Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи. » Архив Первая Эпоха » Доставить живым


Доставить живым

Сообщений 91 страница 120 из 131

91

Наконец удача! Один из остроухих осел на землю: уже не боец! Второй стал отбиваться - один против них четверых, да Харш сзади подбирается.

Защита копейщиков (-1):

[dice=9680-5808-1936-11616-46]

Защита Харша:

[dice=3872-16]

Один из орков, подобравшихся слишком близко, взвыл, схватившись за лапу, которую чуть не оттяпал длинный меч. Рашуку досталось ещё, он захрипел, задёргался, и голугов клинок слегка прошёлся и по лапе вожака. Тот, ругнувшись сквозь зубы, с силой оттолкнул уже вовсе бесполезного снагу, который того гляди помрёт, прямо на раненого эльфа - рассчитывая сбить его неожиданным ударом.

[dice=1936-16]

Рашук сам же и помешал: стал извиваться и уворачиваться, и вместо того, чтоб стать каким-никаким оружием, как мог пополз от эльфийского воина подальше. Нет бы хоть тут какую пользу принести, всё равно же помрёт! Харш уже примеривался к новому "щиту": тому остроухому, что биться уже не мог. Но для того нужно было ударить по второму. Один из орков, которому вроде даже не досталось в этот раз, поднял было копьё и выронил из лап. На посеревшей морде выступили капли пота: слишком много крови потерял, пока дрался раненым. Так что по эльфу ударили только двое копейщиков (-1):

[dice=5808-3872-26]

Правда, к нему на подмогу уже бежали другие эльфы, а других орков тут рядышком не было. Харш рассчитывал, что сумеет взять заложника раньше, чем эти трое добегут.

Тем временем лучники наконец смогли поранить одного из эльфов и ещё в двоих попасть - да так здорово попасть, что эти хвалёные голуги побегли.

- Чего, уже поджилки трясутся? Знай наших! - хвастливо выкрикнул один, прежде, чем сообразил: эльфы-то бегут не от орков, а к оркам, выхватив клинки. Потому по ним надо было стрелять (-1):

[dice=3872-11616-3872-11616-5808-56]

Ещё один спешил к командиру. Тот не сумел даже поднять меч, и удар орка со всей силы по уже нанесённой ране достиг цели...  Сражаться вожак уже не мог, и орк с кинжалом спешил скрутить тяжело раненного.

Насколько быстро орк связывает Астоворимо до того, как помощь подойдёт (от 1 - не справился с верёвками до 6 - всё успел):

[dice=3872-16]

Но успел он пока что только затянуть верёвку посильней и повыше: голуг уже был тут.

- Командир теперь наш! - заорал развернувшийся к ним мечник, подбадривая себя (с этим кое-как управились вчетвером, а теперь от свеженького вдвоём отбиваться). Услышав это, Харш ухмыльнулся. Раз орёт, значит, не больно-то много на него нападает - мож, и впрямь командира захватили.  Это же ещё лучший пленник, чем тот лошадник, ежли его на Север доставить... приказ Твердыни будет исполнен. А если щас все голуги сбегутся спасать своего вожака, то его, Харша, пока оставят. И он без труда возьмёт раненного в заложники.

Отредактировано NPC Darkness (22-03-2018 15:19:54)

+1

92

Нолдо отбивается от двух орков -1, т.к. это его последний ход
[dice=3872-3872-26]

Наверное то что друзья спешили на помощь помогло Хисимо и, на пределе сил, он отбил атаки врагов, или уклонился от них. Один из тварей был ранен так, что обронил оружие, и их вожак был сзади, но у Хисимо не хватало возможности напасть на всех, и притом еще стоять над телом друга, защищая его.
Зато свежие эльфы, подойдя сзади, ударили по врагу.

Трое нолдор бьют по двум копейщикам (+1) и добивают раненого.
[dice=1936-5808-9680-36]

Нолдо что добил орка не стал задерживаться в этом месте дольше и развернулся к лучникам, собираясь уменьшить их число.

Тем временем лучники канты уже бежали к сражающимся.

Нолдор уклоняются от орочьих стрел
[dice=3872-7744-3872-9680-11616-56]

Бежать по движущимся целям для орков было еще сложнее чем по неподвижным, так что канта без потерь (пара царапин не в счет) почти добралась до сцепившихся противников. Однако, то нолдо что был ранен, понимал - его не хвати на долго. И по тому, остановившись, он вскинул лук и, куда дольше чем обычно, целился, а затем послал стрелу в орочьих лучников.

[dice=5808-16]

Тем временем нолдо нападает на двух орков, желая освободить командира (+1)
[dice=7744-5808-26]

Астоворимо лежал на камнях, не в силах подняться или освободиться, но оставался в сознании и напряженно смотрел за боем, зная что он виноват в том как неудачно все сложилось, начав бой слишком поспешно, желая не видеть и прекратить пытки. Сейчас Арандур ничем не мог помоч товарищам, а вот помешать мог - кано понимал что его хотят схватить как заложника и только Энтулон сейчас мог предотвратить это.

+1

93

Лучники, считай, совсем не попали в бегущих, да ещё по одному полетела стрела. Он дёрнулся в сторону (-1):

[dice=1936-16]

Только промедлил. Не дёрнись он, убили бы, а так в плечо стрела вошла, со стрелой в плече тетиву не натянешь. Остальные четверо выстрелили - первый в этого стрелка, другие в остальных лучников (-1):

[dice=1936-1936-11616-9680-46]

Мечники в то же время отбивались от напавшего (-1):

[dice=5808-5808-26]

Убить их голуг не убил, но ранил обоих: одного сильнее, другого слабее, и заставил отступить назад. Только что не наступили на командира. Так бы ему и надо, только связывать дальше не получалось: мало того, что свои же мешали, так ещё и подоспевший голуг мог попасть заодно по безоружному. Больно близко очутились. Так что тот орк постарался забежать назад, чтоб дальше ухватить командира и оттащить... там уж связать или угрожать, или что. А пока что нолдо мог успеть дотянуться до всех троих - до орка с верёвками и до раненых мечников, которые, отступив, опять ударили его вдвоём (-1):

[dice=9680-5808-26]

Защита копейщиков (-1):
[dice=1936-3872-26]

Копейщиков осталось только двое - и на них напали сразу трое остроухих! Да разве орки так дерутся! Прижав уши к голове, озираясь и видя, что вожак не спешит помочь, они были едва способны отбиваться. Одного поранили слегка, другого - сильней, порезав бок. Но улизнуть было некуда - пришлось драться дальше, что было сил... кончатся, так и их прикончат. Каждый метил в одного из врагов: вертеться так, как голуги, бить то одного, то другого, то третьего, оркам было не по силам. Так что третьего не ударили вовсе.

Удар копейщиков по двум нолдор (-1):

[dice=9680-7744-26]

Харш тоже не пытался лезть в драку против троих - ещё чего, пусть других дураков поищут! Зато орки с копьями подзадержали врагов, так что он ухватил раненого, сидевшего на земле голуга, так, чтобы заслониться им и приставил клинок к его шее. Вот и щит, вот и оружие, которое заставит их опустить мечи! Голуги сильнее? Что ж, зато он, Харш, хитрее.

- Хотите видеть своего дружка живым - кончайте бой и дайте нам уйти! Иначе глотку ему перережу.

Уцелевшие орки  завопили, будто уже победили. Всё-таки Харш - голова! А то уж думали, не уйти живыми. Услышал его и Рашук, которому сильно досталось, пока вожак его как щит применял. Драться он так и так не струсил, сделал бы ноги, но теперь не то что бежать, встать не мог и только пытался уползти куда подальше.

Отредактировано NPC Darkness (24-03-2018 18:46:22)

0

94

Нолдор уворачиваются от стрел
[dice=5808-1936-7744-3872-46]

Эльфы, обнажив мечи, бежали на орков и двое добрались без потерь; раненый родич, припав на колено, с наложенной на лук тетивой ждал момента, стараясь не терять силы. А еще один лучник, получив выстрел почти в упор, сбился с шага.

