Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Совет на Амон-Эреб

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Время: март 485 года.
Место: заставы с востока от Амон-Эреб, далее - крепость на Амон-Эреб.
Участники: Астоворимо, Диор, Майтимо, Тьелкормо, желательно Куруфинвэ, возможно, другие эльфы
Описание: Астоворимо возвращается из Оссирианда с важными вестями: от пойманного орка-лазутчика стало известно о замысле Саурона атаковать Амон-Эреб и Оссирианд. С ним в крепость Маэдроса направляется не только Альм, вождь Зелёных эльфов и союзник Феанариони, но и юный Диор как посланник Лютиэн. Им всем предстоит участие в совете с Маэдросом и Лордами Первого Дома, на котором будет решаться, как лучше защититься от врага. А Диору также предстоит первая встреча с сыновьями Феанора...
Примечания: Продолжение темы "Неожиданности" (http://ardameldar.mybb.ru/viewtopic.php … ;p=3#p1447)

0

2

Последний привал был закончен, и снова копыта лошадей гулко стучали по мерзлой земле. Животные подустали, но, почувствовав близость дома, пошли веселее. Равнина постепенно переходила в возвышенность и невысокие холмы, меж которых лежала дорога. Вначале она почти не петляла, но у подножия высокого скального холма, на котором стоял замок, пошла широким зигзагом. Там же у подножья стояли первые сторожевые башни, способные на какое-то время сдержать врага, но так же дать возможность защитникам потом успеть отступить.

В крепость-на-холме вело более одной дороги, но пространство между ними отчасти природой, а в остальных местах силами эльдар, было укреплено и сделано непроходимы, неприступным - высокие стены-скалы преграждали и обрывали путь.

Путь канты Астоворимо лежал меж двух сторожевых башен, что стояли по обеем сторонам дороги и закрывали ее массивными воротами. Впрочем, сейчас ворота были открыты, хотя стража и продолжала нести дозор. Кони, уже какое-то время назад перешедшие на шаг, вблизи ворот остановились вовсе.

Двое эльфов, судя по росту вряд ли из нолдор, вышли вперед, приветствуя отряд:

- Быстро вы возвратились, - обратился командир стражи к Астоворимо, выехавшего вперед. - Собирались в гости, а  в результате сами с гостями, - продолжил эльф рассматривая Астоворимо, закутанного в плащи, вместо доспеха.

- Планы изменились, - усмехнулся в ответ Арандур. - У нас важные вести для лордов. А в гости мы пригласили Альма, вождя лаиквэнди и Диора, сына Тиндомэрэль и Берена. - Астоворимо отвечал на синдарин, на том же языке и был задан вопрос, но все же имена произнес в более привычной для себя форме - быть может из упрямства, а быть может из почтения к королевне Дориата, и желании звать ее более красивым на его взгляд именем.

Было видно что встречающие стажи удивились, но не стали задавать вопросов, лишь качнув головой отошли с дороги, показывая что путь свободен.

+1

3

По равнине, по холмам ехали почти наравне Диор, вновь позади Симпиона, Арандур и Альм; вороной, нёсший Мэорда, опять отставал. Когда дорога стала виться меж холмов и сузилась, они уже не могли ехать все вместе. Теперь впереди полуэльфа был Арандур, а  Альм - позади: Диор пытался пропустить его - опережать вождя казалось неправильным, но тот сам предпочёл такой порядок. Глядя на холмы, юноша примечал, что они, как и лесные, с одной стороны выше и круче, с другой - более пологие. Это придавало извилистой дороге сходство с рекой, текущей меж высоким и низким берегами.

Только едва ли на любой реке могли быть высокие каменные башни и тяжёлые ворота. "Тяжёлые и холодные", - подумалось ему. И камень крепости должен быть холодным: не потому ли так много огней? Его дом на Тол-Гален был деревянным. Но он был и безопасным, а здесь - нужна прочность и тяжесть, чтобы эти башни и ворота устояли при нападении.

А первые стражи главного оплота войны с врагом казались вовсе не грозными и даже ростом были невысоки. Астоворимо они хорошо знали, и он передал им, кто его сопровождает. Он чуть повернул голову,  выглядывая из-за спины Симпиона, в ожидании, что сейчас начнутся долгие расспросы. Или снарядят гонца, предупредить Короля Маэдроса. Но они лишь расступились, не сказав ни слова.

Должен ли он сам поприветствовать их? Или поблагодарить, что так скоро и легко пропустили? Это Арандур возвращается домой, он же здесь - гость. Будет невежливым просто проехать мимо, словно дозорные - такие же башни по сторонам дороги... но не ответил ли им Арандур от имени всех, кто едет с ним? Правда, его отряд - "канта", как говорит нолдо - одно, а они всё-таки иное. Ему было жаль, что Альм едет позади - он-то наверняка знал, как принято...

Ночной Туман уже проходил меж стражей, и на обдумывание не было времени. Симпион сказал - главное здесь, не забывать о вежестве, а так ли поступаешь, как принято - не столь важно.

- Спасибо вам. Пусть ночь будет доброй!

Это было лучшим, что он мог придумать сейчас. Диор решил, что сейчас, по пути, стоит подумать о том, как лучше приветствовать братьев Маэдроса - прежде, чем они встретятся. Самого Короля Маэдроса он мог приветствовать по примеру Симпиона, но его братьев - вряд ли. И сказать, что он рад их видеть, не мог - это не было бы правдой. Может быть, тоже добрым пожеланием?

+1

4

Родичи отошли к обочине дороги, показывая что проезд чист, и канта шагом двинулась внутрь.

- Спасибо вам. Пусть ночь будет доброй! - раздался голос Диора со второй лошади, и стражи, пусть и не ожидали этих слов, вскинули в приветствии руки и улыбнулись.

- А вам скорее добраться! - отозвался один из воинов.

Дорога вела дальше, широким изгибом поднимаясь вверх, где лежала меж стеной и почти обрывом, и нависшей сверху галереи. Астоворимо чувствовал себя здесь более чем комфортно - спокойно; дома. Крепость что приютила их была совсем иная чем Химьярингэ. На взгляд Арандура... не столь мощная, не столь... неколебимая, но восполняющая эти пробелы искусностью. Каждый шаг что можно было укрепить и использовать против врага при обороне, был сделан. Многие вещи были достроены после Охта Ниэли, когда крепость пришлось с одной стороны расширять что бы вместить всех, с другой - еще больше укреплять.

Еще дважды дорогу преграждали заставы, прежде чем отряд добрался до ворот самой крепости. Каждый раз их пропускали без вопросов. Ворота самой крепости так же оказались не заперты и отряд въехал на широкий двор. Здесь уже были установлены светильни, а так же встречали - очевидно будучи предупрежденными от нижних ворот, или увидев приближающихся родичей. Несколько эльфов ждали что бы помочь с лошадьми, другие - что бы отвести гостей-лаиквэни со двора в помещения.

Едва остановившись, Астоворимо спешился и направился к своему коню. Животное тихо фыркнуло, приветствую, и попыталось потереться головой о плечо хозяина, но нолдо успел сместиться, что бы не потревожить раненые руки.

Высокий нолдо уже направлялся к Астоворимо.

