Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи. » Архив Первая Эпоха » Доставить живым


Доставить живым

Сообщений 121 страница 131 из 131

121

Прошло больше часа, прежде чем Барэнор начал просыпаться, и сон его был тягостен. Горец метался, лицо его было напряженным и ззаострившимся, но целитель уже знал что такое случается с прошедшими плен... В тот момент как Пантасирил склонился над раненым что бы разбудить, тот вскрикнул: - Где Барахир? - и сам открыл глаза.

- Все хорошо, - сказал целитель, положив руки на плечи Барэнору, и заглядывая в глаза. - Ты долго спал... дольше чем обычно, от этого снадобья. Я начал немного тревожиться, но не было похоже что твое хроа в опасности. Сейчас ранний вечер того же дня как мы встретились. Если все будет благополучно, мы проведем ночь в этом укрытии - у нас много раненых, а от троп которыми могут ходить своры Врага, мы достаточно далеко забрали на запад. Фактически, мы в землях Лорда Маитимо. - Закончив объяснение, Пантасирил спросил сам. - Как ты себя чувствуешь?

Нолдо помог горцу сесть и подал флягу с чистой водой, а сам послал короткий призыв Астоворимо.

- Командир нашего отряда хотел поговорить с тобой, Барэнор. Он ответит на все вопросы. Не подумай что я избегаю тебя, просто... он командир, ему все равно нужно поговорить с тобой и узнать то, что ты посчитаешь нужным сказать.

Астоворимо через дрему различил тот зов что давно ждал, и, спустя несколько минут, подошел к беорингу. Нолдо ступал медленно и прихрамывая, явно оберегая ногу.

- Ты заставил нас волноваться, друг, - улыбнулся Арандур. - Как ты себя чувствуешь теперь?

Целитель молча, и даже требовательно, указал своему командиру на стоящее рядом походное кресло, и Астоворимо опустился в него осторожно, но с видимым удовольствием. Пантасирил доверял своему командиру, его разумности, и все же... Как было трудно не сказать уходя: "Не тревожь его, постарайся ограждить и не высыпать все дурное за раз."

+1

122

Целитель склонился над аданом и казался обеспокоенным, но не слишком.

- Как ты себя чувствуешь?

- Неплохо, благодарю тебя, только пить хочется, - он стал подниматься.  Эльф поддерживал его, что Барэнору казалось излишним: вчера его силы иссякли далеко не сразу, он убегал, потом шёл, куда было нужно. А теперь и эльф его лечил, и он отдохнул... может, целитель волнуется от того, что он кричал во сне? - И сил у меня больше. Просто снился страшный сон, про войну - даже не правдивый.

Во сне часто мешалось настоящее и то, чего не было. Они не могли потерять Барахира, как и он их, так как не сражались вместе. Правдой же было то, что сам Барэнор и бывшие с ним действительно отбились от своих из-за дыма. Кто-то умер от угара, другие сумели выбраться - прямиком к орочьей орде. Били, пока могли, но эдайн было мало...

Воды Пантасирил подал сразу же, а говорить о войне подробней, похоже, не желал:

- Командир нашего отряда хотел поговорить с тобой, Барэнор. Он ответит на все вопросы. Не подумай что я избегаю тебя, просто... он командир, ему все равно нужно поговорить с тобой и узнать то, что ты посчитаешь нужным сказать.

Вскоре, когда адан осушил флягу, подошёл и Арандур; Барэнор попытался было встать ему навстречу и склонить голову - среди друзей стоило помнить об учтивости. Он ощутил, насколько устал и ослаблен, и поприветствовал командира сидя. Ложиться вновь не стал бы - его снедала тревога.

- Ты заставил нас волноваться, друг. Как ты себя чувствуешь теперь?

