Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи. » Архив Первая Эпоха » Я шел к тебе, Государь.


Я шел к тебе, Государь.

Сообщений 31 страница 60 из 75

31

После резкого, а после более сдержанного ответа, Берен словно очнулся. Финроду показалось, что до того он обращался не к нему - к кому-то другому, кто с презрением отверг его и не стал бы считаться с его нуждами оттого, что он Смертный.... Не говорил ли он ему, Финроду, то, что желал сказать Тинголу - после того, как он упомянул об их близком родстве? После того, как решил, что получит отказ? Но, остыв, он сам пытался отказаться - теперь не в гневе, но желая избежать бед...

- Я не ведал что творю, Король. Прости мне это. Я не знал ни о сыновьях Феанора в твоих владениях, ни о твоих чувствах, хотя и должен был о том подумать. И поэтому я в третий раз прошу тебя принять назад твое кольцо. Я уйду тихо как пришел, и Тень не коснется Нарготронда; но никто не скажет дурно о тебе, ибо я вижу что ты ценишь свое слово выше всего прочего. Твой обет дан моему роду и я имею право освободить тебя от бремени, Король.

- Я вновь вижу перед собой того же Берена, что вошёл сюда; быть может, и ты вновь видишь меня, а не иного на моём месте. И всё же пока не понимаешь, - Финрод, некоторое время смотревший на него, опустился в кресло и сплёл пальцы под подбородком. -  Не то главное, не пойдёт ли обо мне молва как о бесчестном - хотя мне и было бы тяжело снести такую несправедливость. Если я отпущу тебя, пришедшего ко мне за помощью, одного на верную смерть... если такова будет моя благодарность твоему отцу, таково моё слово, таков ответ на то, что ты вверил мне то, от чего зависит твоя жизнь, я сам не прощу себе этого. И не забуду о том, сколько бы веков не минуло: я эльда. И я не думаю, что судьба привела тебя в Дориат, а после сюда лишь для того, чтобы ты вскоре сгинул без помощи, оставленный всеми.

Поздно было обращаться вспять.

- И отчего ты сейчас решил отступить? - Финрод понимал, что Берен принёс клятву в сильном волнении - ещё большем, чем только что побудило к необдуманным словам. Но после он покинул Дориат, и не один день шёл в земли Нарготронда и после за дозорными, и встретился с Финродом, поведав ему обо всём. - Ты шёл ко мне за помощью, не для того, чтобы побеседовать и уйти; ты не знал, где ныне сыновья Феанора, но знал, что Сильмарилл - в Ангбанде. Враг считает тебя столь же опасным, как Государя Фингона: возможно, он выйдет тебе навстречу, как вышел навстречу его отцу, и орлы Манвэ помогут тебе. Тогда Торондор бросился на Моргота и унёс тело павшего Государя. Многие видели его скорбный полёт, пока орлы не поднялись так высоко, что стали неразличимы за облаками. Думаю, сорвать корону с  головы Моргота или вырвать из неё Сильмарилл не было бы невозможным для Торондора, если его не остановит сила Клятвы и если пришёл час свершится этой судьбе. Но хотя ты совершил необычайные подвиги, скажу: тебя наверняка схватят или убьют много раньше, если никто не отвлечёт на себя множество воинов Ангбанда. Это и сделают верные мне воины, которых я поведу в бой... Если и есть некие чудесные пути добыть Сильмарилл без жертв и без битв, они мне неведомы.

...А Берен, решивший, что чертоги Нарготронда могут освещаться Сильмариллами, наверняка думал иначе. Да: в его взгляде была тайная надежда на то, что неисполнимое для него вполне разрешимо с помощью эльфийской мудрости и чар...

+1

32

Финрод был не Тингол. Он не разгневался на своего вассала, он не искал ссоры, но как только заметил что Берен задумался, так сразу же опустился назад в кресло, словно бы показывая, что не было вспышки меж ними, что разговор продолжится там же где остановился. Берену же стало неловко, а Корольл продолжал говорить:

- Если такова будет моя благодарность твоему отцу, таково моё слово, таков ответ на то, что ты вверил мне то, от чего зависит твоя жизнь, я сам не прощу себе этого. И не забуду о том, сколько бы веков не минуло: я эльда. - Да, это беоринг мог понять. Не бесконечный век, конечно, а то, что если ты идешь против совести, то все равно будешь знать правду о том что ты виноват, как бы не заглушал в себе совесть, как бы не убеждал себя что это была не твоя вина да и вообще не вина. Удалось ли Государю сохранить свою душу и не соверать того что лишает тебя белизны? Берену не удалось. И если в годы мира он сам совершал ошибки, то в годы войны с Тьмой и хотел бы не совершать зла, но не получалось. Можно ли бороться против Тьмы ее же оружием? Нет, нельзя. Но других путей порой просто нет...