- Добро пожаловать на Амон Эреб, Диор. - Улыбнулся феаноринг своему гостю и... подопечному. Феаноринг предпочитал полагать так.

+1

5

Стражи откликнулись пожеланием скорее добраться - значит, он не ошибся, хотя Альм и не сказал ничего от себя. Дорога теперь шла всё время вверх и вверх. Казалось бы странным - зачем орку-лазутчику подходы к Амон-Эреб, ведь она и так видна издалека, и путь виден? - не будь этот путь  не был укреплён на каждом шагу.

Они в самом деле жили в непрестанных боях, хозяева Амон-Эреб: крепость была окружена заставами и заслонами. Словно воин в доспехах. При этой мысли Диор невольно скосил глаза на нолдор. Неприступная и грозная крепость, куда только по тайным ходам враг и мог бы пробраться, и то: не охраняют ли и тайные ходы? Ночь, но, кажется,  никто не спит и не сидит у костров, любуясь звёздным небом; при каждом повороте дороги взгляд выхватывает иную звезду - восьмиконечную на флаге. Такая защищённость должна бы успокаивать, но Диор был насторожен, словно враги могли нагрянуть в любой миг. Он мог бы расслабиться, напомнив себе, что встреча не случайна и потому ничего плохого с ним не случится, но не желал того. Хотя Арандур и назвал его гостем Маэдроса, ехал он не в гости, а на военный совет.

Их ждали. С открытыми вратами, с зажжёнными огнями. Места хватало всем, и ещё многим хватило бы. Юноша спрыгнул с коня, следом за ним - Симпион, и почти сразу же Альм. Арандур успел спешиться раньше и подошёл к сыну Берена и Лютиэн.

- Добро пожаловать на Амон Эреб, Диор, - произнёс он с улыбкой, и тот улыбнулся в ответ.

- Рад, что теперь ты будешь рядом со мной.

Арандур мог не только защитить, если потребуется (сейчас Диор гораздо меньше ожидал этого, чем в то время, когда решился ехать сюда), но и подсказать многое. Например, кем был тот, кто шёл в их сторону. Он не походил на ещё одного дозорного.

Командир стражи?  Один из сыновей Феанора? Сам Король Маэдрос? Короны на его голове, правда, не было, но если сыновья Феанора всегда думали о войне и всегда были к ней готовы, быть может, он лишь по праздникам облачается в королевский наряд...

...Хотя он и не знал, каким должен быть королевский наряд у правителей нолдор. Узорчатый кафтан? Длинная мантия? Сверкающие доспехи? Обыкновенная одежда, только с венцом на голове? О венце - и то знал лишь потому, что Государь Фелагунд бросил его наземь, а после передал брату.

Отредактировано Dior (01-12-2017 19:02:10)

+2

6

- Рад, что теперь ты будешь рядом со мной. - отозвался Диор легко и радостно, и Астоворимо, невольно, стало неловко, так наивен и доверчив был его гость. С печалью и легким укором взглянул феаноринг на юношу - "Что же ты делаешь?", - вздохнул про себя нолдо, чувствуя как в его сердце шевельнулось что-то теплое. Но вслух ответил:

- К нам идет Салмаринго*, он из отряда Лорда Маитимо.

Нолдо был менестрелем и получил свое имя когда они еще только начали жить в Химьярингэ. Теперь крепость была потеряна, а имя осталось. Сейчас он шел узнать что заставило Астоворимо вернуться назад так скоро, да еще и с гостями на каждой лошади. И раненым. Имя "Диор" в крепость так же успели передать.

- Что случилось? - спросил Салмаринго у Арандура вместо приветствия, сразу переходя к делу. Диору он молча кивнул, но при этом пристально окинул его взглядом.

- Мы узнали о планах Саурона о нападении на крепость и Оссирианд - времени подготовиться осталось в обрез. Со мной приехали наши союзники - предводитель лаиквэнди, и Диор, что будет говорить от имени Лутиэн. - При этих словах эльф сделал жест в сторону молодого родича, представляя его. После чего продолжил. - Я иду к Лорду с докладом. - И, после секундной паузы, Астоворимо перешел на квэнья. - Я обещал Диору защиту, сказал что он наш гость. Уверен Лорд поддержит, но пока меня не будет - ты сможешь выполнять мои обязательства?

Нолдо спокойно кивнул в ответ, не подавая вида, и обратился к Диору:

- Моё имя Салмарингэ, Лорд Маитимо послал меня встретить гостей и помочь вам разместиться. Очевидно до совета, - полувопросительно посмотрел эльф на Аставоримо. - Твой товарищ придет к тебе как только доложится Лорду и приведет себя в порядок. Ты за это время сможешь отдохнуть и поесть, на совет пейдете уже вместе. - Феаноринг не выглядел приветливым, скорее холодным, смотрел на полуэльфа сурово, но без ввраждебности.
_______________________________________
Салмаринга - Лира-холода
salma - лира
ringa - холодный

+2

7

Подошедшего звали Салмаринго, и он принадлежал к отряду самого правителя Амон-Эреб. Нолдо был высоким, выше Диора. Арандур кратко объяснил ему, что произошло. Пара фраз на своём языке - быть может, о том же, Арандур назвал его имя - и нолдо представился.

- Моё имя Салмарингэ, Лорд Маитимо послал меня встретить гостей и помочь вам разместиться. Очевидно, до совета. Твой товарищ придет к тебе как только доложится Лорду и приведет себя в порядок. Ты за это время сможешь отдохнуть и поесть, на совет пойдете уже вместе.

Так странно: он назвал Арандура его товарищем, словно заметил нечто связавшее их. С первого взгляда понял, что он доверяет Арандуру. Который сейчас должен был уйти. Салмарингэ намеренно послали встретить их, но его взгляд и тон были холодными. Из-за войны? Или не только?

...Диор и не думал, что здесь его приветят с радостью, хотя вблизи крепость и казалась более гостеприимной к родичам, чем издали и особенно в его воображении. Не думал только, что Астоворимо здесь не будет всё время рядом. Но был встречающий рад тому или нет, он пришёл помочь ему, Альму и лайквэнди.

- Благодарю тебя, Салмарингэ, - ответил юноша. Проводил Арандура взглядом, перевёл его на Альма, к которому подходили остальные лайквэнди. Часть из них осматривались, тоже впервые оказавшись во владениях феанорингов. Сам вождь держался, как всегда, и был, казалось, так же деятелен, но от полуэльфа не укрылась чуть заметная тень утомления. Пока он сам беседовал, тот успел оставить послание для Саурона и вернуться назад; и пока спал - едва ли поступал так же. А до того казнил лазутчика, сжигал трупы орков, рассчитывал будущие действия и объяснял их Арандуру.

Диор тихо произнёс:

- Я могу обождать, я успел отдохнуть на привалах. Альм - нет, с тех пор, как поспешил на помощь нам с Арандуром со всей возможной скоростью. Быть может, раньше.

Отредактировано Dior (03-12-2017 00:46:32)

+2

8

НПС Салмаринго

Диор приветствовал нолдо в ответ, а потом тихо добавил:

- Я могу обождать, я успел отдохнуть на привалах. Альм - нет, с тех пор, как поспешил на помощь нам с Арандуром со всей возможной скоростью. Быть может, раньше.