Куда пришло ранение? 1 - голова, 6 - корпус, с права налево 2, 3 - руки, 4, 5 - ноги.

[dice=3872-16]

Стрела пробила правую руку, но, перехватив меч левой, феаноринг продолжил бой.

Трое лучников, вооруженных мечами, атаковали орочьих стрелков в тот же момент что и их товарищ (+1)

[dice=9680-7744-7744-7744-46]

Тем временем еще один роквен сражался, отбиваясь от мечников и желая освободить своего командира (+1)

[dice=9680-11616-26]

Эльф страшился и той жалкой твари что сейчас копошилась, спутывая веревкой Астоворимо, но, что бы добраться до кано нужно было убрать помеху с пути. Без малейшего труда блокировав выпады врагов, нолдо пробивался к Арандуру.
(+1)

[dice=1936-5808-26]

Упав на камни, пытаясь приподняться на локтях, Хисимо видел как Таурэндиля оттащили за ноги, но уже ничем не мог помочь. Сражающиеся кружились возле него и вот рядом на землю пал еще один его товарищ, проткнутый копьем в грудь.

Защита от копейщиков
[dice=1936-1936-26]

Последний же оставшийся феаноринг не мог  отступить, бросив товарищей. Он видел что вожак орков схватил Таурэндиля, но тварь боялась лишь за свою жизнь, не требуя от всех бросить оружие. И молодой Лаикалиссо  продолжил сражаться, хотя стало неожиданно не по себе - ведь это был не серъезный бой, лишь стычка с шайкой, так почему же они несут потери? Живы ли его друзья, или он и вовсе один из оставшихся? Не было времени оглядываться.

Лаикалиссо бъет по оркам-копейщикам (+1)
[dice=3872-3872-26]

0

95

Выстрел лучников вышел удачней прошлого, оттого, что остроухие уже близко были: одному руку прострелили. По другим тоже не промазать с такого расстояния, да доспехи эти, чтоб их! Да голуги так крутятся, как орк едва ли сможет. Всё ж теперь пришлось крутиться, как получиться: голуги теперь напали на них.

Лучники уворачиваются от мечей (-1):

[dice=9680-3872-11616-11616-46]

Получилось неплохо: двое ловко увернулись, ещё одного так, слегка задели, и только один свалился наземь от эльфийских мечей. Мечей у орков-лучников не было, были зато кинжалы, и не по одному - их можно было швырнуть или ударить ими по близкому врагу.

Орки-лучники отвечают эльфам кинжалами (-1):
[dice=5808-9680-9680-36]

Недавно они стреляли по голугам, и им не отвечали. Теперь же они с завистью косились на других: один орк на одного эльфа, и вожак неблизко, и заложников не взяли - не то что другие. Вон, с одной стороны копейщики уложили кого-то - наповал, нет ли, разве разглядишь! Только против них стоял теперь один боец, других не было.

Защита копейщиков:

[dice=11616-3872-26] 

Дальше лучники смотреть не могли: пока поглазеешь на других, самого прихлопнут. Поэтому они не видели, как один из них, раненый ещё в прошлый раз, приволакивая ногу, кое-как отбежал от напавшего, оставив второго, удачно отступившего - не дальше расстояния удара копья. Вообще-то драться он ещё мог бы, хватило бы силёнок... но тогда как пить дать свалился бы после собственного удара и сил сбежать могло бы не остаться. По пути он ещё ударил копьём по раненому эльфу.

Пытающийся сбежать копейщик бьёт по Хисимо (-2):

[dice=1936-16]

Хотел он добить раненого, но тут второй тоже отбежал назад, и орк только задел своего, хоть и без вреда.

Один оставшийся копейщик приготовился к удару по эльфу:

[dice=1936-16]

Но отбегая дальше и дальше от длинного меча, не попал сам, перепугавшись от бегства сородича (который ещё и его толкнул!) Разве тут ударишь хорошо...

С другой стороны мелкий орк наконец управился с верёвками и закончил связывать оттащенного в сторону командира. Голуга мечники достать не смогли, зато и не подпустили пока.

Защита мечников (-1):
[dice=3872-1936-26]

Но удача их тоже кончилась: недаром боялись этого, свеженького и злого, ещё когда к ним бежал. Один из раненых орков двигался слишком медленно, чтобы мог отбиться, и теперь только корчился на земле. Второй мечник, которого только что оцарапали, остался один на один с эльфом. Не выдержав этого, он побежал назад, туда, куда оттащили командира. Голуг, конечно, бегал никак не хуже него и мог ударить, но и мелкий орк уже тянул лапы и кинжал к связанному.

- Да, кончайте с нами драться, а то вожаку вашему кровь пустим! - визгливо выкрикнул он, подражая Харшу.

Харш со своим заложникам услыхал крик и смекал, что теперь делать. На его заложника и не поглядели - мож, он для них не особо ценный? Обычные эльфийские штучки: пока воин, пусть бьётся как может, а как ранили, так всё, падаль... Но с командиром могло и выгореть... Таща своего заложника - всё ж защита - он двинулся туда, где должны быть эльфийские коняшки. Если голуги дадут шайке уйти, их надо бы порезать; если нет, тем более. Тогда всему этому отребью конец придёт - туда ему и дорога, но ему придётся, не дожидаясь того конца, бежать на север к своим с пленником. да хоть к пещерке той, там всегда стража, и рабов туда пригоняют - надобно, чтоб за ним не верхом гнались. С пленником бежать, это  не то что просто одиночке - стрелять не будут. Но лучше б выгорело с командиром.

Полуживой Рашук тем временем, сколько было сил, полз дальше. за камни... Туда, где увидел  пленного голуга, над которым так недавно потешался. Только теперь ему было не до потехи: сам на ногах не держался. Он замер на месте, сжав в лапе кинжал - не чтобы добить, хотя щас самое время бы добивать пленных, а чтобы его не добили, если что.

Отредактировано NPC Darkness (26-03-2018 23:37:05)

+1

96

Трое нолдор увернулись от кинжалов и ударили в ответ:

(+1)
[dice=9680-9680-5808-36]

Трудно было ожидать такой прыти от орков, но страх неизбежной гибели был столь силен в них, что придал неожиданной силы и ловкости. И все же орки не могли соперничать с нолдор. Отака не принесла оркам удачи, а ответ нолдор был сокрушителен.

(+1)
[dice=9680-11616-9680-36]

Тот эльфийский воин-лучник что был ранен стрелой, не стал присоединяться к драке, но, пока еще имел силы, развернулся и ударил в спину орка-копейщика, что пытался бежать.

[dice=1936-16]

Увы, выпад не принес удачи. Стрела не только лишила руку подвижности, но и торчащее древко мешало сражаться.

Лаикалиссо, увидивший что даже поверженным товарищам грозят смерть и новые раны, исполнился гнева и сверкая глазами продолжил нападение (+1)

[dice=9680-16]

В то же время, первый из раненых лучников, сидящий вне боя, тяжело опершись на лук и выжидая момента, наконец увидел ту свою последнюю цель которую ждал: возле командира, что лежал не шевелясь, были два орка, а товарищ из канты застыл в нескольких метрах от них. Цели были столь близки и доступны, что промахнуться было невозможно, и орк угрожавший Арандуру кинжалом,свалился со стрелой в горле. Но и сам стрелок бессильно осел на камни.

Тэрэт не успел убить тварь: развернувшись орк побежал, а нолдо, словно налетел на стену, услышав слова второго:

- Да, кончайте с нами драться, а то вожаку вашему кровь пустим!

- Не трогай его, и я не трону тебя. - Холодно и резко ответил феаноринг. - Второй же не твоя забота.

Эльф надеялся что это сможет помочь, что сейчас он сможет убить хотя бы одного противника, а со вторым как-нибудь после разберутся; правда уже не он, ведь он свяжет себя словом. Но... не понадобились уловки. Орк с кинжалом свалился и задергался, умирая, а нолдо в два скачка оказался над телом командира, большее желая отогнать от него уцелевшего врага, но и не упуская возможности при случае рубануть орка мечем.

(+1)

[dice=7744-16]

На Харша с безвольно повисшим Таурэндилем никто словно бы не обращал внимания.