- И отчего ты сейчас решил отступить? - Спросил Государь и прервал его мысли. И тогда Берен тоже сел в кресло, неловко, скованностью движений выдавая что не чувствует себя в своем праве, и ответил, смотря на Фелагунда, но не смея посмотреть в его лицо.

- Я не решил отступить, Король. И я раньше умру, чем смогу принять такое решение. Но я понял о роке Сильмариллей, и что теперь я несу его за собой в твой город.

А Финрод сказал именно то, что и надеялся узнать Берен:
- Враг считает тебя столь же опасным, как Государя Фингона: возможно, он выйдет тебе навстречу, как вышел навстречу его отцу, и орлы Манвэ помогут тебе. Тогда Торондор бросился на Моргота и унёс тело павшего Государя. Многие видели его скорбный полёт, пока орлы не поднялись так высоко, что стали неразличимы за облаками. Думаю, сорвать корону с  головы Моргота или вырвать из неё Сильмарилл не было бы невозможным для Торондора, если его не остановит сила Клятвы и если пришёл час свершится этой судьбе. Но хотя ты совершил необычайные подвиги, скажу: тебя наверняка схватят или убьют много раньше, если никто не отвлечёт на себя множество воинов Ангбанда. Это и сделают верные мне воины, которых я поведу в бой... Если и есть некие чудесные пути добыть Сильмарилл без жертв и без битв, они мне неведомы.

Так вот как это может свершиться! Не штурмовать неприступную крепость, не пытаться возобновить осаду, на которую ушли все силы нолдор и эдайн, а вызвать Врага на поединок. Холодок пробежал по спине барахириона от мысли что ему предстоит сражаться с Морготом, и то был холодок не страха, а почтения, разницы меж собой и, пусть и падшим, но Валой. Неужели человек способен выстоять в таком поединке?.. Берен наклонил голову и его глаза упрямо сузились. Значит так тому и быть - Король поможет ему дойти до Врага и Камней, а Берен будет сражаться с отцом Тьмы лицом к лицу, что бы из этого ни вышло.

- Большего я не ищу, - ответил адан. - Я не ожидал что своим волшебством ты разрешишь все мои горести. Я не ожидал что то, что я поклялся добыть, само ляжет мне в ладонь без забот и усилий. И я готов к опасностям и испытаниям. Но чего я не знал - это пути, и по тому блуждал впотьмах. Я не знал, что мне делать - не идти же в самом деле к Черной Крепости чтобы стучать в ее ворота на потеху всем ангбандским оркам. Ныне же, Государь, ты дал мне то, чего недоставало. Теперь мой путь ясен, а значит для усталости нет оснований. Благодарю тебя за товои слова и намерения: ты приведешь меня с войском к Черным Вратам и там я сражусь с Морготом, а остальное - в руках Единого. Но вот что я скажу тебе - каждый кто пойдет за тобой в этот поход будет славен в веках. Быть может и братья феаноринги присоединятся к нам, что если и остальные Камни они смогут добыть?

+1

33

Финрод
http://sg.uploads.ru/t/UwZ4r.jpg

- Теперь мой путь ясен, а значит для усталости нет оснований. Благодарю тебя за товои слова и намерения: ты приведешь меня с войском к Черным Вратам и там я сражусь с Морготом, а остальное - в руках Единого. Но вот что я скажу тебе - каждый кто пойдет за тобой в этот поход будет славен в веках. Быть может и братья феаноринги присоединятся к нам, что если и остальные Камни они смогут добыть?  - нежданно спросил Берен, что более не пытался вернуть Финроду кольцо.

- Если бы твоей единственной целью было вырвать Камень у Моргота - возможно, что и присоединились бы. Но ты должен также принести его Тинголу, а их Клятва не делает разницы между теми, кто владеет Сильмариллом, если это не сыновья Феанора; и она равно касается каждого из Сильмариллов. Если и пожелали бы пойти в этот поход, то с тем, чтобы не позволить тебе принести Сильмарилл в Дориат или опередить нас... Но хотя их народ многочислен, и они обрели большое влияние в Нарготронде, его Король - я, а не Келегорм с Куруфином. Завтра я соберу совет в этом зале и призову свой народ последовать за мной. Не знаю, что именно предпримут сыны Феанора, чтобы помешать нам, но стоит быть готовыми ко всему. Потому тебе я советую завтра не быть здесь, в тронном зале.