Салмаринго сдержанно улыбнулся в ответ на слова юноши:

- Хорошо что ты думаешь о товарище вперед себя, - отозвался холодный нолдо, - но отдых ждет вас всех. Тебя же и Альма я прошу идти за мной.

Они покинули двор и вошли в помещение главной крепости, строения что было готово сопротивляться даже если стены пали.

По лестницам и коридорам, миновав пару залов, всего через несколько минут гости оказались в небольшой комнате, что была для них отведена. Не смотря на глубокую ночь навстречу попадались воины, а коридоры были освещены.

В комнате так же были светильники, а Салмаринго сказал что сейчас будет ужин. Но не сказал что во избежании любых недоразумений ужин принесут в комнату, а не приготовят в малой трапезной.

Сам Салмаринго всем своим видом выражал что никуда не торопится и готов остаться для беседы.

+1

9

Шум всадников во дворе возвестил о прибытии отряда, ворвался в комнату через приоткрытое окно - ранней весной здесь было куда теплее чем на Химьярингэ в эту пору, и лорд любил держать окно приоткрытым, приглашая в комнату мокрый, тугой ветер марта.

Нолдо не знал что вызвало стремительное возвращение Астоворимо, но на то должны были быть веские причины. И лорд не спал, одетый и на всякий случай готовый, а на столе стояло два кубка с вином - для него и Астоворимо.

Роквэн не заставил себя долго ждать. Тихий стук в дверь (не его стук), и нолдо замотанный в плащи, вошел в комнату. Маитимо поднялся на встречу и пару секунд, пока делал несколько шагов к Астоворимо, рассматривал его.

- Проходи и садись, - произнес лорд, оказавшись рядом со своим воином и сделав жест в сторону небольшого стола и двух легких кресел. Было понятно что что-то случилось, было понятно что роквен пострадал, но не было смысла сейчас задавать вопроса "как ты?". Если здесь, а не в госпитале - значит Верный пришел что бы что-то рассказать и, ради спешности новостей, и ради уважения к воину, нужно было выслушать вначале, а проявлять заботу о здоровье позже.

Арандур прошел и опустился в кресло, без видимого облегчения - уже хороший знак.

- Едва мы прибыли в земли-за-рекой, я отлучился в лес и там заметил одинокого орка, - начал Астоворимо без вступления. Видимо нолдо и правда торопился рассказать что-то. Лорд прошел и сел в кресло напротив, молча поставил кубок перед Верным, второй перед собой. Кивнул, мол продолжай.

- Я пошел за орком и угодил в засаду. - брови Маитимо удивленно приподнялись, но нолдо не перебивал. - Спасаясь от орков я встретил молодого эльфа, еще юношу, и мы вместе держали оборону какое-то время. А потом произошло сразу несколько событий: меня схватили, к месту боя вышли лаиквэнди и перестреляли почти всех орков, но тот что заманил и держал меня воспользовался зачарованным ожерельем, и стал невидимым, вместе со мной и кем-то из шайки. - При этих словах феанарион и без того серьезный слегка выпрямился.

- Прошло несколько часов прежде чем лаиквэнди отбили меня и захватили того орка. Ожерелье ему дал Саурон, а заманили меня, так как искали подступы к Амон Эреб. - С этими словами Арандур выложил на стол ткань, в которую было завернуто ожерелье, что бы не касаться его лишний раз руками.

+1

10

Диор следовал за своим проводником, вежливо приветствуя встречных воинов.

"Интересно, что бы сейчас сказал обо мне Симпион?" - подумал он, окинул взглядом двор. Синда он увидел, но даже словом переброситься было некогда: Салмаринго вёл его вперёд. За его спиной закрылась дверь. Теперь он был в самой крепости, что казалась ему огромной. Проход, ступени, поворот, опять ступени, опять проход, опять зал, и опять - и это только малая часть. Сколько же времени нужно, чтобы обойти всю крепость?

Правда, нельзя сказать, что шли они долго - он едва успел задуматься обо всём этом, как Салмаринго остановился и сказал, что сейчас  будет ужин. Комната была светла от необычайных светильников, что он приметил ещё издалека - таких ярких и таких несходных с огнём костра.  А окно, в котором тысячами приветных огней сияла ночь, было небольшим и нешироким. Подойдя к нему, Диор увидел, как толсты стены, в которых он сейчас оказался. А в коридорах вовсе нет окон: остановись здесь, у того светильника, и не узнаёшь: ночь или день, дождь или ветер...

В этой каменной толще, какой она ему показалась, в этом необычайном свете, в окнах, отодвигавших ночь, и дверях, которыми можно было при желании вовсе от неё отгородиться, в каждой вещи, на которой лежал отпечаток рук неизвестных мастеров, было нечто необычайное, величественное и чудесное. И вместе с тем - чуждое ему.

Или это он был чуждым всему этому.

"Как хорошо, что Альм рядом".

Он не должен был думать об этом, да и важно ли это было? Он же не жить сюда приехал, а на совет. Ради Оссирианда. И ради этой крепости тоже - чужой он здесь или нет, а как представишь себе множество орков, скидывающих в реку тела Салмаринго...  Симпиона... Арандура... Это было немыслимо, этого не должно было случиться никогда. Этого не будет.

Он отвернулся от окна. "Они здесь всегда закрыты - ради защиты от врага?"  Салмаринго оставался в комнате и казался готовым к разговору  - хотя всё-таки оставался холоден, как эти камни.

- В окна нашего дома часто забегают белки. А к вам? - спросил он. Не только белки, и ёжики. И птицы залетали. Но перечислять их Диор не стал: незачем.

"Здесь не лес, наверное, и белок рядом нет. Но какие-то зверьки есть?"

О том, что будет на совете, он не спрашивал. Что спрашивать, если его дело - услышать и передать? Здесь соберутся воины, вожди, полководцы, под началом Короля нолдор; чем он сам мог бы с ними поделиться?  Одно он мог и желал передать уже сейчас, пока не принесли ужин. Он сосредоточился.

Мама, я уже на Амон-Эреб, в крепости. У меня всё хорошо.

Наверное, ответное тепло, что он ощутил, и было лучшей подготовкой к совету.

+2

11

Арандур положил зачарованный предмет на стол и взял в обе руки кубок с вином, поднес к губам, отпил. Маитимо же тем временем развернул ткань и скользнул взглядом по ожерелью. Искусная работа, не орку такое носить; переплетение металлических линий, создающий абстрактный узор из заостренных геометрических фигур. Ожерелье было сделано рукой мастера, но не эльфа - слишком чуждое.

- Саурон. - коротко, чуть ли не сплюнул Астоворимо, - Придумал нечто очень новое. Я немного посмотрел на вещь, но я не знаю этих чар. И не уверен что хотел бы в них разбираться. Если повернуть вот этот узор, то ожерелье сделает невидимым в зримом мире того кто его носит и того, кто находится рядом.

- Насколько рядом? - негромко уточнил Русандол.

- Два орка несли меня на плечах, и мы были невидимы для лаиквэнди. - на секунду замешкавшись ответил нолдо. Но у меня создавалось ощущение что орки старались держаться друг к другу как можно теснее. Значит чары покрывают не столь большое пространство. Вряд ли сокрыли бы, например, всадника.