+1

97

Защита троих орков от нолдор (-1):
[dice=5808-9680-9680-36]

С кинжалами от мечей особо не защитишься, но один почти увернулся, припадая к земле;  по плечу всё-таки прошёлся клинок, но не так сильно, как мог бы. Второй пытался отбежать за спины сородичей, но взвизгнул, раненый, когда тот, кем он пытался прикрыться, свалился от удара и уже не поднялся. Сбежать бы им всем, да все друг другу за спины спрятаться не могут...
Поэтому двое раненых орков ударили, как могли (-1):

[dice=5808-5808-26]

А могли - кое-как, едва-едва.

Раненый копейщик после неудачного удара пытался бежать как мог, хотя голуги больше по нему и не попали. Сил на драку всё одно не осталось.

Защита второго копейщика от Лайкалиссо (-1):

[dice=7744-16]

Второй от удара по руке и от страха аж копьё выпустил - пришлось подбирать. В общем, дела у шайки шли хуже некуда. Даже тот орк, которому вроде как свезло скрутить командира, свалился подстреленным.

Защита орка-мечника (-1):

[dice=9680-16]

Бежавший к командиру метнулся назад, так только и уцелел. Этот всё же ударил по остроухому - потому как деваться было некуда. Ударил, отступая назад...

Удар орка-мечника (-1):

[dice=3872-16]

Вот как вышло, так и ударил.

Харш не оглядывался. Довольно было и того, что слышал! Что было хорошо - на него покуда не глядели; что плохо - на заложника тоже. "Разве на щит сгодится", - сплюнул Харш. А может, просто не заметили? Тогда свезло. Шайку-то голуги вот-вот перережут... "Главное, чтоб не верхом погнались", - смекал он перед тем. Расчёт его был на то, что коняшки бродят на расстоянии, и можно будет перерезать их по одной. Только пока он тех коняшек даже не видел.

Отредактировано NPC Darkness (17-07-2018 15:08:29)

+1

98

Судьба орков была уже решена, и вскоре эльдар добили тварей - никто не ушел кроме вожака. Эльфы дали ему отступить, что бы орк не причинил вреда заложнику, но теперь Лаикалисо и его товарищ двинулись по следу, что бы спасти Таурэндиля.

Остальные эльфы занялись ранеными и стаскивали в кучу на отшибе убитых (к счастью только из орков). Из эльфов было пятеро ранено, и все серьезно.

Когда над Арандуром склонился Энтулон, кано сжал пальцы, готовые заняться его ранами, и коснулся сознания своего роквэна: перед взором эльфа встал горец, раненый и связанный по рукам, скрывшийся за камнями.

- Найдите его, - сказал Арандур, и воин, кивнув, немедленно отправился за аданом. Но друной эльф уже занимался бедром командира.В это же время двое нолдор привели из-за камней, с другой стороны поляны, Тинвира; свободного от пут, но слабого после пережитых мучений.

Энтулон, едва зайдя за камни, окружавшие "поляну", увидел след атана - похоже он поскользнулся и оставил кровавые отметины на камнях, на уровне плеч. Нолдо двинулся вперед, встретив еще несколько таких знаков; похоже человек едва шел, то и дело спотыкаясь и пошатываясь. Через несколько метров эльда нашел того, кого искал: горец был слишком слаб что бы уйти далеко, даже на одном упрямстве, но сейчас и того не требовалось.

+1

99

Харш оглянулся - не гонятся ли? Вроде нет. Мож, добивают, кто остался, мож, своих вытаскивают и лечат. Дохлых закапывают, если кого шайке удалось прикончить. На этом тоже время могли потерять. А он пока уйдёт куда подальше, к пещерке знакомой. И выберется, как и прежде всякий раз выбирался.

Он перекинул заложника через спину поудобней, пригнулся и припустил что было сил. Как вначале, когда думал, что за ним может быть погоня. Сейчас-то наверняка будет... тогда он, правда, налегке был, не то что сейчас, но шайка не только голуга, а и коняшку его тащили. А орком он был сильным, не то что эта падаль. Завернул за скалу. Так лучше; голуги наверняка потом опомнятся и будут искать его как вожака и его пленника тоже, но лучше, чтоб сразу не знали - в какой стороне. Видят они далеко, но не за скалой же! И всё же коняшек стоит отыскать... потому как верховые скоро проскачут и там, и тут. Да, они шуметь могут, и к ним побегут; но мож, не успеют. А ежли что, у него заложник...

...Барэнор, увидев нолдор, улыбнулся. Если стали искать его, значит, бой закончен или подходит к концу.

- Спасибо вам - а то я бы едва ли выжил, - ответил дортонионец, а после двинул рукой, пытаясь потереть лоб - забыв на миг, что руки связаны.  Верёвки не только доставляли неудобство, причиняли боль. Но в Ангбанде это и было повседневностью: боль, верёвки, оковы... и рабство у врагов, от которого он не раз пытался бежать, до сих пор не слишком удачно.  Теперь же он был свободен, и даже орков рядом не было. Он был слаб, но это было не важно. - Скажите, как Тинвэ? Его удалось спасти?

Отредактировано NPC Darkness (21-07-2018 18:00:08)

+1

100

- Спасибо вам - а то я бы едва ли выжил. Скажите, как Тинвэ? Его удалось спасти?

- Да, он у нас, - кивнул Энтулон. - Если выберемся отсюда, то все будет хорошо. - Нолдо, в своей своеобразной манере, хотел подбодрить адана и предостеречь что расслабляться рано.

Эльф перерезал путы пленника и помог добраться до стихийной стоянки, прямо на поле боя.

- Скоро дойдем до лошадей, там найдутся плащи. Не замерзнешь? - с сомнениемспросил эльф.

Половина канты была ранена и нуждалась в заботе, к тому же, они были на земле Врага и стоило уходить скорее, пока не появилась шайка побольше, но на ногах было лишь четверо, один похищен, да один с конями. Двое нолдор остались перевязывать товарищей, двое ушли за орком.

Астоворимо уже несколько пришел в себя и поднялся на локтях:

- Мы не истечем кровью - идите и верните Таурэндиля, - распорядился кано, а потом обратился к горцу. - Подойди, я перевяжу твои плечи.

Нолдо, что остался с лошадьми, пошел навстречу к остальным, повинуясь зову командира.

Лаикалисо отыскивал следы орка
[dice=1936-16]

+1

101

Хотя Харш и спешил уйти, бежал тоже не абы как. Всюду - пыль да зола... на камнях, где слой тонкий, как раз след и оставишь, и голуги живо выследят. А где больше, там только взметнётся и осядет так, что не разберёшь: бёг здесь кто или так, ветер один. Но и тучу за собой поднимать не годится - долго висеть будет, издали приметят. Он умел - и ума, и опыта хватало. Вот где коняшки могут быть, только угадывал. Почуют они его издали, нет? Вроде не должны, ветер щас не такой...

По правде говоря, искать их было не лучшим замыслом Харша, но он вбил его себе в голову. И голугам навредить, не так, так этак, страсть как хотел...

Нашёл ли вожак лошадей:
[dice=3872-16]

Но не увидеть, ни учуять их не вышло. Коняшки те, видать, были в другой стороне; а он не мог бегать по всем сторонам, искать, где.  Тогда в сторону уйти надо,  потом вернуться; авось успеется до пещерки добраться. Там и заложнику достанется на орехи - за то, что тяжёлый, и за шайку перебитую...

...- Да, он у нас. Если выберемся отсюда, то все будет хорошо. - ответил нолдо.

- Если все живы и свободны, всё уже хорошо, - отозвался дортонионец. Тем более, что с Барэнора сняли путы, помогли идти... он припомнил, когда ему в последний раз кто помогал. Гэльмир вот однажды надсмотрщиков отвлёк, хотя его в тот раз обратно вернули. А он его даже поблагодарить не успел как следует; зато теперь может - рассказать. Быть может, его родным, друзьям весть передадут, это и будет благодарностью.

