Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи. » Времена сказаний о Берене и Лютиэн (460-467) » На пороге Рока. Весна 465-го года, Дориат.


На пороге Рока. Весна 465-го года, Дориат.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время: Весна 465 г. П.Э.
Место: Дориат
Участники: Мэлиан, Эльвэ, возможно Даэрон и другие эльфы.
Описание: Эльвэ узнал о любви его дочери к Смертному и послал своих воинов схватить и привести Берена в Менегрот. В ожидании их прихода король Дориата говорит со своей супругой.
Примечания:

+1

2

Сейчас, оставшись наедине с Мелиан, Тингол мог позволить себе не скрывать чувств; не перед ней сейчас таить горе, и страх, и боль за дочь.
Эсгалдуин тихо и ровно пел свою песнь, но сейчас она не трогала сердце. Тингол почти и не слышал её.
Лутиэн приведёт этого смертного, а Даэрон с отрядом проследит за тем, чтобы этот негодяй не сбежал; впрочем, Тингол почти хотел, чтобы смертный попытался - тогда он докажет свою враждебность, и главное - покинет страну...
Сейчас он жалел о данной дочери клятве. Не следовало так опрометчиво связывать себя словом.
К тому же чем больше Тингол думал о горьких новостях Даэрона, тем мрачнее казалась ему ситуация.
Встав, он подошёл к супруге и взял её руки в свои. В Мелиан он всегда обретал опору, поддержку, мудрость и покой - но не теперь. Не теперь, когда беда грозила их дочери и их стране. Настоящая беда, прокравшаяся через все заслоны, беда, перед которой бессильны были и чары Мелиан, и мечи его воинов...
- Ты молчишь, - Тингол смотрел ей в лицо, точно ища в нём совет. - Госпожа моя, скажи: разве ты не слышала зла, пришедшего в Дориат? Не слышала силы, что прорвала защиту чар?
Представить себе такое было трудно - но ведь случилось. И защита, которую он полагал надёжной, на деле слаба, если враг смог прокрасться в самое сердце Ограждённой Земли и посягнуть на главную её драгоценность?

+3

3

Даже Мелиан нечасто приходилось видеть супруга и короля своего таким уязвимым, и боль его ранила ее сердце. Ясно видела она сейчас, как бьется в нем страх - Завеса, непроходимая и столь надежная ранее, оказалась вдруг бессильна перед одиночкой-воином из Смертного народа, как горькие предчувствия и гнев захлестывают его сердце, и как ранено оно тем, что Лютиэн, беззаветно любимая им дочь, выбрала такого странного возлюбленного.

Руки его были холодны, и она мягко перехватила их, согревая своими ладонями, не отводя глаз от встревоженного лица, слушая горькие и беспокойные слова.

- Ты молчишь. Госпожа моя, скажи: разве ты не слышала зла, пришедшего в Дориат? Не слышала силы, что прорвала защиту чар?

- Не слышала, мой король - ответила она, и хоть нежным был ее голос, а взгляд - теплым и ободряющим, тревога сквозила и в них. Тревога Тингола - и собственная: холодным ветром ощущалось веяние Судьбы, что подошла так близко. И хоть ведомо было ей, что однажды этот день придет - он все-таки наступил неожиданно.*

- Не слышала я ныне его прихода, но ожидала в предвидении и знаю более, чем рассказал тебе менестрель. Рок властвует над этим человеком, и сила могущественная охранила его от моих чар; могущественная - но не темная. И мудро поступил ты, мой государь и супруг, что не повелел гнать его, казнить или заключить в темницу, ведь трижды осмотрительным нужно быть там, где Вайрэ сплетает свои узоры.

*

Свернутый текст

Мне встречалось мнение, что Берен прошел Завесу не без попустительства или по крайней мере с ведома Мелиан, однако мне оно кажется недостаточно убедительным. Скорее я готова опираться на текст Сильмариллиона, где она говорит Галадриэль: "И один человек, именно из дома Беора, придет сюда, и  пояс  Мелиан  не удержит  его,  потому  что судьба, более могущественная, чем я, пошлет его." Тон этого высказывания, на мой взгляд, не предполагает помощи или даже осведомленности.