Маитимо кивнул, принимая ответ, и запахнул ткань. От ожерелья исходил ощутимый для эльда злой холод: "Только орк и смог бы носить такое", - с брезгливостью и отвращением подумал феанарион, хотя лицо его не изменилось. Вместо этого лорд перевел взгляд на своего Верного, прося продолжать рассказ.

- Саурон планирует напасть третьего апреля. Со мною в крепость приехали Альм, предводитель лаиквэнди, и Диор, Сын Тиндомэрэль и Берена. Я предложил им союз от твоего имени, в борьбе против общего врага, и они согласились и прибыли на Совет. - Аранду посмотрел на своего Лорда. С одной стороны он сделал больше чем стоило бы, с другой стороны был уверен что Маитимо не будет гневаться на заключенный союз. Особенно с Тиндомэрэль...

Феанарион же сидел слегка откинувшись на спинку стула, и задумчиво смотря перед собой.
- Хорошие новости, - кивнул эльф, посмотрев на Верного. - Ты был прав что заключил союз, и удача что удалось это сделать и созвать всех на совет. Я объявлю его немедленно.

Остальное же было не произнесено вслух, но двое нолдор молча смотрели друг на друга, без слов и осанвэ понимая друг друга. Сын Лутиэн и Берена, наследник Синдаколло, союз с теми кто добыл Сильмарилль...

- Я обещал ему защиту и назвал его гостем. - тихо сказал Астоворимо.

- Разумеется, - ровно бросил Маитимо.

И они снова замолчали о своем.

- Какой он?

- Юный, - отозвался феаноринг и, к своему удивлению тепло улыбнулся. Маитимо слегка приподнял бровь, но ничего не сказал. - Он похож на нас, какими мы были в Амане. - с горькой усмешкой продолжил Арандур. - А еще он добр, кроток и отважен. И доверчив. У него славная душа.

- Похоже ты обрел нового друга, - с непонятной интонацией заметил Русандол.

- Возможно это сможет принести радость всему Дому, хэрунья. - Отозвался Верный. - Но дружбой это назвать еще рано.

Лорд молча кивнул и задал следующий вопрос:

- Что с тобой? Я вижу ты ранен. - Голос квэндо неуловимо изменился, и в нем проскальзывали тепло и забота, хотя интонация по прежнему была скорее бесстрастная.

Астоворимо кивнул в свою очередь:

- Орки сделали копья из лесных сучьев, и нанесли мне три ранения в руки. Однако лаиквэнди обработали и зашили мои раны. Меч я еще не возьму, но на совет явлюсь.

- Это хорошо, - отозвался Маитимо поднимаясь. - Сейчас я единственный из братьев в крепости... Соберу всех кого нужно и кого удастся... думаю совет начнется через час. У тебя будет время переодеться...

- И прийти к Диору. Я обещал его сопровождать пока сын Тиндомэрэль гостит на Амон Эреб. - слегка перебил Лорда и продолжил его мысль Арандур. Маитимо кивнул, принимая к сведению и соглашаясь - это не было чем-то запредельным в их отношениях. Верный его отца никогда не забыл бы кто здесь Третий Финвэ, а на некоторую формальность порой не стоило тратить времени.

- Хорошо. Иди. - И Маитимо осторожно и дружески коснулся спины воина, что бы не потревожить его ран.

Отредактировано Maitimo (13-12-2017 13:04:25)

+1

12

Прошло не меньше часа прежде чем Астоворимо несильно постучал в дверь к Диору и Альму.

Нолдо передал те новости что были необходимы своему Лорду, на сколько смог быстро умылся и, переодевшись пришел к своим новым знакомым.

До совета оставалось чуть больше полу часа, хватит на то что бы немного поговорить и спокойно дойти до зала.

Крепость жила своей тихой ночной жизнью. Сменялись караулы, бодрствовали те кому следовало, но сегодня была особая ночь, и многие сегодня проведут ее на ногах. Но общий тишины эта подготовка почти не нарушала. Пока. Наверное многое изменится после совета, последуют распоряжение и приказы будут подняты воины... Но пока замок спал.

- Здравствуй эльфинит, - улыбнулся Арандур, когда дверь перед ним открылась.

+1

13

На простой, как казалось Диору, вопрос о белках Салмаринго ответил не сразу; Альм быстро взглянул на него - так, что Диору подумалось: они оба знают нечто, о чём он и не догадывается. Это странно объединяло холодного нолдо из крепости сынов Феанора и с детства знакомого, почти родного, пусть и не по крови, вождя Зелёных эльфов.

- Теперь нет, - сдержанно ответил Салмаринго. - До Битвы Бессчётных Слёз - бывало, что и забегали.

- А до прошлой войны, до пламени, - сразу же поддержал его Альм, - дубравы начинались совсем недалеко. Потом всё сгубили орки и огонь. Травы скоро поднялись вновь, мы могли бы помочь возрасти и дубам. Но войн они не терпят: примутся, только если наступит прочный мир.

"Оссирианд мы врагам сгубить не позволим", - словно услышал юноша уверенное и твёрдое, пусть и не произнесённое вслух.

Война. Не опасные стычки с орками, а большая война, несущая разрушения и гибель многим.  Вот что было общим для Альма и Салмаринго. И Астоворимо, и Симпиона, и Владыки этой крепости. А Диору - известно лишь по чужим рассказам... Или уже нет?

- Я верю, что война не придёт в Семиречье, - произнёс он с надеждой, медленно и серьёзно.

"А здесь она когда-нибудь прекращается?"

- Здесь, на Амон-Эреб, всегда собирались доблестные - ещё во дни до Анар и Итиля. Здесь в неравном бою пал наш Король, Дэнетор, - Альм тоже уловил непроизнесённое. - Когда совет завершится, я покажу тебе его могилу.

Голос Альма звучал торжественной печалью и горькой памятью; почти слышалось за ним пение многих, слитое в плач, почти виделись чаши, поднятые в честь павшего Короля.

Диор изумлённо вскинул брови. Он слышал от Зелёных эльфов о Дэнеторе, но никак не ждал, что он погиб именно здесь - Амон-Эреб казался ему связанным только с сыновьями Феанора и их крепостью.

В комнату принесли ужин - испечённых с травами птиц, кубки с вином - и Диор, поблагодарив принёсших, принялся за еду. Даже посуда и то здесь была иная, непривычная. Не чаша на всех, кубки каждому. Не глина, чеканный узорный металл. Какой - он не знал: не разбирался в этом. И ужинали бы в лесу, наверное, не в такой тишине - пели бы поочередно, а нет, так издали донеслись бы иные флейты, иные голоса. И рядом перешёптывались бы между собой пробуждающиеся по весне деревья или потрескивал костёр, если на Тол-Галэн.

Тишина крепости была не мягкая, не сонная, не глубокая, не глухая... Диор всё пытался уловить её оттенок. Она казалась какой-то настороженной. Тишина не окутывала, а стояла на страже крепости - вместе с дозорными, вратами, толстыми стенами и факелами. За ужином и за вслушиванием он продолжал думать о Дэнеторе. И о том, как удивительно складывается его путь. Только что ему казалось почти невероятным, что дорога из Оссирианда в Дориат для него по воле судьбы проляжет через Амон-Эреб. Только что ему казалось - какой поразительный крюк он сделал, совершенно не задумывая того! А сейчас...