- Скоро дойдем до лошадей, там найдутся плащи. Не замерзнешь? - только после вопроса адан и осознал, что уже изрядно замёрз. Но не так же, чтоб до плащей не добраться! Так что он чуть заметно покачал головой. Единственное - сейчас, когда никуда не надо было бежать, никого отвлекать, ни от кого спасаться, сильнее навалилась слабость. Так что подходя к командиру отряда, дортонионец неожиданно для себя споткнулся чуть ли не на ровном месте.

Отредактировано NPC Darkness (27-07-2018 15:42:19)

+1

102

Лаикалисо был горяч и порывист: ему не удавалось увидеть куда скрылся орк с его товарищем, и каждая пораченная минута лишала их шанса найти тварь в этом лабиринте, по тому, отринув осторожность, нолдо вскочил на один из валунов, выпрямился во весь рост и стал вглядываться по сторонам. Его примеру последовал и второй разведчик, правда отойдя на несколько метров в сторону. Вскоре их бегом нагнало еще двое нолдор отряда, и поисковая цепь, прыгая с валуна на валун, двинулась в поисках орка и родича.

[dice=9680-7744-1936-5808-46]

Этот метод дал результат: один эльф лишь краем глаза уловил движение, но второй четко увидел исчезнувшего за камнями врага. Повинуясь молчаливому сигналу нолдор немедленно приникли к валунам и соскользнули на землю - теперь они знали куда идти, но не хотели что бы орк тоже их заметил. Началось не преследование - погоня.

А навстречу им шли кони Валинора. Наткнулись ли кони на орка?

[dice=3872-16]

- Если все живы и свободны, всё уже хорошо. - Суровый Энтулон не раделял радости адана. Они на Вражьей земле - здесь нельзя расслабляться, тем более с такими потерями в раненых... Но спорить нолдо не стал.

Астоворимо было больно видеть своих раненых воинов, Тинвира, Смертного, но все что он сейчас мог - вывести их безопасное место, это главное.

- Слава тебе, - приветствовал командир горца, кивнув головой и глядя в глаза. - Я Арандур из Химринга. - Астоворимо назвался самым кратким из своих имен, что бы адану было проще. А потом занялся плечами - раны грязные, но все что сейчас хотел эльф, это что бы спасенный ими не потерял слишьком много крови; промывание и лечение оставим на лучшие времена. Положив руки поверх разодранных плеч, едва касаясь их, феаноринг застыл, но кровь потихоньку начала сворачиваться и раны перестали кровить.

Нолдо оторвал руки от адана и сдерживая вздох оперся о землю. А про себя пожалел что ни у кого из них нет плащей, что бы укрыть полураздетого, да еще и потерявшего много крови горца, тот, должно быть, здорово замерз. Жестоко было его посылать куда-то... но уж лучше чем просто сидеть на морозе.

- Ты сможешь помочь? Двое моих воинов ранены не настолько что бы не могли ходить. Снимите с орков их плащи - для тебя и Тинвира.

+1

103

Место Харш знал хорошо. Большие камни тут и там валялись, так полегче было удрать. Он и удирал, да ещё с пленным... и отыграться на ком будет. Пока было рано забавляться или там так валяться и пить, или ещё чего, это всё после... Порой он озирался, но не часто, чтоб не медлить. Принюхиваться ни времени, ни смысла не было: ясное дело, голуги рядышком! Не углядели бы, не отыскали бы, пока к своим не подберётся поближе...

Сам он погони не приметил...

...Приветствие удивило горца - да что он такого сделал?

- Меня славить не за что; тебя не знаю, как благодарить... Арандур.

Освободил, перебил орков, теперь и кровь остановил. Жаль, конечно, что среди нолдор были раненые, а так - можно было только радоваться. Хоть и холод пробирал всё сильнее, и губы пересохли, и ноги подводили... ничего, справится как-нибудь. Холод под вольным ветром куда как лучше спёртой духоты чёрных нор...

- Ты сможешь помочь? Двое моих воинов ранены не настолько что бы не могли ходить. Снимите с орков их плащи - для тебя и Тинвира.

Дортонионец кивнул. Да,  снять с двух орков плащи сможет. Потом согреется, отдохнёт. Да, им придётся отдохнуть тут, у этих скал - отряд не сможет сразу вернуться на неприступный Химринг, откуда пришёл...

Неприступный Химринг… так и говорили, когда доходила какая весть или слух от своих. Иной раз пускали и иной слух - мол, взяли его, всё... кто из пленных эдайн верил, кто нет. А после ещё кто-нибудь, кого только захватили, передавал шёпотом, рискуя быть наказанным: нет, стоит, держится и бьёт врагов. И ясно становилось, от кого те слухи шли... не тем, так этим согнуть хотели. Чтобы и не надеялись спину разогнуть, и не мечтали о свободе, тем более не пытались её вернуть...

Когда его схватили, он считал этот день несчастным, но благодаря этому отряду всё обернулось к лучшему. С тех пор, как на него навалились орки, не было дней столь же счастливых, как этот.

+1

104

Нолдор быстро пробирались вослед за орком, двое из них обогнули гряду камней, что бы устроить вожаку засаду. Если напасть неожиданно, то вряд ли тварь причинит вред Таурэндилю.

Удалось ли эльфам обогнать орка и устроить засаду?
[dice=1936-9680-26]

Лаиколиссо не удержался на поехавших камнях и разве что не скатился под ноги орка; преземлился рядом, но сделал вид что крепко приложился о склоны и не способен к бою.
В то время как его товарищ наоборот благополучно спрятался меж двух огромных валунов.
Двое других же нолдор, пока оставаясь не видимыми, отрезали орку путь к отступлению.

- Меня славить не за что; тебя не знаю, как благодарить... Арандур.

Астоворимо взглянул в лицо горцу. Человек был не многословен, не пожелал даже открвть свое имя, но не по тому что не доверял - мало ли? Кано был не любопытен до чужих тайн.

- Мы увидели следы боя, - стал рассказывать нолдо, - нашли лошадку Тинвира, того эльфа что схватили орки, решили полверить не сможем ли отбить его; и вот мы здесь. Мы сделали то что должны были сделать, не больше. А мысль что еще один родич в руках врага доставляла боль, с которой не хотелось бы жить. И дважды радостно что не только Тинвира удалось отбить, но и тебя встретить. Прости, но какое-то время нам пришлось наблюдать за вами из-за камней, и я видел как ты держался. Ты герой, адан. Один, раненый, обессиленный, ты вел себя как воин, ты защищал и прикрывал товарища, был готов умереть мучительно и в безвестии. Я был свидетелем величия и доблести твоей души. - Астоворимо говорил с почтением.

Но тут подошли двое раненых (и оба так же в руки), что бы помочь горцу и Тинвиру одеться.

Лошади, тем временем, приближались к площадке с ранеными.

+1

105

Когда голуг свалился прямо перед Харшем, ясно стало, что удрать незаметно в этот раз не вышло. Выследили! Про коняшек можно было забыть. Что ж - не зря он подстраховался, заложника этого на себе волок. И тот щенок, что гнался за ним, здорово шарахнулся. Будь он один против шайки, щас потешились бы над ним; только всё было наоборот - голугов было много, а выкручиваться одному Харшу… Других рядом видно не было, но опыт подсказывал орку: это только не свезло одному, другие где-то прячутся... Не он один мог укрыться между камешков.

Потому Харш перекинул заложника и приставил к шее кинжал.

- Тронете меня - дружок ваш сдохнет. А сговоримся, жить будет, - отпускать его Харш, ясное дело, не собирался. У него приказ: доставить в Твердыню голуга с Химринга. Не того, так этого. Так что жить остроухий будет - об этом он позаботится. И перевяжут его, как до своих доберётся, и мазью смажут... С ним, правда, и не начинали ещё, но у своих успеется.

Орк глянул  на того голуга, которого будто нарочно рядышком свалили. Вроде как жив.  Тоже может стать заложником. Двоих так не схватишь, но можно ногу на горло поставить. Он выберется, как всегда выбирался. Не личинка!

Только бы голуги испугались и отступили. Только бы этого заложника не считали уже падалью - остроухие, они ж такие...

