом размышлении "если что" в расчёт не бралось. Если дело пойдёт совсем плохо, Лугдаш отступит. Его главный принцип был в деле: мертвечина не боится, так что надо делать ноги, пока можно, а там уж... выкрутится. Но пока - пока всё было не так уж плохо. Его уловка в пойманным бегуном сработала - голуги, так щедро поливавшие стрелами, не сделали ничего, и пятёрка всадников чисто домчалась до ворот.
- Бросайте, нечего пасти раскрывать! - гаркнул Лугдаш больше для порядку, выехав на прямой бросок к воротам. Горфел таким уж недоумком не был - с расстояния броска огнеопасным горшком он отвернул от ворот, а двое всадников за ним притормозили и сделали своё дело. Чисто и метко, сукины дети - мгновенно полыхнувшая насыщенным алым огнём смесь растеклась от верхней кромки вниз по всем створкам. Поднялся дым и треск, всадники помчались в сторону. - Ко мне! Готовить таран! Щиты держать, отморозки.

Лугдаш оскалился и отмахнул собственным щитом очередную стрелу - близко подошёл, ну да ладно, его так просто не взять. Тем более ему нужно было подумать. План давал сбой на глазах. И, мало этого града стрел с обычно полупустых стен, так эти голуги собрались открыть ворота. За мгновение до того, как взмыл в воздух горшок Лугдаш точно видел, как створки подались наружу. Это было нагло! Не только нагло, но пугающе - а Лугдаш знал, когда бояться опасности. Так просто голуги никогда бы не попёрлись наружу. Но, видать, пленник им был нужен, ха.
- Эй, Горфел! Пусть прутся сюда, понял меня?!

- Эй, там! Хотите вернуть своего приятеля, а?! А? А живым? - этот хитрый хмырь правильно его понял. Прикрываемый подручными, развернулся к горящим воротам. - Придётся вам выйти. Поболтать. А то... его станет чууууточку меньше, - Горфел расплылся в полной кривых клыков ухмылке и вынул кривой зазубренный нож, с предвкушением прижимая его к щеке пленника.

+3

58

Есть ли пострадавшие в битве эльфы на правом фланге обороны:
[dice=9680-16]

Раненые/убитые в битве орки на правом фланге обороны:
[dice=3872-16]

0

59

НПС Лайтанаро

- Прикажи открыть ворота, мой отряд попробует отбить гонца.

Спорить с лордом молодому коменданту и в голову не могло прийти. Он быстро кивнул - потому что Майтимо двигался с бешеной скоростью, и чтобы успеть за его действиями, самому приходилось и двигаться, и говорить не медленнее. Однако попросить лорда открыть ворота самостоятельно и не снимать со стен никого из и без того немногочисленных защитников комендант не успел - Маэдрос уже спускался, собираясь возглавить вылазку. Звать мысленно лорда, уже всем собой устремившегося в бой, Лайтанаро тоже показалось бессмысленным. Он взглядом указал одному из лучников на мелькающий внизу отряд.

- Спустись с ними. Поможешь... со всем, - комендант, конечно, имел в виду в первую очередь ворота, но в последнюю минуту подумал, что, возможно, стрелок, прикрывающий спину, пригодится отряду не меньше.

Стрелок кивнул и слетел вниз по лестнице, шагая через ступеньку.
Лайтанаро вскинул на тетиву очередную стрелу - но тетива так и осталась неспущенной. Комендант услышал голос орочьего вожака.
Самому Лайтанаро мучительно было думать о том, чтобы оставлять заложника на верную смерть, но не будь в крепости лорда и его отряда, способных выйти за ворота, и не займись уже ворота пламенем, комендант приказал бы продолжить стрельбу - две дюжины его собственных бойцов и доверенная ему крепость, как бы там ни было, стоили дороже одного незнакомца. И Лайтанаро был благодарен Майтимо за избавление от тяжелого выбора и настолько грязного и недолжного решения.

Комендант с трудом заставил себя отвести взгляд, а потом и отвернуться от пленника. Здесь все решится без него, он ничего не может сделать. Но может помочь своим бойцам на правой стене, которых теснят сейчас вскарабкавшиеся по лестницам орки. Он развернулся к правой стене, выбрал себе целью самого крупного из орков, и только тогда спустил тетиву и жестом приказал своим оставшимся трем стрелкам выбирать себе цели на той же стороне.

+2

60

Результат выстрелов эльфийских лучников по оркам на правом участке стен
[dice=3872-16]

0