...А сейчас открылась дверь, и вошёл Арандур.

- Здравствуй, эльфинит,

- Рад снова видеть тебя, - улыбнулся Диор в ответ. И продолжил серьёзно, как будто это имело самое прямое отношение к совету. - Альм поведал мне об истории Амон-Эреб - о том, что именно здесь некогда пал Король Дэнетор, и Король Тингол отомстил за его гибель.

Он покидал Оссирианд, и он пришёл туда, где сражался с врагами Дэнетор, Король лайквэнди Оссирианда, и где завершилась его жизнь.

Он стремился в Дориат, и он пришёл туда, где сражался с врагами Элу Тингол, Король синдар, и откуда он ушёл вместе с Мэлиан создавать из Эгладора Дориат.

Теперь казалось: его путь и не мог миновать Амон-Эреб. А ещё он подумал, что здесь все воевали с врагами, даже Государь Тингол, который хранит свою чудесную землю в нерушимом мире и покое. И он здесь, по сути, ради того же.

Отредактировано Dior (23-12-2017 18:06:20)

+1

14

Диор выглядел отдохнувшим с дороги, но еще не сонным, отметил про себя машинально Арандур, входя. Это было хорошо - полуэльфу предстоит говорить на совете, и нолдо был бы огорчен, начни юноша путаться в словах и засыпать на глазах у всех.

- Рад снова видеть тебя. Альм поведал мне об истории Амон-Эреб - о том, что именно здесь некогда пал Король Дэнетор, и Король Тингол отомстил за его гибель.

Нолдо едва заметно приподнял бровь, для него было неожиданно что Диор мог не знать подобных вещей. Внешность Диора подводила Астоворимо: глядя на сына Тиндомэрэль, нолдо видел юного эльфа, пусть молодого, но прожившего уже несколько десятков лет, и знающего не все о мире, но уже почти все о крае в котором вырос. Диор же был... эльфом только внешне, но не прожил и пары десятков лет... И было трудно принять эту разницу. Внутренне вздохнув, Астоворимо кивнул.

- Много лет назад, когда Солнце было юным, Младшие сыновья Феанаро охотились в лесах Таргэлиона и встретили лаиквэнди, а после и Альма. - Роквен посмотрел на зеленого эльфа и, слегка улыбнувшись, как старому знакомому, кивнул. - Это были времена мира, но Амбаруссат показали себя доблестными и отважными, рассказали о том что будут сражаться с Врагом до полной победы, - под теплом воспоминаний тех лет, лицо Астоворимо просветлело, и стало чуть ли не иным, - а так же упомянули что они ищут место где поставят крепость что бы хранить Нолдолондэ в случае если Враг прорвется через Предел Маитимо и двинется на юг. - Но Предел был смятен и уничтожен, и словно забрало опустилось на лицо феаноринга. - И тогда лаиквэнди предложили Амбаруссат поставить крепость на Амон Эреб. Подозреваю перед этим наши лесные родичи говорили меж собой, но до нас не дошли никакие слухи о спорах. Быть может Альм, если пожелает, расскажет тебе больше. - С этими словами Арандур снова кивнул старшему товарищу Диора. Нолдо не был любопытен, и если что-то, что его не касается не было ему сказано, роквен спокойно мог об этом забыть или не думать; но когда появилась возможность узнать подробности о том как получилось то, что определило судьбу Дома - конечно же это было бы интересно узнать.

А еще, про себя, Астоворимо усмехнулся, подумав что эти земли были даны дому Феанаро теми, кто имел на них право. Лаиквэнди сделали то, на что имели право, в то время как Синдаколло лишь тщился и считал себя оскорбленным что нолдор защищали земли которые Эльвэ считал своими.

+1

15

Астоворимо рассказывал о том, что помнил о возникновении крепости, и его лицо то светлело, то вновь мрачнело; Альм согласно кивал в ответ на его слова, а затем продолжил:

-  Споров меж нами не было. Едва я услышал, что враги могут однажды прорваться в южные земли, мне пришёл на ум Амон-Эреб. Не только потому, что отсюда открываются дали.  Здесь память о нашей победе и нашем горе, здесь погребён наш Король - как допустить, чтобы этот холм захватили орки?! Но нам одним - его не уберечь: мы не носим доспехов, не возводим каменных стен. Воины нолдор могли защитить не одни холм, а и обширные земли: они самый Ангбанд держали в Осаде. Если же и нолдор не удержат врагов, нам нужно во всём помогать другу. Так я сказал родичам, и они поддержали меня.

"Поддержали не только потому, что он - вождь, но потому, что согласились с ним", - подумал Диор. Альм сказал ещё об Амроде и Амрасе, которых Арандур звал Амбаруссат - уже не об отваге, а о том, что они любят леса: менее Зелёных эльфов, но едва ли менее Серых. Потому лайквэнди и сблизились с ними более, чем с их братьями; и ещё - с Карантиром как со своим соседом: он один жил к востоку от Гэлиона.

Они говорили о бывшем века назад как о вчерашнем, и Диор ещё сильнее ощущал, насколько юн он сам. Они говорили о мире, и о первом знакомстве нолдор и лайквэнди, и о гибели Денетора; а он и времён до Битвы Бессчётных Слёз не помнил, хотя и рос в мире, вдали от битв...

Как ни важна и ни интересна была история холма и крепости, как ни удивительны пути, которыми вела его судьба, вскоре Диору предстояло отправиться на совет. Поэтому от преданий мысли его перенеслись на совсем-совсем недавнее: на то, как Арандур впервые заговорил о его поездке на Амон-Эреб. Тогда он считал, что окажется в большой опасности, и был почти уверен, что его встретят презрением. С этим он пока не столкнулся - правда, и не встречался ещё с самими сыновьями Феанора. Сейчас же ему вспомнились те слова Арандура, что были заслонены его отказом, а после убеждений - согласием.

"...и юным Диором, что сможет говорить не только за себя, но и от Лутиэн и Берена."

"...не только за себя".

- Арандур, - спросил он после раздумья, - на совете мне нужно будет говорить и от себя?

Если он - только птица-вестник, он понимал, что делать на совете; если же нет...

Он никогда не видел настоящей битвы. Он никогда никем не командовал - хотя бы двумя или тремя эльфами. И он был младше любого другого участника совета в десятки раз. Кого-то, быть может, и в сотни.

В лесу его никогда не беспокоила разница в возрасте между ним и лайквэнди. Но в лесу он всегда был или сыном Лютиэн, Аранэлем, или просто начинающим лучником и целителем. Не тем, кто мог принимать решения. Если сейчас предстоит участвовать именно в этом (пусть и вместе с другими, и последнее слово будет не за ним), как он справится?

Тревожась об этом, Диор не заметил, что уже успел принять некоторые важные решения.

Такие, как решение приехать в эту крепость.

+1

16

- Споров меж нами не было. Едва я услышал, что враги могут однажды прорваться в южные земли, мне пришёл на ум Амон-Эреб.