...Слова Арандура и ободрили, и удивили адана. Если послушать, получалось, что он - герой. Но он себя героем вовсе не чувствовал - вот если бы сумел освободить нолдо, тогда, быть может...

- Тогда ты видел - Тинвэ… Тинвир вступил в бой с орками вместе со мной, хотя его перед тем пытали; и после...

Адан неловко набросил плащ и завернулся в него... руки дрожали. Кажется, он малость переоценивал свои силы - думалось, сейчас от одной радости пройдёт со своими спасителями куда угодно, а - нет: раны и слабость давали о себе знать. Да уж, герой-адан…

Поняв, отчего Арандур назвал его просто аданом, он спохватился:

- Забыл сказать: я Барэнор, с Дортониона.

Конечно, сейчас простительно было забыть о вежестве, никто б его не упрекнул; но ему славу воздают,  а он даже не представился...

+1

106

В ответ на слова орка Лаикалисо попробовал приподняться на локтях, слабо застонал, и упал словно без сил. Эльфы в засаде тоже не проявляли себя.

Лаикалисо ругал себя за неосторожность - теперь не приходилось надеяться на скрытность, но еще можно попробовать хитрость. Быть может орк склониться над ним? Или тоже совершит какую глупость?

Вновь застонав, Лаикалисо вытянул вперед руку. Краем глаза эльф заметил что камни под ним очень удачно окрасились кровью из неглубоких ран, быть может враг купиться и поверит в его плачевное состояние?

- Стой. Не трогай его! Ты один едва уйдешь, так отпусти его. Скоро нашь отряд добъет твоих дружков и тоже пойдут тебя искать.

Про себя нолдо надеялся что сможет соблазнить орка попробовать взять в плен и его.


- Тогда ты видел - Тинвэ… Тинвир вступил в бой с орками вместе со мной, хотя его перед тем пытали; и после...

- Нет, не видел, - качнул головой Астоворимо. - Я даже не знал что у вас был бой. Если бы мы его застали, то напали бы куда раньше.

Горец запахнулся в плащ, а родичи укрыли Тинвира, что впал в забытье. Сам же адан вернулся к Арандуру:

- Забыл сказать: я Барэнор, с Дортониона.

Астоворимо кивнул, принимая имя.

- Садись рядом, нужно ждать коней. У нас при себе ни плащей, ни фляг, ни еды: все на седлах. Но ждать осталось недолго. - И когда Барэнор опустился на каменистую землю, эльф продолжил. - Скажи... - нолдо едва прикусил губу, по тому что было неловко спрашивать об этом, но и не спросить было нельзя. - В плену, встречал ли ты кого-то с Химринга, Врат, Аглона?

+1

107

- Стой. Не трогай его! Ты один едва уйдешь, так отпусти его. Скоро наш отряд добьет твоих дружков и тоже пойдут тебя искать.

Харш осклабился, обнажая буро-жёлтые клыки.

- Ты меня за дурня держишь? Что я, не чую: ваши тут же вертятся, - не носом чуял, но какая разница-то? Мож, в него уже стрелы нацелены - потому только не стреляют, что заложник. А этому, кажись, он правда нужен... тогда на горло нечего ногу ставить, вот сапогом по протянутой руке, да побольнее, самое то. Посильнее влупить - это не щас, щас удрать бы. И приказ исполнить. - А пустить... вот ежели только на тебя сменять. Обещаешь не сбегать и не драться - отпущу твоего... кто он там тебе?

Мож, пленник этому упавшему братец или папаша, или ещё кто... Тогда может и выгореть. Это будет лучше, чем с тем заложником: первое дело, тащить его легче будет, не так плох, хотя и шмякнулся здорово; а второе и главное дело - обещание. С ним тоже может выгореть: щас у голуга и так силёнок не хватит, а что обещание это на всё время плена, может и не дотумкать. Даже если после в молчанку будет играть, притащить раба, который бегать не будет, потому как обещался - это на Севере оценят. Добраться бы только...

Глаза его в это время шарили туда и сюда: мож, приметит, где там другие голуги. Лучше бы знать, откуда удара или стрелы ждать, если что...

...Барэнор сел, снова прислонившись к камню. Совсем недавно так же сидел, хоронился в ямке в надежде, что орки его не выследят, что удастся на сей раз до своих добраться. И был ныне у друзей, пусть и на этой земле, усыпанной пеплом.

- Скажи... В плену, встречал ли ты кого-то с Химринга, Врат, Аглона?

- Там не просто вести разговоры, так что я знаю не многих, всё больше - из эдайн и нолдор моей земли. Вот Ормэсурэ - с Аглона. Он не уставал злить ангбандских тюремщиков. Не знаю, жив ли ещё. Ещё... Куликальма, его в оружейни отправили. Перед тем он передал нам, что Химринг стоит как стоял, - адан сжал зубы. - Как-то орки потащили сжигать обрывки одежд тех, кто под пытками умер, я  различил там гербы вашего Дома... тут, прости, имён не назову.

Он умолк, а затем спросил.

- А ты имя Гэльмира не слышал прежде? Он с запада, не с востока, но - может быть, знаешь?

Отредактировано NPC Darkness (10-08-2018 18:47:34)

+1

108

[dice=1936-5808-26]

0

109

- Ты меня за дурня держишь? Что я, не чую: ваши тут же вертятся.

Вожак не поверил и это было ...неожиданно досадно и стыдно: от того что соврал, а тебя орк поймал на этом, да еще так небрежно. Лицо Лаикалисо вспыхнуло, но тварь продолжила:

- А пустить... вот ежели только на тебя сменять. Обещаешь не сбегать и не драться - отпущу твоего... кто он там тебе?

Юный эльф сел и сжал разом пересохшие губы. Дать обещание орку... да, это было возможно. Друзья рядом и они освободят его, а Таурэндиль будет в безопасности... Да и слово данное одной твари, это не слово данное Северу.

- Как мне тебе поверить? - воскликнул эльф. - Получив мое слово, что мешает тебе взять в плен нас обоих?

Феаноринг тянул время, давая его друзьям, раз уж так всех подвел, упав... А так же продолжал гнуть линию "я здесь один".

Остальные нолдор и правда не теряли время, бесшумно подходя ближе, готовясь для атаки. Вожак, держа нож у горла Таурэндиля, не мог крутить головой и видеть что творится у него за спиной, только то что перед ним. Нолдор решили воспользоваться этим и тихо со спины. Раздался тихий хлопок титивы и стрела глубоко вошла в голову орка, через левое  ухо; Лайкалисо бросился с колен вперед, что бы подхватить бесчувственного товарища, принять его с рук на руки у медленно заваливающегося орка.

Барэнор заговорил, и Арандур напрягся, весь обращаясь в слух. Ормэсурэ - нет, не слышал и не знает этого смелого и гордого родича, Куликальма - не знает лично, но видел его имя в списках, что составлялись для летописей. А вот обрывки одежды... да, роквэн знал что так было, но все равно слышать было... смесь почтения, гнева и холода меж лопаток.

- Спастбл за имена, - ответил Астоворимо после невольной паузы. - Я знаю тех кто хотел бы услышать от тебя о них как можно больше: лорд Макалаурэ и близкие Куликальма. Если ты захочешь о том говорить. - Нолдо вновь немного помолчал, и добавил. - Я не смогу совершить тризну по всем кто погиб в плену, за всех кто смог устоять, за всех у кого не вышло... Но если ты захочешь это сделать, я был бы рад разделить с тобой вино и скорбь.

Но Астоворимо было что ответить и Барэнору.

- А ты имя Гэльмира не слышал прежде? Он с запада, не с востока, но - может быть, знаешь?

- Да, я знаю его и его брата Гвиндора. Вот только не знал что Гэлмир в плену... Печальные вести. Что ты о нем слышал? - Нолдо напряженно всматривался в лицо горца. И в этот момент особо остро ощутил что перед ним сидит Смертный. Не ложилось измождение такими следами на черты эльдар... И в бесконечный раз феаноринг подумал как неправильно все происходящее, как страдает мир от Врага, как тяжело видеть краткий людской век окруженный болью и лишениями...