И тон, и взгляд Финрода ясно говорили, что это связано именно с предполагаемыми действиями против Берена Келегорма и Куруфина - никак не с тем, что он считал его недостойным быть на совете. Да и не стал бы считавший так вести такую беседу наедине, как вели её Финрод с Береном.

+1

34

Берен выслушал слова Государя молча. Камни украдены Врагом, и получивший их не будет ли властен над трофеем? Но впервые беоринг задумался над этим. Ведь если ты отобрал чужую вещь у вора и присвоил себе, не стал ли ты большим вором?

- Скажи мне, Государь мой, буду ли я в своем праве, если сокрою Сильмарилль от феанорингов лишь на правах победителя? Ты говорил что ныне я подлино правитель беорингов, но разве не должен правитель отняв силой у вора, вернуть пропажу законному владельцу? И тем восстановить правду и порядок.

Горец чувствовал себя словно меж двух огней, и по тому говорил к своему Лорду напрямую, без попыток скрасить реальность, но ища выхода. Он не мог  не принести выкупа Тинголу, но если ради любви он совершит великую подлость, будет ли эта любовь благославлена Единым, или все жертвы обратятся прахом? И теперь беоринг знал что прежде чем начинать поход за Камнем, или даже совет, он должен получить ответ.

- Что же до моего присутствия на совете, Государь, я не хотел бы скрываться за твоей спиной - не будет в этом чести ни мне, ни тебе, коль скоро твоего вассала будут почитать трусом. Да и не враги мне сыновья Феанора, ибо у нас лишь один Враг. Но я поступлю так как ты велишь мне, ибо ты знаешь то, что от меня, гостя, может быть сокрыто. - И хотя адан всем сердцем желал быть на совете рядом с Фелагундом, он почтительно склонил голову, выражая смирение.

0

35

http://sd.uploads.ru/t/BCzcX.jpg

Финрод

- Скажи мне, Государь мой, буду ли я в своем праве, если сокрою Сильмарилль от феанорингов лишь на правах победителя? Ты говорил что ныне я подлино правитель беорингов, но разве не должен правитель отняв силой у вора, вернуть пропажу законному владельцу? И тем восстановить правду и порядок.

Вопрос для Финрода был неожидан, и он, дослушав Берена, начал с ответа на иной, об участии в совете.

- Подлинно, Келегорм и Куруфин не враги тебе, и все мы - враги одного Врага. Но они могут прийти в гнев, узнав о твоей цели. Если случится так, что один из вас необдуманно, в ослеплении гнева, обратит оружие против другого, это будет большим злом: независимо от того, кто из вас одержал бы верх, - Финрод не почитал это невозможным: тот, кто в гневе мог обнажить меч против друзей и родичей, много легче обнажит его против незнакомого, пусть и прославленного подвигами Смертного. Упоминать это он не желал: если Берен знает о Братоубийстве в Альквалондэ, ему придёт на ум то же, если не знает - Финрод не стал бы ему рассказывать, разве что отвечая на прямой вопрос. К тому же братья, наверное, давно уже горько сожалели о содеянном. Но - Клятва... - Я надеюсь, что до такого не дойдёт и потому только советую тебе не приходить. Но хочу предотвратить любую возможность, что случится это лихо и ещё худшее: их народ всегда поддерживает своих Лордов. Случись так, мне пришлось бы выбирать: оставить ли тебя без помощи против многих, нарушив обещание ещё в этих стенах, или сразиться с родичами, с двоюродными братьями, или направить против них свой народ.

Суть ответа на вопрос о том, законно ли отдать Сильмарилл Тинголу, Финроду уже была ясна, оставалось подобрать верные слова, чтобы выразить её.  Можно было начать с того, что Тингол не был вправе требовать Сильмарилл. Но Финрод  не желал бросать на него и эту тень - довольно было и того, как Берен к нему относился. Он мог бы начать с того, что душа Сильмариллов - свет Двух Древ Валинора, а Клятва Феанора побуждала преследовать будто вора и сотворившую их Яванну, если бы она взяла Камень в свои руки. Но не желал ещё обвинять Феанора и его сыновей, принёсших Клятву в час чёрного горя.

- Теперь скажу о том, о чём ты спросил прежде. Освободивший Камни из-под власти Врага, где они находятся словно в рабстве, совершит великое и доброе дело. Но ты не будешь в своём праве ни сокрыв Сильмарилл у себя, ни вернув его сыновьям Феанора, ибо ты не вправе им распоряжаться. Ты идёшь добывать его по велению Тингола и по данному ему обету, не по собственному выбору. И потому после победы не станешь его владельцем, но лишь хранителем. Представь себе, что я послал гонца в Бритомбар, к Кирдану, за жемчугом. Хорошо ли поступил бы гонец, если бы, взяв тот жемчуг, стал решать, что делать с ним: оставить ли себе или подарить друзьям, или обменять у гномов на оружие для нашего войска? Если Камень будет освобождён из плена Врага, и ты сумеешь принести его в Дориат - вернуть его сыновьям Феанора дело не твоё, а Государя Тингола. Ты принял этот обет, многого не зная; и я, и Келегорм с Куруфином не знали, что произойдёт, но теперь мы все пойманы в тенёта Рока.  Ныне нас во многом ведут долг и Судьба, и что она скажет завтра - мне неведомо.