+3

4

Пальцы Мелиан казались горячими - или это его собственные руки застыли?
Только от её слов повеяло куда более беспощадным холодом.
- Не слышала...
Значит, чар и хитрости пришедшего было довольно, чтобы обмануть могущественную Мелиан.
- Поистине рок, - кивнул Тингол. И вскинул взгляд.
- Не тёмная? Отчего ты так говоришь?
Пришелец всё сильнее казался ему врагом - как мог он оказаться не врагом, в самом деле?
- Боюсь я, госпожа моя, что он обманывает твоё орэ, как обманул чары, - понемногу Тингол - нет, не успокаивался, но овладевал собой. Нужно было решать, что делать, как держаться, как поступить с негодяем - и как спасти от него Лутиэн. О, если бы не дочь, Тингол знал бы, как защитить свою страну; но Лутиэн!
- Какая сила, кроме самой тёмной, самой враждебной нам могла обмануть тебя? А если бы он был ведом Стихиями... - он задумался над этой возможностью. Что если... кто знает, какая странная судьба у Вторых!
- Тогда он не вёл бы себя, как тайный враг, прокравшийся ночью.
Вот что было хуже всего, вот что сильней всего настораживало и настраивало против этого негодяя.

+

Согласен с твоей трактовкой.

+2

5

Мэлиан едва слышно вздохнула и прижалась к рукам супруга щекой.

Не было ничего неожиданного в готовности Тингола увидеть врага в этом смертном: люди всегда вызывали у него неприятие и опаску, даже когда не преодолевали, как нечто несуществующее, могущественные охранные чары. Майя и сама чувствовала растерянность: знать, что так будет - не значит понимать, как это возможно.

А еще этот человек покусился на то, что было ее королю дороже всего на свете.

И все-таки Мэлиан должна была попробовать воззвать к мудрости и доброте Тингола, которые сейчас заслонены были гневом и холодом. Хотела бы и обогреть - но душу ее сковывал иной холод: предчувствие опасности и беды, исходящей от этого гнева. Не будет добра, если этого человека владыка Дориата встретит отторжением...

- Не слышала я, чтобы он делал что-то злое в землях твоих, Владыка - наконец произнесла она негромко. - И мало знаем мы о нем, чтоб звать врагом. Я знаю, что есть у тебя, король мой, и глаза, и уши в тех землях, откуда он держит путь - не спросить ли нам сначала, что знают они об этом Берене?

+3

6

Вздох и растерянность жены крепче всего остального убеждали Тингола в тягости положения. Лутиэн, их Лутиэн была в настоящей опасности, и как помочь ей и уберечь Дориат, не принеся худшего вреда?
- Госпожа моя, Мелиан, - на её слова он лишь покачал головой, и в голосе звучала горечь, - признай, что ты ничего не знаешь о том, что он делал в моих землях, кроме одного; и уже это - недобрый знак. Если бы его намерения были бы чисты, разве стал бы он скрываться в лесах от моего народа? Разве не пришёл бы ко мне, назвавшись и объяснив, что делает в моих землях?
Тингол размышлял вслух, но то, что он говорил, лишь убеждало его в собственной правоте. Всё сходилось - одно к одному.
- И хуже того - Лутиэн, - голос дрогнул. - Мелиан, если бы... если бы его... - сказать "чувства" он всё же не мог, - намерения были бы благородны, как бы они поступили? Разве не пришли бы к нам, не открылись бы? Разве Лутиэн стала бы таить своё чувство от меня и от тебя? Мыслимо ли это? То, что они скрывались от всех, и один лишь Даэрон открыл правду - не худшее ли и вернейшее доказательство дурного умысла и коварства? И Лутиэн в этих сетях!
Вот что было страшней и неотвратимей всего.
Тингол надеялся, что неправ. Надеялся, что в адане не было зла, но и тогда любовь Лутиэн была бы гибельным дурманом для неё. А если она под властью злых чар?!
- Спросить... - он повёл плечом. - Я спрошу его самого, это вернее любых ручательств.

+2

7

- Меня мое неведение убеждает лишь в обратном, государь мой, - легкие руки майя погладили напряженные плечи Тингола. - Тех, кто подходит к Завесе со злыми намерениями, я чувствую острее прочих. Ведь она и была мною спета для защиты земель и народа твоего от зла и тьмы. Или случалось мне ошибаться, о мой король и владыка сердца моего?

Мелиан ласково заглянула в глаза мужа, будто смягчая требовательность последних слов.

+2

8

Взгляд и прикосновение не смягчили его, но Тингол постарался обдумать услышанное. И заметил, что Мелиан не сказала ни слова о Лутиэн...
А это значило, что оспорить она не могла.
И на душе стало ещё тяжелее и холоднее.
- Возможно, - кивнул он, - прежде ты и не ошибалась. Но он прошёл через Завесу без твоего или моего позволения, а до сих пор ты говорила, что подобное невозможно. Что-то изменилось, по вине ли этого смертного или же он послужил простым орудием - но произошло то, что не должно было случиться, а нам предстоит иметь дело с последствиями.
Тингол осторожно прижал жену к себе.
- Будем ждать, когда они окажутся здесь. Я посмотрю на этого адана и выслушаю его, и многое станет яснее.

+1


Вы здесь » Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи. » Времена сказаний о Берене и Лютиэн (460-467) » На пороге Рока. Весна 465-го года, Дориат.