- Могу ли я что-то для тебя сделать, Барэнор?

Едва командир договорил, как на поляну донеслись звуки приближающегося конного отряда. Скоро раненых посадят верхом и можно будет убираться прочь из этих опасных мест.

+1

110

Харш видел, что остроухий правда готов дать слабину, пообещать, что он хотел - ещё до того, как он спросил:

- Как мне тебе поверить? Получив мое слово, что мешает тебе взять в плен нас обоих?

- Я цацкаться с тобой не буду, - отсюда нужно было убираться, побыстрее и подальше. А взять в плен обоих... было бы кому тащить, точно так бы и сделал. А не было бы приказа доставить живым, просто угрохал бы пленника, ещё раньше, чем этот рядом свалился, и удирал со всех ног... - Или обещаешь, и меня-а...

Он не договорил, заваливаясь набок. Лапа с кинжалом дёрнулась, царапнула заложника по горлу наискось - но только что царапнула....

- Я знаю тех кто хотел бы услышать от тебя о них как можно больше: лорд Макалаурэ и близкие Куликальма. Если ты захочешь о том говорить. Я не смогу совершить тризну по всем кто погиб в плену, за всех кто смог устоять, за всех у кого не вышло... Но если ты захочешь это сделать, я был бы рад разделить с тобой вино и скорбь.

- Захочу, - кратко ответил адан, и нужно ли было больше слов? И рассказать захочет, и разделить вино. И оплакать, если выйдет.. когда он плакал в последний-то раз?

Дортонионец не ждал, что так получится, но Арандур знал Гэльмира. Он встрепенулся.

- Брат Гэльмира! Передать бы и ему вести! Гэльмир однажды помог мне бежать из рудников. Стражи точно увидели бы, как я ползу через трещину, но прежде, чем они развернулись в мою сторону, он как бы невольно ударил киркой по орочьему сапогу.. конечно, на меня уж никто не смотрел. В тот раз меня всё равно поймали, уже близ выхода... А я Гэльмиру даже спасибо не мог сказать.

За то, что он подставил себя под удар. Его не убили, конечно - тех, кто уже был послан в рудники и кузницы, убивали как раз нечасто... Но чем для нолдо могла обернуться эта помощь, адан себе представлял.

+1

111

Лаикалисо прижимал к себе Таурэндиля, крепко и судорожно, пытаясь унять вдруг откуда-то взявшуюся крупную дрож. Он простоял так, наверное, с минуту, обмирая от радости и при том напряженно вслушиваясь в товарища - как тяжелы его раны, продержится ли... Продержится. Даже царапина на горле почти не кровоточила, лишь несколько красных капель прочертили дорожки на серой от пепла коже.

Так их и нашли другие воины отряда, со всех ног бросившиеся к Таурэндилю.

Орка не стали хоронить, лишь обыскали и бросили. А дальше - так быстро как могли - поспешили к стоянке.

- Захочу, - только и сказал Барэнор. И смолк. А потом вдруг вновь оживился: - Брат Гэльмира! Передать бы и ему вести! Гэльмир однажды помог мне бежать из рудников. Стражи точно увидели бы, как я ползу через трещину, но прежде, чем они развернулись в мою сторону, он как бы невольно ударил киркой по орочьему сапогу.. конечно, на меня уж никто не смотрел. В тот раз меня всё равно поймали, уже близ выхода... А я Гэльмиру даже спасибо не мог сказать.

Очередного вопроса горец не услышал.

Астоворимо посмотрел в бледное и заострившееся лицо, в неестественно блестящие глаза адана, и понял что любые разговоры лучше сейчас отложить. Усталость фэа и хроа стремительно брали свое, и дортонионец, создавалось ощущение что, больше бредил чем говорил.

- Ты в безопасности друг, - сказал Арандур. - Все будет хорошо. Все будет хорошо.

Гэлмиру что-то не везло: Барэнор не смог поблагодарить его, а теперь о нем не удовалось ни поговорить, ни даже подумать. Кони вступили в круг камней, и командир махнул рукой, призывая на помощь воина что остался с лошадьми:

- Возьми воды, лекарства, вино и плащ! - Крикнул Арандур. Светло-рыжий нолдо, что только что приехал, устремился исполнять приказ. Те эльфы, что могли ходить, поднимали более тяжело раненых, торопясь покинуть это место. Астоворимо, сжав зубы встал на колени и осторожно тряхнул Барэнора.

- Ты слышишь меня? Барэнор? - Нолдо говорил тепло, но твердо. - Сейчас твои раны промоют и перевяжут. Ты у друзей, помни это, хорошо?

Рядом уже опускался рыжий эльф. Поставив на камни все принесенное, первым делом нолдо поднес к губам Барэнора флягу с эльфийским вином, что делало тело легким, и наполняло душу радостью давно минувшего лета. Астоворимо же, вверив адана заботам целителя их отряда, заставил себя подняться и похромал в сторону лошадей - нужно помочь закрепить раненых и уезжать.

+1

112

У Харша, сидевшего в засаде, ничего ценного при себе не нашлось. Верней, было - по разумению самого орка: хорошая кольчуга, хороший кинжал, огниво, выпивка, мясо и даже измазанное жиром и грязью золото, которые какие-то олухи растеряли в спешке, а он приметил и подобрал. Но едва ли что-то из этого могло показаться ценным или важным для эльфов. Вещи, что отобрали у Тинвира, тащил не он... Вожака больше не было, как о шайки; но она была не единственной в этих землях. До пещерки, куда он так стремился добраться, было не так уж далеко - будь он сам верхом на волке, а не на своих двоих.

Где ближайшие враги?

6 - уходят на север, 5 - в пещере, 4 - на юге от пещеры, но далеко, не заметили эльфов, 3 - заметили, что эльфы рядом, но те уехали раньше, 2 - близко, пустились в погоню, 1 - близко и пытаются подобраться незаметно.

[dice=7744-16]

В пещере была стоянка; там же были сложены разные припасы, туда же на время загоняли пленников и мучили их. Чтобы на спящих или увлечённых потехой орков никто не напал и в расчёте схватить случайно забредшего сюда одиночку или, напротив, беглеца, караульные на волках разъезжали туда и сюда. Ещё бы пара минут на юг, и они учуяли бы удирающего на север Харша или  преследующих его эльфов. Ещё бы пара минут, и если бы не нагнали нолдор, то узнали о них и доложили, и может быть, нашли бы на месте их стоянки что-то, что на Севере сочли бы полезным. Но караульные, не заметив ничего подозрительного, развернулись в обратную сторону. Случай ли это, судьба ли? Даже если бы орки узнали о своей неудаче, они бы, конечно, не о том думали.

О том думал Барэнор, не услышавший вопроса Арандура, уйдя в свои мысли. Судьба спасла его, судьба посылала ему добрых друзей и помощников... а что с ними? Вот Гэльмир - его, может быть, в наказание подвесили над костром. Или ещё что... да просто плеть с железными шариками это что, мало? Невольно вспоминалось виденное в Ангбанде, и прежние, неудачные побеги сливались в одно, и словно наплывал тёмный туман: он правда свободен или сейчас очнётся и снова окажется в том же руднике? Его раз захватили сонного, обессиленного...

- ...друг.  Все будет хорошо. Все будет хорошо, - голос Арандура выдернул адана из тумана, он затряс головой, сбрасывая морок. Ну конечно, всё будет хорошо, он у друзей, не у врагов. Это всё просто от ран и усталости, и от того, что над головой темень, а под ногами пепел... Голова прояснилась вновь, но долго удержать ум ясным не удавалось - хотелось спать. Так не ко времени...

- Ты слышишь меня? Барэнор? Сейчас твои раны промоют и перевяжут. Ты у друзей, помни это, хорошо?

Дортонионец вновь встряхнул полуседыми волосами и улыбнулся. Зато можно снова и снова радоваться, что свободен. И что эльфы, пришедшие на помощь, тоже свободны и живы.