- Куда лучше, - ответил он, на сей раз удержавшись от того, чтобы сказать "Всё вообще хорошо". - Целитель Пантасирил сказал мне, я могу спрашивать тебя. Я многого не знаю с тех пор, как нас схватили. Слышал ли ты что о Барахире? Я не слышал о нём с тех пор, как сменил его - перед самым началом войны.

Ему пришло на ум: может быть, Пантасирил так ответил оттого, что сам он так спросил - вообще, без подробностей? Нужно было спросить прежде всего про Дортонион… но как можно было не спросить о Барахире после такого сна?

+1

123

Адан был еще бледнее чем накануне - оказавшись в безопасности, тело, еще несколько часов назад, готовое выжимать последние силы ради боя или пути, сейчас вдруг расслабилось, и начало подводить хозяина. Такое случалось среди эльдар псле тяжелого боя, или у бежавших с Севера, но адана в подобной ситуации Астоворимо видел впервые, и удивлялся его мужеству и выносливости. Быть может, причина была в тревоге, что снедала Барэгора?

- Куда лучше. Целитель Пантасирил сказал мне, я могу спрашивать тебя. Я многого не знаю с тех пор, как нас схватили. Слышал ли ты что о Барахире? Я не слышал о нём с тех пор, как сменил его - перед самым началом войны.

Астоворимо медленно кивнул:

- Пантасирил сказал мне что ты хочешь поговорить. Он считает что ты один из лордов в своем народе, а теперь ты сказал о младшем брате правителя Дортониона, и я убеждаюсь что целитель прав. - Дальше говорить было тяжело, но нолдо продолжил не изменившись в лице. - Увы, Барэнор, я мало что знаю: Химьярингэ был в осаде год, лишь пара месяцев прошла как мы разбили врагов и заставили отступить. И все же мы слышали что Дортонион пал, уцелела лишь крепость Артаресто в устье Сириона, но сейчас она в осаде: две недели назад Тинвир принес нам эту весть. Сейчас Лорд пытается собрать войско для помощи, но... нас здорово потрепало, и шайки орков до сих пор могут встречаться в наших землях. Однако, когда я вернусь в крепость, войско как раз должно быть готово, и моя канта тоже отправится. Мы надеемся подойти незаметно, малыми силами, и ударить врагу в тыл. Если не сможем отстоять крепость, то хотя бы прикроем отход из нее.

Арандуру было жаль что нечем порадовать этого адана.

- К осжалению я ничего не знаю ни о судьбе Барахира, ни о судьбе Бреголаса, ни даже об Аиканаро и Ангарато. Быть может ты знаешь? Будь они пленены, Враг уже поспешил бы нас известить, значит они либо погибли, либо смогли спастись. Ты сказал что сменил Барахира - но я даже не знаю где.

Тем временем Пантасирил подошел к походному костру, что бы разогреть миску крепкого бульона сваренного для Барэнора. В лагере была и более сытная еда, но беоринг голодал долгое время, его желудок мог не принять обычную пищу.

+1

124

Арандур не отмалчивался, как целитель, что вышел из шатра; тот, наверное, не хотел беспокоить раненого, вот только неизвестность может держать ещё в большем напряжении...

- Пантасирил сказал мне что ты хочешь поговорить. Он считает что ты один из лордов в своем народе, а теперь ты сказал о младшем брате правителя Дортониона, и я убеждаюсь что целитель прав. Увы, Барэнор, я мало что знаю: Химьярингэ был в осаде год, лишь пара месяцев прошла как мы разбили врагов и заставили отступить. И все же мы слышали что Дортонион пал, уцелела лишь крепость Артаресто в устье Сириона, но сейчас она в осаде: две недели назад Тинвир принес нам эту весть. Сейчас Лорд пытается собрать войско для помощи, но... нас здорово потрепало, и шайки орков до сих пор могут встречаться в наших землях. Однако, когда я вернусь в крепость, войско как раз должно быть готово, и моя канта тоже отправится. Мы надеемся подойти незаметно, малыми силами, и ударить врагу в тыл. Если не сможем отстоять крепость, то хотя бы прикроем отход из нее.  сожалению я ничего не знаю ни о судьбе Барахира, ни о судьбе Бреголаса, ни даже об Аиканаро и Ангарато. Быть может ты знаешь? Будь они пленены, Враг уже поспешил бы нас известить, значит они либо погибли, либо смогли спастись. Ты сказал что сменил Барахира - но я даже не знаю где.