Астоворимо кивнул головой:

- Я не знал этого. Но ваши мысли звучали разумно, - отозвался эльф, не добавив про себя "В отличие от слов Эльвэ", - Теперь же эта крепость одна из последних что стоит в Нолдолонлэ и, кажется, пришел срок показать что она здесь возведена не зря.

Похоже что мысли всех постоянно возвращались к нависшей угрозе и предстоящему совету, вот и Диор заговорил о том же:

- Арандур, на совете мне нужно будет говорить и от себя?

Астоворимо и Салмаринго кратко посмотрели друг на друга, едва заметно для окружающих, и роквен перевел на полуэльфа пристальный взгляд, как обычно делал, когда раздумывал о чем-то, словно в облике вопрошающего крылся ответ. В чем-то оно так для эльфа и было.

- Диор... Мои глаза подводят меня и я вижу тебя не таким как ты есть, не знаю юнее или мудрее, но не таким. И другие на совете будут грешить тем же. За то короткое время что мы знакомы я узнал что ты отважен и можешь быстро принимать важные решения, когда нет времени на раздумья или нет возможности спросить совета. Это умение пригодится тебе скоро. - Серьезные глаза эльфа смотрели в лицо юноши. Астоворимо не нравилось то что он говорил, но сказать это было правдой, и было справедливо предупредить юношу заранее. - Военный совет, Диор, это тоже своего рода битва. Мы все хотим победить Врага, но каждый считает что именно он знает лучший способ как это сделать. Военный совет вещь утомительная и не самая приятная на свете. И ты будешь вынужден говорить от себя, отстаивая в спорах те решения что передали тебе твои родители, а в порой решать где ты можешь поступиться частью их решений, или изменить их ради общего решения. И я не думаю что ты сможешь все время поддерживать осанвэ с Тиндомэрэль, так что решения придется принимать именно тебе, и порой - быстрые решения.

Арандур помолчал недолго: ему было неловко перед Диором. Смертный он или эльда, до он юн и неопытен; жестоко приводить его на совет и бросать там, тем более в крепости, где есть те что будут смотреть на него враждебно. К счастью, Диор был не один.

- Помни, полуэльф, Лорд этой крепости желает союза и, скорее всего, будет на твой стороне. Постараюсь тебя поддержать и я. Но в любом случае - с тобой будет Альм. Так что не тревожься ни о чем.

При его последних словах Салмаринго криво и быстро улыбнулся, и отвернулся к окну. Арандур же чуть заметно вздернул подбородок, но в остальном остался бесстрастным.

+1

17

По мере того, как Арандур отвечал, полуэльф чувствовал себя всё тревожней и вместе с тем становился всё собраннее. Он думал, что так и должно быть: время отдыха подходило к концу, время любопытствовать, кажется, уже прошло. Как и говорил Симпион, ему было интересно, потому что всё здесь было несхожим с тем, что знал Диор. Но не за тем он ехал сюда.

Арандур готовил его к совету - совсем иначе, чем мама своим ответом - и он вникал в предупреждения нолдо.

Ему потребуется отвага и решительность, словно при столкновении с орками.

Ему придётся противостоять феанорингам. Хотя принесённые вести помогут защитить и самый Амон-Эреб... но то, что поможет, верно, передал сам Арандур.

Ему понадобится не только сообщать решения своей матери, но и отстаивать их. Полководцы Амон-Эреб - могут возражать против того, что она защитит Оссирианд?

...Келегорм и Куруфин, вновь вспомнил он причину, из-за которой желал было вовсе не ехать сюда. Опасаться было нечего: он не встретился с ними в то время, когда Астоворимо не было рядом, а на совете - будет не только он, но и другие, и Король Маэдрос.

Ему нужно набраться терпения. 

И у него, возможно, не будет времени спрашивать совета у матери.

А ещё нужно быть учтивым и ни в коем случае не упоминать Сильмарилл или что-то, связанное с ним, как бы ни повернулся разговор... Или спор?

"Своего рода битва". Сможет ли он убедительно возражать тем, кто мог переспорить мудрого Короля Финрода и переубедить весь Нарготронд? У него не было ни опыта, ни того красноречия, что могло бы помочь...

А разве у него был опыт и силы, чтобы справиться со многими орками из шайки? Чего он достиг бы, будь он один? С ним и сейчас будут и Арандур, и Альм.

- Помни, полуэльф, Лорд этой крепости желает союза и, скорее всего, будет на твой стороне. Постараюсь тебя поддержать и я. Но в любом случае - с тобой будет Альм. Так что не тревожься ни о чем.

Диор кивнул.

Альм, Арандур, сам Властитель Амон Эреб... А ещё мама - если не своей мудростью, то своей любовью и благословением. И папа.

- А ещё со мной будет судьба, - тихо сказал он.

"Та, что недаром привела меня сюда. Или это верней назвать волей и помощью Валар?"

Глубоко вдохнул, обвёл взглядом комнату и вновь посмотрел в глаза Арандуру:

- Я готов.

+1

18

Полуэльф замолчал и задумался на какое-то время, а потом ответил:

- А ещё со мной будет судьба.

И Арандур ответил ему пристальным взглядом:

- Возможно не только с тобой, Диор. И в этом и может быть проблема... - негромко ответил нолдо. А потом улыбнулся кривой улыбкой.

Роквэн не любил Судьбу, не ждал от нее ничего хорошего. По крайней мере для себя и своего Дома. Можно пытаться что-то построить и чего-то добиться, но когда твоих дел касается Судьба, то все идет прахом. Если приходит светлый луч, то лишь для того что бы подчеркнуть идущую за ним Тьму. Конечно, с Судьбой нужно спорить, это святая обязанность... но противостоять ей так же бесполезно как и Саурону. И тем не менее это не повод сдаваться.

"Надеюсь ты не прав", - подумал про себя нолдо. Все складывалось очень уж хорошо, так словно есть надежда. Встретить сына тех кто добыл Камень, так, словно вы можете стать друзьями и не будет меж вами Тени, словно все беды преодолимы, сражаться плечом к плечу защищая земли от Врага... Можно ли верить в то что Единый стал к ним вдруг добр?

- Я готов. - с мягкой твердостью сказал сын Тиндомэрэль.

- Прекрасно, - ответил Астоворимо не отводя взгляд. - Тогда пойдемте со мной, родичи.

Что будет впереди - неизвестно. Можно отречься от шанса прямо сейчас, тогда все будет просто и, как обычно, жестоко, но не так больно. А можно рискнуть и поверить - и тогда, если чуда не случится, это будет очень больно, как зазубренным лезвием по сердцу... И феаноринг задумчиво смотрел на юного знакомца. Верить ли в чудо? Надеяться ли? Впрочем, ответ был очевиден. Конечно он, как дурак, поведется на эту наживку от Творца, или в чьих еще руках находится Судьба? И будь что будет, чем бы это ни кончилось.

По освещенным светильнями коридорам Небольшой отряд двинулся к залу совета. Это было относительно небольшое помещение, ближе к центру крепости, почти под самой крышей. По мере приближения к зале стали появляться и другие эльфы, спешащие на совет.