+1

36

Берен не желал прятаться и даже опасность ссоры с сыновьями Феанаро казалась ему преодолимой, но слова Гсударя не оставили выбора:

- Случись так, мне пришлось бы выбирать: оставить ли тебя без помощи против многих, нарушив обещание ещё в этих стенах, или сразиться с родичами, с двоюродными братьями, или направить против них свой народ.

Горец посмотрел в шлаза Финрода:

- Я уже подверг тебя опасностям о которых не думал и не подозревал, но я могу не подвергать тебя опасностям о которых знаю. И если дела могут обернуться так плохо как ты говоришь, то меня не будет на совете.

Берен еще хотел бы сказать что если он не придет, Кэлегорм с Куруфином решат что он не имеет мужества встретиться с ними лицом к лицу, высылая посредника... Но смолчал. И тогда Государь заговорил о праве, о гонце и жемчуге... И эти слова сняли ответственность с беоринга.

- Ты принял этот обет, многого не зная; и я, и Келегорм с Куруфином не знали, что произойдёт, но теперь мы все пойманы в тенёта Рока.  Ныне нас во многом ведут долг и Судьба, и что она скажет завтра - мне неведомо, - закончил Государь, и Берен кивнул. Жить не зная как твоя жизнь изменится завтра было для него привычно, но теперь завтро несло изменения для очень многих судеб. А он длжен был в это время оставаться в стороне, в отведенном ему покое, и лишь безмолвно принимать решения других, пусть даже они будут владыки эльфов.

- Тогда я думаю, ты знаешь все, что я мог рассказать, Государь, - негромко ответил горец. - И ты ответил мне на все вопросы что я мог задать. И все же я сожалею о том, что принес Рок в твой дом.

+1

37

http://sh.uploads.ru/t/vB5t3.jpg
Финрод

Берен согласился не приходить на совет и избежать возможного лиха. Всё, что перечислил Финрод, было таково, что невозможно было избрать доброе, но только рассуждать, какое зло будет меньше. И Берен, и Келегорм с Куруфином, и народ Нарготронда оказались бы вовлечены в него...

Довольно того, что сыновья Феанора однажды дали Клятву, которая может ставить их и других перед такими выборами из разных зол.

Довольно того, что Король Дориата пробудил от сна эту Клятву, до сих пор обращавшуюся против Моргота.

Он не усугубит этого. Даже если возможность мала. Считать ли, что вероятно, когда невероятное уже случается и приходит в дом? Ещё пришло ему на ум: Куруфин красноречив, и он мог бы попытаться убедить Берена отказаться от своего замысла и уйти. Ни от обета, ни от Лютиэн адан не откажется ни из-за каких речей, но вернуть кольцо и уйти один, без помощи, как он уже желал... возможно, Лорд Куруфин склонил бы его к этому.

- Тогда я думаю, ты знаешь все, что я мог рассказать, Государь, - негромко ответил горец. - И ты ответил мне на все вопросы что я мог задать. И все же я сожалею о том, что принес Рок в твой дом, - сказал Берен после этого.

- Этот Рок выше того, что задумал Государь Тингол. Я не вижу, к чему он ведёт тебя, - пока Финроду не было дано предвидения. На челе Барахириона читалась его высокая судьба, а в его рассказе было место не только подвигам, но и чудесам и знакам, пусть смысл их пока и оставался тайной. - Но не думаю, что к тому, чего желал для тебя Король Дориата. Как бы ни завершился твой путь, он не будет напрасен.

И его гибель во исполнение обета не будет напрасна, и послужит не только помощи сыну Барахира, но и некой высокой цели, пусть пока неведомой. Но об этом Фелагунд Берену не сказал: для этого ещё не пришло время.

+1

38

Кажется Государь почувствовал облегчение, услышав ответ своего вассала. И постарался вернуть доброе ощущение в ответ:

- Этот Рок выше того, что задумал Государь Тингол. Я не вижу, к чему он ведёт тебя. Но не думаю, что к тому, чего желал для тебя Король Дориата. Как бы ни завершился твой путь, он не будет напрасен.