- Я помню, - сказал Барэнор, собираясь... он знал, что это нолдор, что они хотят исцелить его не для рабского труда и не для мук, и будут промывать бережно, а не мазать жгучей мазью. Но тело подвело, напряглось в ответ на помощь, к досаде адана, и он выдохнул. - Говорите что-нибудь, неважно что, я буду слушать. Или пойте. Нет, петь не стоит, могут услышать... Спасибо вам. Всё хорошо.

Он говорил сбивчиво, непоследовательно, но и собственные слова помогали. Правда, перед тем он тоже говорил - о Гэльмире. И об Ангбанде... видно, в этом всё дело.

Отредактировано NPC Darkness (14-08-2018 12:04:53)

+1

113

- Я помню. - Коротко ответил адан. Вино не смогло придать ему сил, и целитель, хоть и огорчившись, не стал медлить. Но едва он начал промывать рану на плече, как Барэнор напрягся, вскидывая голову.

- Говорите что-нибудь, неважно что, я буду слушать. Или пойте. Нет, петь не стоит, могут услышать... Спасибо вам. Всё хорошо.   

- Я буду говорить с тобой, - неожиданно певуче отозвался целитель. - Эти твари забили твои раны грязью, я должен посмотреть. Мы сейчас не успеем заняться ранами как следует - нам стоит торопиться. Но чуть дальше нас ждет отряд, там три канты, так что мы будем почти в безопасности.

Пальцы быстро касались раны, облегчая боль, холодная вода не справится с такими загрязнениями, оставалось плотно перевязать, уповая что в этой земле больше безопасного пепла, чем грязи.

- Я скоро закончу Барэнор. Знаешь, у тебя красивый цвет волос. Я знаю что это свидетельство твоей тяжелой судьбы, но все равно красиво. - Целитель старался не задавать никаких вопросов: адан бредил, хотя и был в сознании, и нолдо не хотел что бы вопросы хоть чем-то напоминали допрос, или могли так быть восприняты.

Эльдар не знали какой опасности подвергаются, рядом с кем они остановились, но были готовы к беде. И по тому действовали быстро. Двое непострадавших усаживали раненых в седла, еще двое обыскивали тела орков - писем, что вез Тинвир, у вожака не оказалось.

+1

114

Адан с удивлением заметил, что не мёрзнет от холодной воды, которой промывали раны. Отчего так? Не началась ли от ранений  лихорадка? Нет, это было знакомо, тогда бросало то в жар, то в холод, и подгибались ноги, а отдыхать человеку никто бы не дал...

"Нечего думать об этом. Не сейчас," - одёрнул он себя, сосредотачиваясь на голосе целителя.

- Я буду говорить с тобой. Эти твари забили твои раны грязью, я должен посмотреть. Мы сейчас не успеем заняться ранами как следует - нам стоит торопиться. Но чуть дальше нас ждет отряд, там три канты, так что мы будем почти в безопасности.

Алан чуть кивнул, стараясь всё-таки расслабить мышцы. Нет, сейчас отчасти было похоже, но и не так: не жар, а просто стало теплей. Должно быть, это от того питья, что дал ему целитель.... кажется, от него теплей не одному телу. И легче удерживать внимание, отгоняя наплывающий туман. Скоро они будут почти в безопасности.... полной безопасности на войне, наверное, нет нигде. Что не успеют раны обработать как следует, это ничего... а поблагодарить за помощь он уже поблагодарил.

- Я скоро закончу Барэнор. Знаешь, у тебя красивый цвет волос. Я знаю что это свидетельство твоей тяжелой судьбы, но все равно красиво.

- Вот не думал, - удивился дортонионец. - Это у тебя красивый голос; наверное, ты хорошо поёшь.

И вновь настоящее словно отступало перед прошлым - теперь далёким, довоенным, когда они все вместе пели хором у костра; и дым, зола и  пепел напоминали  не о беде и войне, Враге и его кузницах, а о рубахе, развешенной над огнём после ливня, и печёных клубнях...

Дортонионец, собираясь, перевёл взгляд на коней.  Он и здоровый-то не навык верховой езде... Хотя, конечно, эльфы обо всём позаботятся...

+1

115

- Вот не думал. Это у тебя красивый голос; наверное, ты хорошо поёшь. - С удивлением ответи Барэнор, а целитель удивился в ответ:

- Нет, не особо. - А потом смутился. - Что бы хоршо петь нужен не только голос, нужно чувствовать песню, разворачивать ее перед другими... Я не умею так. А вот мы и закончили. - Эльф улыбнулся горцу, обадривая, и помог подняться.

- Пойдем, я помогу тебе сесть в седло. Не откажешься ехать со мной? У нас нет свободных лошадей. - К счастью, подумал рыжеволосый.

Нолдор нашли у орков несколько вещиц, явно отобранных ранее у пленников, но никаких бумаг и писем.

- Возможно Тинвир спрятал их в седло, и орки не нашли, а мы даже не искали, - подытожил Астоворимо. - В любом случае нам нечего больше здесь делать - уезжаем.

Конный отряд поспешил назад, уже не делая круга, а кротчайшей дорогой вдоль подножия гор. Раненые эльфы оставались каждый в своем седле, доверяясь коням Валинорэ, и все же многие лишь обессиленно лежали на шеях своих животных. Астоворимо, мучимый ранами и тревожащися за судьбу отряда, испытал облегчение, когда, наконец, они въехали в холмы, где ждала основная часть канты. Однако, и здесь отдыхать было слишком опасно, и не менее получаса прошло, прежде чем всадники добрались до места где можно было сделать привал - в ложбинке каменистого холма, возвышающегося над местностью, так что дозорные легко обнаружат врага загодя.

Целитель прижимал к себе завернутого в плащ Барэнора и всю дорогу следил не стало ли ему хуже. Теперь же он осторожно спускал пригревшегося раненого на руки товарищей.

+1

116

Адану помогли доехать (разумеется, он испытал лишь облегчение от того, что ехал вместе с целителем), потом едва ли не сняли с него, хотя помощи он не просил. Теперь и орочьих следов или следов боя не было: уехали оттуда. Эльфы расставляли шатры; кто-то разводил костёр, потом грел воду...

"Всё хорошо", - только что говорил Барэнор. Сейчас всё было даже слишком хорошо - настолько, что хотелось то ли ещё холодной водой, то ли щипка, чтобы убедиться, что это не сон. Щипать себя на виду у всех было неудобно, и адан часто моргал, гоня от себя дремоту.

Нагретую воду принесли "его" целителю, потом другим, кто начал заниматься ранеными. "Его целитель"... а ведь он даже не знал имени этого нолдо.

- Скажи, как тебя зовут? - спросил его Барэнор. - Я хочу запомнить тебя... потом, если смогу, расскажу нашим.

"Если найду их живыми," - не мог не подумать он: кого он в Ангбанде ни встречал из Дортониона, все оказались в плену примерно тогда же, когда и он сам, или раньше, или немного позже. Позже - нет. Конечно, и хорошо, что - нет, только... Потому ли, что Дортонион вновь свободен или потому, что захватывать там больше некого? Сгорели заживо, убиты, задохнулись в дыму...

- И хочу спросить о войне: есть ли добрые вести?

Дурные до пленных доносили - будь то слухами или орочьими насмешками... разбираться, что из этого правда, что нет, сейчас он не мог. Для этого ясная голова нужна и время...

+1

117

Целитель хотел погрузить адана в сон, перед началом лечения, но, кажется, Барэнор и не думал об отдыхе. Он подобрался, словно краткая дорога дала ему сил, и задавал вопросы:

- Скажи, как тебя зовут? Я хочу запомнить тебя... потом, если смогу, расскажу нашим.

- Прости, - слегка смутился эльф. - Мы и правда не успели познакомиться. Меня назвали Пантасирил, это имя на квэнья, но я не меняю его в память о моей амил. Она ... из ламбенголмор, и ее бы огорчило возьми я имя не на нолдорине. - Сложно говорить о том кто ушел в чертоги Намо "была из ламбернголмор", ведь даже там вряд ли она изменилась... - Как твое имя?

- И хочу спросить о войне: есть ли добрые вести?