0

19

Снова они шли по коридорам и лестницам крепости, теперь в другую сторону. Здесь было не родное Семиречье, где он привык держаться просто, и рядом были не одни лесные эльфы. Диор старался идти вместе с Альмом и Астоворимо, не слишком отступая назад: смущён он или нет сейчас он - посланник, и на него рассчитывают. И всместе с тем приветствовал встречных, по большей части нолдор.

Он всякий раз  задавался вопросом: "Кто это?" - но не произносил его вслух. Это было бы и не слишком вежливо, как он думал, и замедлило бы их шаги: на совет спешили разные эльфы... Если им встретится сам Властитель  Амон-Эреб или какое-то важное лицо,  ему, наверное, скажут об этом. Астоворимо или Альм. иор взглядывал на них вопросительно, искоса, переводя взгляд от одного к другому, когда у него возникало сомнение, не нужно ли приветствовать встречного как-то особенно.

Не ошибиться с приветствиями, наверное, не было главным. Но если он не справится с этим, как бы он справился с участием в совете?

+1

20

Астоворимо шел впереди процессии, но, когда он стали проходить по оживленным коридорам, заметил что жители крепости с легким любопытством смотрят ему за спину, а некоторые кивают. Хотя встретилось несколько эльдар что смотрели на спутника Арандура холодно и недружелюбно. Обернувшись за спину Астоворимо увидел что Диор держится прямо, но все же нолдо умел читать в сердцах, и заметил что полуэльф был не уверен. И тогда роквен поравнялся со спутником.

- Сейчас мы придем в зал, Диор, - словно между делом заметил Астоворимо, - это малый зал, не для торжеств, а как раз для совета. Там по кругу будут расставлены кресла, и тот кто хочет высказаться, сможет говорить. На совете будет около двух десятков квэнди, или чуть больше. Из лордов в крепости пока только Маитимо, но кто знает, быть может судьба приведет сюда и остальных. - Даже при этих словах голос нолдо остался спокойным и лишенным эмоций. - Нэльяфинвэ будет сидеть на своем месте, а вам с Альмом предложат места для гостей. Я же сяду рядом с тобой. Возможно некоторые высказывания покажутся тебе обидными или даже оскорбительными, постарайся не возмутиться. Я осажу твоих обидчиков, твоя же задача добиться своей цели - мира и надежы для всех, не смотря на некоторые дурные и горячие головы.

Коридор вывел в другой, еще более широкий, в конце которого возвышались растворенные арчатые двери зала совета.

+1

21

Диор сосредоточенно слушал объяснения Астоворимо.  Не возмутиться он, конечно, постарается. Наверное, даже сможет - смолчать вовремя. Молчать и быть терпеливым... да, наверное, с этим он может справиться.  Но добиться мира и надежды для всех? Ему?

Ему казалось, Астоворимо возлагает на него очень большие надежды и очень большую ответственность. Он - только юный лучник и начинающий целитель...

И сын и посланник Берена и Лутиэн. Может быть, за ним и будут видеть их - его родителей? Но то, что он - их сын, не означало, что он мог быть таким же светлым и мудрым, сильным и мужественным. Он не проходил того же, что они, не совершал того же, что они. И не совершит. Может быть, совершит что-то своё, но вовсе не великое.

Не великое, но своё. И не только в дальнем будущем - вчера, сегодня... Он хотел ещё спросить про дурные головы - Астоворимо, конечно, говорит о Келегорме и Куруфине? И не решался спросить: что позволено сказать своему, то, возможно не стоит произносить чужому. Вопрос не был задан, а ответ всё же получен - воспоминанием о сказанном Астоворимо ранее, ещё по пути.

Лорд Тьелкормо мудр и справедлив, хотя ты его таким еще не знаешь, лорд Куруфинвэ неистов, но может договориться с теми, с кем никто не может. Они не такие как я, они не такие как их помнят, быть может, твои родители. Я знаю о них много доброго и достойного, но пусть ты не сможешь пока понять, поверь на слово: Клятва делает нас всех иными чем мы есть.

Значит, Астоворимо говорил о ком-то ином...

Они уже подходили к залу Совета. Пока никто особенный им не встретился, и Диор был рад этому. Он надеялся, что первым, кого ему нужно будет приветствовать особо, будет Лорд Маэдрос. Здесь его называют Майтимо, это он запомнил. Но Астоворимо сказал иначе, хотя едва ли о ком-то, кроме Короля, он мог сказать "будет сидеть на своём месте"...

- Спасибо тебе, - искренне произнёс он, а затем спросил. - Нэльяфинвэ... это другое имя Майтимо? Как правильно - Майтимо Нельяфинвэ или Нэльяфинвэ Майтимо?

Он говорил негромко, но подошедший близко к ним другой нолдо, чуть повернул к нему голову - как показалось Диору, удивлённо.

"Я - участник совета, гость Короля Маэдроса, и не знаю его настоящего имени", - так он понял это изумление, и был рад, что его не упрекнули вслух. Что от внука Тингола не ожидали имён на квэнья, ему на ум не приходило. Языку нолдор его никто не учил, но никто и не называл его запретным: в Оссирианде законы Элу Тингола не имели силы.

+1

22

Диор выслушал и казался задумчивым, должно быть хотел о чем-то спросить, но удержался, и Арандур внутри себя одобрил это - слишком много вокруг посторонних, друзей и родичей, но тех, кого неосторожные фразы могут настроить не на те мысли, и побудить на совете говорить слова что вовсе бы не желалось сказать.

И все же Диор спросил, но спросил о другом, так что Йалэлендо*, Верный Макалаурэ, идущий на совет в отсутствии своего Лорда, с удивлением покасился на Астоворимо и его супутника. Нолдо лишь сдержанно улыбнулся, пропуская родича вперед.

- Спасибо тебе. Нэльяфинвэ... это другое имя Майтимо? Как правильно - Майтимо Нельяфинвэ или Нэльяфинвэ Майтимо?

- Это просто разные имена, - кивнул нолдо. - Их можно называть вместе, или по раздельности. Соберись Диор.

И небольшой отряд вошел в зал.

Комната с узкими, стрельчатыми окнами была освещена светильнями, центр комнаты был пуст и в нем по-кругу стояли кресла, посреди же круга, напротив двери, стояло кресло с чуть более высокой спинкой чем остальные. Салмаринго сразу направился к нему и сел справа, А Астоворимо повел Диора и Альма к креслам что стояли так же справа, но на четверти круга. В другой раз Астоворимо мог и не участвовать в подобном малом и спешном военном совете, и уж в любом случае ему предложили бы отохнуть, а не идти на обсуждения, где и без него справятся. Но сейчас Арандур должен был присутствовать - как сопровождающий Диора.

- Прямо напротив кресла что обычно занимают лорды Тьелкоромо и Куруфинвэ, - тихо проговорил нолдо гостям крепости.

Но сейчас кресла пустовали, как и несколько других в зале. В течении нескольких минут эльфы, по большей части нолдор, заполнили зал и приготовленные места. Одним из последних вошел высокий эльф с медными волосами, при появлении которого все поднялись. Нолдо проследовал к тому креслу что было выше прочих, и тогда все тоже сели.

Только шесть кресел в зале остались пустыми.