И беоринг улыбнулся в ответ, не весело, но все же с "взглядом вперед":

- Раз ты так говоришь, Финрод Фелагунд, то значит так и будет. - И слова прозвучали так, что было понятно что Берен искренне уверен в сказаном. - Но тогда нам незачем опасаться феанорингов. Судьба проложит свой путь и то что должно свершиться свершится.

+1

39

http://sh.uploads.ru/t/jsQ47.jpg
Финрод

- Сделаем, что должны - и пусть свершится, что назначено, - ответил Финрод. - Я мог бы сказать тебе: "Готовься выступить в поход", но ты был готов к нему и тогда, когда только намеревался идти в Нарготронд; а как снаряжаться и собираться - будет решено завтра, после совета. Пока я не мог бы и сказать тебе о сыновьях Феанора более, чем уже сказал: ещё не знаю, что именно они предпримут. И потому не могу знать, каким будет верный ответ...

Всё, что должно быть сказано - уже прозвучало.

- Всё решится завтра, - подвёл итог Финрод. И уже иным тоном - обсуждая не судьбы и клятвы, но этот вечер, спросил:

- Ты пришёл ко мне очень скоро - должно быть, отказался от трапезы и почти не отдыхал с пути?

Ветерок внёс в зал золотисто-рыжий кленовый лист. Он плыл по воздуху плавней и медленней, чем это было бы вне стен Нарготронда, пока не опустился в ручей. А после взлетел и заплясал в струе фонтана.; и вновь вниз, и вновь вверх.

+1

40

Беоринг выслушал Финрода и кивнул:

- И все же, Государь, если на то будет возможность, я не хотел бы покидать Нарготронд не встретившись с Келегормом и Куруфином. Не в том даже дело что я боюсь прослыть трусом - с гордостью я успел расстаться за последние десять лет- но я чувствую что будет неправильно если я, даже будучи гонцом Тингола, пройду за спинами у феанорингов. Пусть наша встреча будет после совета, но не будет правильно, если она не случится.

Каким-то неуловимым обращом Финрод словно задернул шторы над всем грядущим, заговорив об ужине и отдыхе, сделав беседу вдруг домашней и уютной. Барахириону показалось что меж ним и Государем протянулась нить, что делала их ... словно членами одной семьи, и позволяла говорить об ужине и покое.

- Лорд мой, наше тело не столь прихотливо как наша душа и может ждать дольше, чем она. Больше еды и покоя мне нужно было говорить с тобой, теперь же... я думаю я могу отдохнуть, но не забрал ли я твой покой?

+1

41

http://s8.uploads.ru/t/wX8Aj.jpg
Финрод

- И все же, Государь, если на то будет возможность, я не хотел бы покидать Нарготронд не встретившись с Келегормом и Куруфином. Не в том даже дело что я боюсь прослыть трусом - с гордостью я успел расстаться за последние десять лет- но я чувствую что будет неправильно если я, даже будучи гонцом Тингола, пройду за спинами у феанорингов. Пусть наша встреча будет после совета, но не будет правильно, если она не случится.

- Вы встретитесь, - ответил Финрод, неожиданно для себя подумав: если бы обет Берена касался не Сильмарилла, они могли бы найти общий язык.

"Но не упрекай меня в моих клятвах, необдуманных и данных в момент горя..."
Он принёс свою клятву не именем Эру, не призывал на свою голову Вековечную Тьму - но разве не была и та Клятва необдуманной и данной в момент горя? Он не думал в тот час о путях, какими может достичь своей цели; а разве думали феаноринги, как достичь Средиземья через Море в тот час, когда решение уже было принято, Клятва принесена и обратного пути не было? И ещё менее знали о силах Моргота... И долгая борьба, и утраты, и вынужденное несметными полчищами врагов бегство из своих земель... они могли бы не раз удивиться странному сходству, и это удивление могло бы стать началом понимания. Но сейчас, когда их будет вести Клятва, едва ли сыновья Феанора разглядят судьбу Берена. Едва ли разглядят его самого.

- Вы встретитесь: ты, Глава Первого Дома эдайн, и Келегорм и Куруфин, Лорды Первого Дома нолдор.

Заговорив о трапезе, Фелагунд словно переносился в те времена, когда Первый Дом Друзей эльфов ещё не получил это имя, да и Балан не принял имя Беора. Тогда Финрод целый год оставался с людьми: они и ночевали вместе, и разделяли трапезу...

- Лорд мой, наше тело не столь прихотливо как наша душа и может ждать дольше, чем она. Больше еды и покоя мне нужно было говорить с тобой, теперь же... я думаю я могу отдохнуть, но не забрал ли я твой покой?