Дортонионец медленно провёл рукой по волосам. Значит, все, кто прежде жил в Дортонионе, все, кого он знал, кроме, быть может, немногих счастливцев - если не в плену, то мертвы. Он не знал, знакомясь с Тинвиром, будет ли кому передавать вести о нём, живут ли ещё в вольных землях те, кому его имя что-то скажет... выходит, нет. Это, как он думал, было ясно из слов Арандура; о том, что осталось  неясным, он решил спросить после того, как сам ответит на вопросы нолдо. Барэнор уже понимал, что может и не получить ответа - раз Химринг был в осаде, и там не знают об Ангроде и Аэгноре.

- Моя мать, Гильвэн -  родная сестра Бреголаса и Барахира; конечно, я хорошо знаю их. Мы по очереди несли службу на северной границе, и в ту ночь Барахир как раз отправлялся домой, и с ним мои дво... - он прервался на полуслове. Сам не заметил, как с напряжением выпрямился, и как сошлись на переносице брови и лицо стало жёстче. Повторил. - И с ним мои двоюродные братья, Берен, Барагунд и Белегунд. Если они погибли, возможно, глава Дома Беора теперь я... Потому что Бреголас погиб, как и Лорды Ангрод и Аэгнор.

+1

125

Какое-то время Барэнор молчал, сживаясь с вестями, что услышал. Астоворимо сидел напротив и не мешал, не торопил. Эльфу было горько от того что получивший свободу должен узнать что унего больше нет дома... но Арандур ничем не мог помочь, любые слова ободрения были бы неуместны.

Приняв произошедшее, горец заговорил:

- Моя мать, Гильвэн -  родная сестра Бреголаса и Барахира; конечно, я хорошо знаю их. Мы по очереди несли службу на северной границе, и в ту ночь Барахир как раз отправлялся домой, и с ним мои дво..

Арандур кивнул про себя - и правда один из лордов Смертных, так что от него должны были хотеть получить максимум - если... если было о чем спросить. Лицо феаноринга стало жестким и что-то нехорошее промелькнуло в его глазах. А Барэнор непроизвольно, через силу выпрямился, и словно не одежда с чужого плеча, а ныне мантия укрыла его плечи.

- И с ним мои двоюродные братья, Берен, Барагунд и Белегунд. Если они погибли, возможно, глава Дома Беора теперь я... Потому что Бреголас погиб, как и Лорды Ангрод и Аэгнор.   

Значит родичи погибли, как того и опасались... Но хоть и ожидаемо, это все равно оставалось скорбной вестью.

- Для меня честь встретить тебя, Барэнор, из народа Беора, - без тени улыбки, впрочим и других эмоций, произнес эльф. - Неизвестность и ответственность за твой народ давят на твои плечи, но знай что ты не один. Ты получишь помощь на Химьярингэ, а позже, мы узнаем судьбу твоего народа и никто не оставит вас один на один с вашими бедами. Мне известна дорога к дому Фелагунда, и поверь мне, ему был дорог Беор, в память о нем будешь дорог и ты. И... я соболезную тебе в твоих потерях.

Короткое молчание, и нолдо продолжил:

- Я хочу задать тебе несколько тяжелых вопросов. Но прежде, быть может, я смогу ответить еще о чем-то тебе?