_________________
Йалэлендо - Зовущий-звезды

+1

23

- Это просто разные имена. Их можно называть вместе, или по раздельности. Соберись, Диор, - отозвался Арандур, и Альм, коснувшись плеча полуэльфа, с улыбкой добавил:

- Не тревожься об этом - ты же не голдо. Я всегда называл Лорда Амон-Эреб на эглатрине, Маэдросом, и ни от кого не слышал, что это неверно.

У дверей вождь лайквэнди чуть ускорил шаг. Чувствовалось, что мыслями он уже на совете, и, в отличие от Диора, не беспокоится о его исходе: замыслы Саурона разоблачены, а теперь, общими усилиями, они обратятся в прах. Так бывало не со всеми замыслами Врага, и, к несчастью для эльфов, не всегда единение вело к победе; но нынешняя угроза - не новая большая война, и сами враги отнюдь не были уверены в успехе. Иначе и не прибегали бы к тем хитростям и уловкам, в которых сознался лазутчик.

Диор, как и сказал нолдо, был собран и старался держаться как подобает. Войдя в большой зал, он не оглядывался по сторонам и не задавал вопросов - хотя ему и хотелось спросить, какое же из кресел занимает Лорд Маэдрос. Тихо поблагодарил Арандура за его замечание о Келегорме и Куруфине: теперь он не спутает их с другими сыновьями Феанора и командирами.

Кем был статный рыжеволосый нолдо в медном обруче, что вошёл в зал, пояснять не требовалось: все, как один, встали перед ним. Взгляд юноши невольно скользнул к левой руке прославленного полководца, но не задержался на ней: иное вряд ли было бы приятно для Маэдроса. Диор вспомнил, как его самого приветствовал Симпион, хотя он не был Лордом или Королём. Глядя в глаза Маэдросу, он почтительно поклонился ему:

- Большая честь для меня - приветствовать Майтимо, Верховного Короля голдор и Лорда Амон-Эреб, и участвовать в этом совете, - как Альм мог вставить в речь на синдарине оссириандские слова, так и Диор смешивал в одной фразе слова синдарина и наречия Оссирианда и имя на квэнья, не подозревая, что это могло бы вызвать чьё-либо неодобрение. - Я - Диор, сын Берена и Лутиэн, и буду рад передать слова своей матери.

В том, что Маэдрос и является ныне Верховным Королём, его убедило многое. Альм, рассказывая о Нирнаэт Арноэдиад, говрил, что войска нолдор направляли Фингон и Маэдрос, и первый из них погиб в той битве. Верный Маэдросу нолдо звал себя Арандуром, Слугой Короля. Наконец, хотя Диор пока ни разу не титуловал Маэдроса так, как сейчас, он не раз говорил "Король Маэдрос", и никто не поправлял его.

После приветствий все сели на свои места. Совет начался.

+1

24

Все сели, однако Диор остался стоять. Астоворимо увидел как Маитимо повернул к нему голову, с затаенным в глазах интересом, а полуэльф, почтительно поклонившись, произнес:

- Большая честь для меня - приветствовать Майтимо, Верховного Короля голдор и Лорда Амон-Эреб, и участвовать в этом совете. Я - Диор, сын Берена и Лутиэн, и буду рад передать слова своей матери.

Арандуру очень хотелось что бы он ослышался, что бы на самом деле Диор сказал что-то другое, но, по лехкому возмущенному гомону, что пронесся по зале советов, роквен понял что увы, он не ослышался. Равно как и все другие что собрались здесь. Были е кто воспринял слова сына Лутиэн и потомка Синдаколло как издевку, и некоторые из них уже вскочили со своих мест, видя это, резко поднялся и сам Арандур.

- Диор юн, но учтив, и желал приветствовать владыку этой крепости со всем почтением. - Нолдо посторался заговорить раньше чем кто-либо успеет бросить что-то резкое и совет придется начинать с примирения из-за недопонимания и желания как лучше. - Не вина принца что он плохо разбирается в делах нолдор. К ому же... присутствующие должно быть забыли, что сыну Лутиэн нет еще и двух десятков лет.

Нолдо надеялся что если первые его слова не возымеют действия, то последние так поразят окружающих, что те отставят гнев. Однако закончив, Арандур не сел на свое место, ожидая возможных возражений от родичей, но вежливо склонился перед своим Лордом, приложив ладонь к груди.

+1

25

Маитимо не хотел встречаться с Диором до совета. Не по тому что ему было не интересно, а по тому что он не знал какой выйдет эта встреча. Сейчас Диор прибыл в их крепость с желанием союза, в таком желании ему и стоит прибывать пока не завершится совет. Личная же встреча... нолдо не избегал ее, хотя она и не могла быть легкой, но сложно сказать какими могли быть последствия их разговора. Тем более что у них все равно не было сейчас достаточно времени что бы поговорить обо всем, о чем следует.

По тому одним из последних, но все же так, что бы его не пришлось ждать, Маитимо вошел в зал совета и, пересекши круг, направился к своему креслу.

Все сели, и не успел Маитимо приветствовать собравшихся и представить им Диора, а так же вкратце рассказать причины их спешного ночного совета, как сын Тиндомэрэль сам поднялся, и, почтительно склонившись, произнес слова что задели каждого нолдо в этом зале, и некоторые даже вскочили со своих мест, пылая гневом на дерзкого гостя. Но Диор сел на свое место спокойно, и лицо его не выражало ничего кроме того что он сказал - дружелюбия и почтения. Лорд Первого Дома достаточно умел читать в душах, чтобы видеть добрые намерения полуэльфа; так же как и видеть насколько были разгневаны его командиры. И это было совсем не то что нужно для начала совета с тем, с кем отношения и так были шаткими. Лицо Нэльяфинвэ почти не изменилось, не выразив ни досаду, ни озабоченность, однако с самой первой минуты все пошло не так как следовало бы.

Однако, раньше чем кто-либо успел отреагировать, так же стремительно поднялся Астоворимо с речью в защиту полуэльфа.

- Мы все слышали тебя, Арандур, - отозвался Маитимо, подчеркивая что слова прозвучали от того, кто был верен своему королю, и не стал бы защищать того, кто нанес оскорбление его Лорду. - И я так же не думаю что Диор хотел сказать что-то кроме приветсвия и был так учтив, как мог. Приветствую и я тебя, сын Лутиэн и Берена, внук Элу Тингола. Я рад что ты прибыл в эту крепость, пусть и печален повод. Так соединим же наши силы и одолеем врага.

С этими словами Лорд крепости повернулся ко всем.

- Отряд Астоворимо, вместе с Диором и Альмом, - легкий, но почтительный кивок предводителю лаиквэнди, - уничтожили орочью шайку, и допросили их командира. Узнав о том что Саурон планирует напасть на Оссирианд и Амон Эреб через несколько дней, Астоворимо немедленно поспешил в крепость и я созвал совет. Теперь, вы видите что у нас есть куда более серьезные заботы чем обсуждать титулы. Амон Эреб хорошо укреплен, и у Саурона должны быть не только войска, но и тайный план, раз он надеется без армии захватить крепость. Леди Лутиэн, через своего сына прислала нам свои слова по защите Оссирианда, давайте выслушаем же Диора-посланца.

+1