Оставалось только подивиться чуткости адана, что никогда прежде не беседовал с Финродом. Это те, кто хорошо знал Короля Нарготронда, сразу заметили бы непривычный тон, с каким он говорил о будущем. Непривычно тревожные и тяжёлые слова о пути, ведущем во мрак, о лихе, грозящем вблизи и вдали. И по тому поняли бы, как тяжело ему сейчас смотреть в будущее. Да, он давно знал, что этот день и час придёт, и думал о том много раз - на своём ложе и на коне, в тиши библиотеки и в тиши лесов. Но когда и как - оставалось скрытым завесой тумана, столь же непроглядной, как Завеса Мэлиан. Когда Берен объявил о своей цели, всё изменилось. Было совсем непросто говорить с Береном о его нужде, убеждать его, искать решения, сосредотачивая всё внимание на нём и всё отодвигая в сторону подспудно звучавший вопрос: "Сколько дней мне осталось жить?"

Да, не в годах, не в месяцах - в днях мог исчисляться этот срок. Сборы не будут слишком долгими, и кони полетят на Север скорее ветра: чем неожиданней будет появление воинства Нарготронда в Дор-Даэдэлот, тем лучше. Как ни завершится завтрашний совет, едва ли это изменится; а откладывать сам он не станет, это было бы недостойно. И как и прежде, так и сейчас он не жалел ни об обете Барахиру, ни тем более о давней встрече с Беором.

- Я не могу не тревожиться, - признал Финрод, не говоря большего. - Но будет неразумным, если ты из-за этого лишишь себя отдыха или ужина. Не сомневаюсь, что ты умеешь ждать, но сейчас в этом нет нужды.

"Что мне стоило бы сделать прежде совета, так это поговорить с Ородретом. И с Эдрахилем. Пусть просьба Берена, будущий военный поход и совет станет неожиданным для всего Нарготронда, но для брата и друга?"

+1

42

- Вы встретитесь,  - спокойно сказал Финрод, и тогда Берен невесело подумал что это и правда случится, хочет он того или нет. Он и сыновья Феанора отныне связаны Сильмариллями, их судьбы не могли идти тропами что не пересекаются. И в сердцах горец даже подумал что хорошо бы скорее отдать Камень Тинголу, что бы уже он разбирался с феанорингами как знает. И тогда Государь Финрод повторил вновь:
- Вы встретитесь: ты, Глава Первого Дома эдайн, и Келегорм и Куруфин, Лорды Первого Дома нолдор.

Но в этот раз слова прозвучали не только грозно, но и так, словно судьба облачила Берена в мантию, и словно он нес теперь ответственность не меньшую чем Тингол, хотя Государь и был прав, назвав его лишь гонцом. И все же титул прозвучал неожиданно, так что беоринг невольно улыбнулся.

- Люди говорят "не решай за завтра", мой Король. Быть может мы тревожимся понапрасну и совет завтра не будет тяжелым. А может быть и наоборот, все опасения подтвердятся. Но мы можем всегда надеяться на лучшее и делать при том что должны делать.

Но беоринг не понял что за печаль отразилась в глазах Фелагунда прежде, чем тот ответил:

- Я не могу не тревожиться. Но будет неразумным, если ты из-за этого лишишь себя отдыха или ужина. Не сомневаюсь, что ты умеешь ждать, но сейчас в этом нет нужды. 

Берен кивнул головой:

- Какими бы ни были тревоги, еда и сон нужны что  бы мочь преодолеть их. И теперь, прежде чем мы растанемся, позволь мне служить тебе. Ведь после уже ты будешь служить мне, пока не закончится этот Поход. Хотя я гость в твоих владениях, могу ли я сделать что-то для тебя?

+1

43

http://s8.uploads.ru/t/wX8Aj.jpg
Финрод

- Люди говорят "не решай за завтра", мой Король. Быть может мы тревожимся понапрасну и совет завтра не будет тяжелым. А может быть и наоборот, все опасения подтвердятся. Но мы можем всегда надеяться на лучшее и делать при том, что должны делать, - последние слова беоринга прозвучали словно отголоском того, что недавно сказал сам Финрод: "Как бы ни завершился твой путь, он не будет напрасен",  "Сделаем, что должны - и пусть свершится, что назначено", "Всё решится завтра".

Фелагунд не без печали подумал, что Берен был бы хорошим учеником... Жаль только, учить его не доведётся: в военном походе будет не до того.

- Какими бы ни были тревоги, еда и сон нужны что  бы мочь преодолеть их. И теперь, прежде чем мы расстанемся, позволь мне служить тебе. Ведь после уже ты будешь служить мне, пока не закончится этот Поход. Хотя я гость в твоих владениях, могу ли я сделать что-то для тебя?