+1

126

- Для меня честь встретить тебя, Барэнор, из народа Беора, - без тени улыбки, впрочим и других эмоций, произнес эльф. - Неизвестность и ответственность за твой народ давят на твои плечи, но знай что ты не один. Ты получишь помощь на Химьярингэ, а позже, мы узнаем судьбу твоего народа и никто не оставит вас один на один с вашими бедами. Мне известна дорога к дому Фелагунда, и поверь мне, ему был дорог Беор, в память о нем будешь дорог и ты. И... я соболезную тебе в твоих потерях.

Барэнор серьёзно наклонил голову перед нолдо. Он не смягчал правды и не менялся в лице, но поддерживал не менее, чем Пантасирил, а то и более. Хотя целитель был очень добр, и беспокоился за него, незнакомого  адана, когда в их отряде были раненые, и сам Арандур - тоже. Но чёткие и ясные слова воина и командира не давали прийти в смятение, а сразу же решать: что теперь делать.

- Я должен узнать о них, как только смогу. А узнав - действовать, - произнёс он. Как именно действовать - зависело от того, что именно он узнает. Затем горец поднял голову. - Есть надежда, что Государь Фелагунд жив, и дом его уцелел? Я решил по твоим словам, что из Лордов Третьего Дома уцелел один Ородрэт, и тот осаждён.

Финрод тоже мог пасть на Дагор Браголлах - пытаясь ли помочь своими братьям или просто сражаясь с этими бесчисленными ордами, и Барэнор знал только, что в плен его не взяли, как и никого из правителей эльдар. Хотя меньшие Лорды, как Гэльмир, могли быть захвачены. Нолдо смотрел на него не так тепло, как недавно, более сурово и вместе понимающе - не был ли и он одним из таких Лордов, а не просто командиром отряда? Но он не назвался так...

- Я хочу задать тебе несколько тяжелых вопросов. Но прежде, быть может, я смогу ответить еще о чем-то тебе?

- Ты сказал: Дортонион пал. Значит ли это, выжжен дотла или захвачен врагом? - снаружи донёсся запах, от которого вдруг скрутило желудок - он целую вечность не ел ничего, что пахло бы так вкусно, да и вообще долго не ел... Но адан был слишком взволнован, так что еды просило лишь его тело. Слишком важны были и его вопросы, и вопросы Арандура - он наверняка желал расспросить его о плене. - Конечно, я отвечу тебе.

+1

127

Адан не соскользнул в горе, а напротив, словно приободрился - это была черта воина, командира, а кроме того, сильного духом...

- Я должен узнать о них, как только смогу. А узнав - действовать.

- Все, кто смог отбиться, начали посылать гонцов друг другу. Пройдет несколько месяцев, и ты будешь знать все что возможно о своем народе.

- Есть надежда, что Государь Фелагунд жив, и дом его уцелел? Я решил по твоим словам, что из Лордов Третьего Дома уцелел один Ородрэт, и тот осаждён.

- Да, - кивнул головой Астоворимо. - Финдарато жив. Прости, что заставил тебя волноваться, но если бы было иначе, погибни он, я бы сказал. Маитимо... говорил с Лордом твоего народа. Он жив, он в Нарготронде, как я и говорил. Я думаю вы встретитесь. Вам... стоит встретиться.

Как Лорду и новому правителю дома Беора, как тому кто знает о судьбе одного из лордов Нарготронда, как... потомку Беора, прошедшему через страшное.

- Ты сказал: Дортонион пал. Значит ли это, выжжен дотла или захвачен врагом?

Арандур смотрел на адана. Он был благороден, он был истиный лорд, он... был бы хорошим другом.

- Мне жаль, но я пока ничего толком не знаю. И надеялся что что-то удастся узнать благодаря тебе. - Арандур смотрел на Барэнора открыто, хотя в душе был смятен.

- Конечно, я отвечу тебе. - отозвался беоринг. И нолдо, зная уже заранее что услышит, все равно с замершим сердцем задал свой первый вопрос:

- Ты видел тела Аиканаро и Ангарато? Ты... уверен что они погибли?