Целитель слегка нахмурился. Он не хотел что бы раненый думал сейчас о дурном, но и беспокойство адана можно было понять:

- Все не так хорошо как хотелось бы нам, но и не так плохо как хотелось бы Врагу. Зри - отряд с Химьярингэ подобрал тебя на Анфауглит, а теперь тебя перевяжут и отвезут в крепость. Так есть ли добрые вести об этой войне, что скажешь? - И Пантасирил улыбнулся раненому. Нолдо надеялся что этих слов хватит на пока, а о большем Барэнор сможет спросить после.

- Я хочу дать тебе снадобье, оно усыпит тебя, что бы ты не испытывал боли, пока я занимаюсь твоими ранами. Ты согласен? А пока  снадобье не подействует, я осмотрю тебя: боюсь что раны на плечах не единственные, требующие заботы.

+1

118

Сначала Барэнору показалось, что его внимание опять рассеялось, потому что не понимал слов эльфа. Точнее, что целителя зовут Пантасирил, он понял хорошо. Вопрос об имени - тоже: должно быть, Арандур не успел представить его, и по пути тоже никто не сказал. Но остальное...

- Из ламбен-голмор? - переспросил адан с расстановкой, назвавшись, и тут сообразил: просто слово незнакомое. - Что это значит? Это.. один из народов эльфов Запада? Есть нолдор, а есть...

"Нолдор", как и "эльдар" было одним из слов квэнья, известных многим. Что на Западе остались ещё эльфы, дортонионец знал; а как они называются  - нет. "Голмор" - "нолдор"... вроде бы созвучно... Он не продолжил, потому что не знал, как продолжить, вместо этого ответив на простой вопрос:

- Моё имя - Барэнор.

О войне целитель ответил, но как-то странно:

- Все не так хорошо как хотелось бы нам, но и не так плохо как хотелось бы Врагу. Зри - отряд с Химьярингэ подобрал тебя на Анфауглит, а теперь тебя перевяжут и отвезут в крепость. Так есть ли добрые вести об этой войне, что скажешь?

- О Химринге я слышал, - отозвался он. - Что ж, если нет перемен, это тоже добрая весть. 

Лорд Маэдрос выстоял и сберёг войска, и может посылать отряды, но было непохоже, что Анфауглит в руках нолдор. Барэнор хотел, конечно, спросить об участи Дортониона и его жителей - уже яснее, но целитель опередил несвоевременный вопрос:

- Я хочу дать тебе снадобье, оно усыпит тебя, что бы ты не испытывал боли, пока я занимаюсь твоими ранами. Ты согласен? А пока  снадобье не подействует, я осмотрю тебя: боюсь что раны на плечах не единственные, требующие заботы.

Адан наклонил голову, благодаря и соглашаясь. Кроме старых шрамов и ожогов, и рубцов от оков были и следы недавних ударов бичами и глубокий, так и не заживший ещё, разрез на спине... поднялся ли тот надсмотрщик или ему хватило удара киркой? Хотя в любом случае это был лишь один из орды... Счастье ещё, пробрался незамеченным мимо какого-то места, где тоже собрались орки: они как раз затеяли свару, и им было не до беглеца. Кажется, то была стоянка...  Дортонионец пока не знал, стоит ли сказать но ней; если и стоит, то не целителю, а командиру отряда. Позже.

0

119

- Рад нашему знакомству, Барэнор, улыбнулся Пантасирил. - Ламбенголмор, это школа Мудроязыких в Амане. Мудрые этой школы работали над квэнья, улучшая и оттачивая ее. По этому квэнья красивее синдарина, ведь он сложился сам собой, а над квэнья работало множество мастеров, словно над ювелирным украшением, и главным средь них был Феанаро. Мне очень жаль что в этих землях почти не звучит Высокая Речь, из-за этого язык становится беднее.

Целитель напоил горца вином, настоянном на травах, и пока оно усыпляло хроа, осмотрел. Когда же человек уснул, то быстро принялся промывать раны, шиьт и перевязывать. Барэнор был крепок душей и телом, и нолдо не очень беспокоился за его здоровье, но все же помощь что он оказал - лишь первая. Когда беоринга привезут в Химьярингэ, его застарелыми ранами и травмами нужно будет заняться хорошему целителю - Пантасирил "видел" что суставы плечей и рук были тяжело травмированы ране, и нуждаются в исцелении, как и многое другое... Целителю печально врачевать любые раны, те же что оставляет плен - тем более.

Закончив, Пантасирил подошел к Астоворимо:

- Я напоил Барэнора сонным зельем, и хотя любой из канты уже из глубокого сна перешел бы в легкий, горец так и лежит без чувств... Я впервые вижу Идущего-следом и не знаю как он будет реагировать на мое лечение. Не думаю что будет вред, но... я посижу рядом с ним и понаблюдаю. - Нолдо выглядел озабоченным, но не встревоженным.

- Хорошо, - кивнул Астоворимо, и целитель продолжил:

- У Барэнора множество застарелых следов от ран, ожогов и других травм, похоже его долго пытали. Полагаю он был из командиров Хилдориэна, либо... очень горд, и по тому часто подвергался наказаниям.

Астоворимо снова кивнул, мысленно соглашаясь с целителем. Посе Браголлах было слишком много пленных, что бы допрашивать простых воинов, да и младших командиров тоже. Этот горец вполне мог быть из командиров Аиканаро и Ангарато, тогда и его дружба с лордом Нарготронда понятна.

- Я слышал тебя, спасибо. Мы будем здесь до утра, а на рассвете двинимся в крепость. Будем надеяться ночь пройдет спокойно, если же нет: высе должны быть готовы уйти в любой момент. Шатер стоит только для раненых, остальные даже коней не расседлали.

- Беоринг хотел узнать судьбу Дортониона, - отвел глаза Пантасирил. - Я не хотел тревожить его перед операцией, и по тому не ответил.

Астоворимо не думал что его товприщ просто хотел отсрочить тяжелый разговор, а поступил так ради раненного:

- Я лягу отдохнуть, но разбуди меня когда Барэеор захочет говорить. Я расскпжу ему все сам.

+1

120

Согласившись выпить зелье, Барэнор думал - оно лишь для того, чтобы снять боль. Ведь он и так удерживал себя от того, чтобы уснуть. Когда же на него пахнуло травами, адан ещё ощутил, что оно словно оберегает его от того, чтобы провалиться в морок чёрных нор, в туманную муть, в которой не разобрать, где прошлое, где явь.... само ли, или вместе с тем вином, что он выпил прежде? То подействовало не сразу, это - скорее.

Отгороженный пологом шатра не столько от других эльфов, сколько от холодного ветра, и, пожалуй, от того, что только-только становилось "недавним прошлым", дортонионец разоблачился, и лёг, куда предложил целитель. Теперь эльфийские ткани окружали его со всех сторон, и сверху, и снизу, и Пантасирил отдалился, став подобием вышивки на ткани, хотя голос его был ещё слышен и понятен. Потом узор, наоборот, ожил, и среди него росли травы, благоухающие как вино... Адан прикрыл глаза и скоро соскользнул в глубокий, без сновидений, сон.

Потом из темноты стали проступать неясные образы, голоса, звоны. То они соединялись в удары молота в кузнице и смех кузнеца, то в звонкий голос его матери, Гильвэн, окликавшей бегущего по меже сына, то в ливень над колодцем, когда струи били по ведру, отдаваясь в нём, то в звон мечей, удары копий, свист стрел и крики, орочьи и людские, среди которых терялся его собственный: "Где Барахир?!" Его нужно было найти, он потерялся там, в дыму... нет, это они потерялись в дыму и отстали, но отчего-то казалось - как раз Барахир в опасности, а с ним самим всё будет хорошо.

- Где Барахир? - повторил Барэнор и пробудился от звука собственного голоса. В самом деле, всё было хорошо: он был среди эльфов. Давно ему не снились такие сны, да и мог ли он так глубоко уснуть в плену... Прежде, чем повернуть голову, не говоря о том, чтобы подняться, он открыл глаза - не рано ли, не помешает ли целителю.

+1


Вы здесь » Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи. » Архив Первая Эпоха » Доставить живым