- Ты не знаешь Нарготронда, - начал было Финрод, а затем улыбнулся. - Зато знаешь иное. С тех пор, как я последний раз гостил в Дортонионе, эдайн наверняка сложили новые песни. Я был бы рад услышать их.

Если бы не война, после возвращения гонца он сам навестил бы и младших братьев, и народ Беора. Но судьба сложилась иначе. Последними из эдайн, кого он видел, была дружина Барахира. И теперь - Берен, сын Барахира.

+1

44

Берен и сам понимал что его просьба, пусть и исходила из сердца, была почти нелепой. Он и правда был гостем в Нарготронде, к тому же гостем которому не следовало привлекать к себе внимания. Но Государь был мудр: он понял стремление души беоринга и смог найти нужное поручение.

- С тех пор, как я последний раз гостил в Дортонионе, эдайн наверняка сложили новые песни. Я был бы рад услышать их.

Берен улыбнулся. Когда-то он считался хорошим певцом среди дюдей, но потом долгие годы молчал. Даже думал что разучился петь. Но встретив Тинувиэль пробудился к жизни, пробудился весь... и пел для нее, хотя и не мог сравниться с Даэроном.

- Я буду рад, Государь мой, петь тебе. Можешь распорядиться что бы мне дали арфу?

+1

45

http://s8.uploads.ru/t/wX8Aj.jpg
Финрод

- Я буду рад, Государь мой, петь тебе. Можешь распорядиться что бы мне дали арфу?

Первым побуждением было ответить: "Возьми мою". Но сейчас это, несомненно, смутило бы Берена, желавшего чем-то послужить своему Королю. Хотя другой на его месте счёл бы, что именно Финрод в долгу перед ним, некогда вместе с отцом сохранившим ему жизнь и свободу...

- Твой народ всегда любил арфы - как и мой, - он вновь поднялся и открыв двери, подозвал нолдор, что ожидали неподалёку. К ним он и обратился:

- Принесите арфу для моего гостя, Берена Барахириона.

Едва успел склонившийся Динконат, один из тех нарготрондцев, что привели Берена в тронный зал, как всегда негромко ответить:

- Я буду рад, - как его прервал звонкий голос, полный восхищения:

- Того самого Берена?!

Как ни трудно было сейчас Финроду, он не мог не рассмеяться, глядя на умчавшегося вдаль Гилдора. Младший сын Гэллвэга был совсем ещё мальчиком, хотя в росте почти не уступал отцу и старшему брату. Динконат всё равно поспешил исполнить порученное - он был горд своей службой при тронном зале. Он выглядел немного уязвлённым, когда они вернулись одновременно. Финрод не мог не заметить искреннего порыва и с благодарностью взял обе арфы.

- Я сказал об одной арфе, но тебе принесли две. Выбирай.

Динконат принёс серебряную арфу, украшенную самоцветами, из сокровищницы; как и многое иное. она хранилась там, чтобы однажды стать драгоценным даром. Гилдор вручил собственную - простую, небольшую, с узким станом, которую сам, без сомнения, получил в дар. Юный музыкант лишь старательно вырисовал вверху по дереву серебристое созвездие.

+1

46

Государь поднялся с кресла и пересек залу, легко растворил половинку высокой стрельчатой двери, и заговорил с находящимися за ней. Берен слышал отдаленный шорох негромких певучих голосов, но не смог разобрать слов. Через краткое время все смолкло и Финрод остался у дверей, очевидно, ожидать пока его распоряжение исполнят и принесут арфу. Беоринг удивился что Король не вернулся, не воссел на трон, или пусть даже в кресло, а остался стоять и ждать у дверей. Что причиной тому? Финрод не желал что бы лишние глаза видели его гостя, или же таковы были порядки в его королевстве и Фелагунд был лишь первый среди равных? Но... как тогда он сможет повести свой народ в Ангбанд в героический и самоубийственный поход? Адан прибывал в смятении и удивлении, а Король, простой и величественный, с легкой полуулыбкой, уже шел через зал. Нет не могло случиться что бы этот властительный лорд был лишь одним среди равных...

- Я сказал об одной арфе, но тебе принесли две. Выбирай. - и Государь протянул беорингу две арфы. Берен залюбовался драгоценным инструментом, совершенством его линий, красотой работы и самоцветов; с любованием и восхищением адан провел ладонью по изогнутому стану. Но в руки взял вторую - деревянную, невзрачную рядом с первой, но никто из Смертных не смог бы не назвать ее красивой. Берен же почувствовал в ней особую красоту, отзывающуюся любовь и теплом рук, игравших на ней. За годы сражений горец много узнал нового о том что такое ценность, и сверкание драгоценной арфы не манило и не влекло его.