А потом продолжил:

- Мы знаем что Дортонион полон врагов, что он захвачен. И, по тому, мы думаем что он не выжжен. Пепелище не стали бы охранять. Но... ты можешь знать больше чем мы. - И Астоворимо посмотрел в глаза дортонионца. - Возможно, зная о чем тебя допрашивали, мы сможем понять что им было нужно, каковы их планы...

+1

128

Барэнор уже не ждал такой доброй вести - он полагал, что  на Химринге, едва освободившемся от осады, верно, не знают точно о судьбе Фелагунда; но там - знали, и встречались с ним. Он решил, что при встрече спросит Лорда Майтимо и поблагодарит его за этот отряд, без которого ему бы не жить. В действительности Барэнор был ещё более благодарен ему за то, что он отстоял свой Химринг, но за такое, как думал он, не говорят "спасибо" - скорее уж, выражают почтение.

И, конечно, он хотел встретиться с Государем Фелагундом.

На вопрос о Дортонионе Арандур ответил не сразу - о его судьбе нолдо точно не знал. Но предполагал, что он не обращён в пепелище... что ж, значит, нужно было бороться за его освобождение. Адан чуть не усмехнулся этой мысли: он не мог бы справиться и с малой шайкой этого Харша, а кто поможет ему сейчас, каких воинов он мог бы набрать - неведомо. Но то сейчас. Пройдёт месяц, полгода, год, и он будет знать, что делать. Собирать уцелевших, или идти в бой вместе с эльдар, или присоединяться к силам Барахира или Барагунда (ведь судьба их пока оставалась неизвестна), или пробираться в захваченные родные земли и пытаться поднять на восстание тех, кого обратили в рабство.

- Ты видел тела Аиканаро и Ангарато? Ты... уверен что они погибли? - переспросил Арандур, и теперь Барэнор не мог сказать ему лучшего, чем:

- Мы отбились от своих в дыму, тел я не видел... зато слышал, - что слышал, пояснять не было надобности. - Так что уверен. И есть ещё одно... враги слышали моё имя, и в Ангамандо поняли, что я родич Бреголаса. Меня спрашивали о Барахире, о Берене - на севере, как видно, тоже о них не знали. О Бреголасе или Лордах Ангроде и Аэгноре - нет.

Арандур задал ожидаемый вопрос -0 о допросах, и Барэнор продолжил:

- Ещё Тёмных интересовал Ладрос. Как лучше пробраться туда так, чтобы застать врасплох жителей. Я думаю, они хотели захватить живыми  как можно больше, - его глаза мрачно сверкнули: возможно, они достигли своей цели! - Одного я не знал, другого - не сказал.

Последними словами адан словно поставил точку: и отвечая на незаданный (но тоже ожидаемый) вопрос, и возвращаясь от воспоминания о Дагор Браголлах, своём пленении и пыточной камере обратно в эльфийский лагерь. В палатку всё явственнее проникали ароматы от костра...

+1

129

- Мы отбились от своих в дыму, тел я не видел... зато слышал. Так что уверен.

"О, Свет...", мрачно выдохнул про себя Астоворимо. Потеряться в дыму, среди врагов, и слышать крики горящих друзей и соратников, вырваться из этого кошмара ровно для того что бы попасть в плен... Но внешне эльф не изменился, его мысли остались скрыты. Не говорить же "Прости"...

-И есть ещё одно... - продолжил Барэнор, - враги слышали моё имя, и в Ангамандо поняли, что я родич Бреголаса. Меня спрашивали о Барахире, о Берене - на севере, как видно, тоже о них не знали. О Бреголасе или Лордах Ангроде и Аэгноре - нет.

- Слышали имя и по нему поняли кто ты? - Поднял бровь нолдо. - Выходит на Севере были хорошо осведомлены о вас. Или же кто-то выдал тебя. Но увы... нет смысла искать младших сыновей Арафинвэ среди живых...

А Барэнор продолжил:

- Ещё Тёмных интересовал Ладрос. Как лучше пробраться туда так, чтобы застать врасплох жителей. Я думаю, они хотели захватить живыми  как можно больше. Одного я не знал, другого - не сказал.

Астоворимо кивнул, задумчиво глядя на адана:

- Я слышал тебя, и не сомневаюсь что так и было. - И все же нолдо продолжал задумчиво смотреть на Барэнора. Горец был спокоен так, словно ему удалось не просто не сказать врагу ничего, а еще и... ничем не запятнать себя в плену, нигде не оскользнуться, остаться чистым после всех испытаний. Не было и тени стыда в потомке Беора, только гнев, гордость, решимость, отвага... И тогда - либо перед феанорингом великий герой, либо этого адана судьба хранила от худшего, либо Барэнор просто легко прощал себе и забывал свои падения. Но что именно?

Молчание Астоворимо не успело затянуться,  прерваное появившимся Пантасирилом. Целитель нес с собой котелок и легкую деревянную миску.

+1

130

- Слышали имя и по нему поняли кто ты? - Поднял бровь нолдо. - Выходит на Севере были хорошо осведомлены о вас. Или же кто-то выдал тебя. Но увы... нет смысла искать младших сыновей Арафинвэ среди живых...

- Выдал? - переспросил Барэнор. - Не знаю... У имён потомков Беора общая основа, я думал, довольно знать несколько имён и заметить...

Когда он закончил говорить, нолдо продолжал выжидающе смотреть на него. Похоже, точку было ставить рано.  Адан спросил:

- Что ещё тебе важно знать? - он задумался. - Я мог бы нарисовать север... вход в Ангамандо, места, где я был или бежал.

Такие знания могли пригодится позже, если война пойдёт совсем хорошо, и нолдор попытаются проникнуть в самую твердыню Врага. Или совсем плохо, и феанорингам окажется полезно знать, как бежать из плена... нет, о таком и думать не стоило. Может, Арандур хотел слышать совсем не о том? Ведь он мог только гадать, что сейчас важно для Арандура или для всего Химринга. Ради этого он и рассказывал о том, о чём было трудно вспоминать, и отвечал...

В палатку вошёл целитель, и Барэнор непроизвольно сглотнул - несмотря на все тягостные воспоминания. А потом заметил, что и миска эльфийская и то не чета людским - куда как изящнее и правильнее, и гладкими такими обычные миски не делают. Бульон кончился на удивление скоро - адану даже пришлось сдерживать себя. Хотя он, наверное, никого не обделит - уж точно не узнает, что выданную ему еду отобрали у другого. Просто он был теперь не просто пленником и рабом, а, возможно, вождём народа или его остатков...

Барэнор поблагодарил целителя, и почти сразу же на него навалилась неодолимая дрёма, голова склонилась на грудь, и ложка выпала из руки прежде, чем он её передал.

+1

131

Аикарамат не о чем больше не расспрашивал Барэнора, а тот, едва поев,  провалился в сон. Да, адан и правда был силен духом, в этом нолдо не сомневался. Почему же он так спокоен? Он ничего не сказал на допросе, но его тело не изломали, да и духу не нанесли серьезного вреда - почему? Быть может то, чего добивались от Барэнора, перестало быть важным для Севера? Тогда горца оставили в покое, просто сослав в рудники... Да, так могло бы быть... И Дортонион весь целиком пал в ладонь Моринготто...

Ночь прошла спокойно, а на утро отряд двинулся в крепость. Из-за раненых двигались медленнее, и до Химьярингэ доехали лишь глубокой ночью. Барэнора и Тинвира разместили в госпитале, где они смогли наконец отдохнуть.

+1


Вы здесь » Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи. » Архив Первая Эпоха » Доставить живым