- Я возьму эту, мой Король. Но прежде чем я начну петь для тебя... Ты можешь сказать мне отчего ты ждал арфы у двери? Не значит ли это что мне стоит скрывать свое пребывание в Нарготронде от всех кроме немногих посвященных?

Отредактировано Beren (16-04-2018 17:21:53)

+1

47

http://s8.uploads.ru/t/wX8Aj.jpg
Финрод

Пока не вернулись - вдвоём, с двумя арфами - Финрод ожидал. Ещё вчера всё было бы иначе. У Государя Нарготронда всегда было довольно и забот, и замыслов...

Он не допишет книгу, не увидит завершения трудов Эдрахиля, не украсит более свой город, не позовёт в гости сестру и сам не отправится в Дориат... В Нарготронде у него не осталось незавершённых дел, кроме единственного: помочь Берену в его нужде, в исполнении его обета. И не только в Нарготронде. В этой жизни - тоже.

Он принял эту участь и вступил на этот путь.

- Я возьму эту, мой Король. Но прежде чем я начну петь для тебя... Ты можешь сказать мне отчего ты ждал арфы у двери? Не значит ли это что мне стоит скрывать свое пребывание в Нарготронде от всех кроме немногих посвященных?
- Берен выбрал простую арфу Гилдора. Динконат будет разочарован, но  завтра он едва ли сочтёт это важным. Как и другие, что узнают всё. Прежде времени рассказывать не стоит... разве что "немногим посвящённым", как сказал Берен. Самым близким.

- То, что ты ныне гостишь в Нарготронде - не тайна, но я хочу, чтобы до завтрашнего совета никто, кроме тех, кому я открою, не узнал о твоей цели. А тебя наверняка будут спрашивать - что привело тебя сюда, - ответил Фелагунд.

+1

48

Государь не ответил на вопрос, но подтвердил что не стоит рассказывать о своих делах, впрочем, Берен и так понимал это. Решив не расспрашивать более, горец удобнее устроил на руках арфу и перебрал пальцами струны. И те отозвались как струи ручья... Замерев беоринг вслушивался, пока не затих и не расстаялв воздухе последний звук, и еще немного после, в звучащую тишину.

- Никогда я не держал в руках ничего подобного, - негромко произнес адан. - Эта арфа и без песен будет звучать так, что ее можно слушать часы напролет. - И Берен вновь провел пальцами по струнам, уже более уверенно, уже пробуя не звучание, а приноравливаясь к инструменту.

- Я не могу точно знать какие песни тебе известны, так что ты остановишь меня если я буду повторяться.

И, набрав в грудь воздуха, словно готовясь к прыжку, адан в третий раз коснулся струн. Сначала он боялся что за столько лет забыл как играть, но то ли дело было в эльфийском волшебстве, то ли еще в чем, пальцы почти не сбиваясь сплетали мелодию, и Берен запел.

Сначала он пел неторопливые песни о красоте Дортониона, что любили петь пастухи его земель; затем зазвучали смешливые песни о преодолениях житейских труднстей; с них как-то так вшло что запелось о войне, потерях, горе, но и надежде; и из надежды вдруг родились песни о любви.

Отредактировано Beren (23-04-2018 09:21:47)

+1

49

http://s8.uploads.ru/t/wX8Aj.jpg
Финрод

Финрод слушал песни Берена, не прерывая, хотя и знал некоторые из них: они были и те же, и не те же. Немного украшена или, напротив, упрощена мелодия, прибавлено завершение, которого прежде не было, и не все слова повторены в точности - вместо "гор" звучали "скалы", вместо "видов" - "дали"... Второй народ любил перемены, и молодые певцы вносили своё в песни, что они звали старинными. Но не только поэтому они звучали иначе...

Лишь когда Берен отложил арфу, он ответил:

-  Многих песен я не знал вовсе. Но ваши песни всегда новы - жизнь меняет их, и они становятся иными. Слова и мелодия песни о молодой сосне, что выросла на лугу близ опушки, мне знакома, но саму её я никогда не слышал. Андрет, что в те дни была юной, пела о том привычном, что видел её дед и видит она, с долей нетерпения. А твоя песня светлей и глубже - в ней мир, ставший драгоценным, и отблеск печали. И от неё тянется нить - через войну к надежде.

Финрод всегда изумлялся Второму народу, тому, как он сходен с эльдар и как отличен от них. Смертные иначе смотрели в прошлое - даже в то, что помнили сами, а не знали по сказаниям: порой, казалось, их прошлое не хранится в их сердце неизменным, но изменяется вместе с ними самими.

+1

50

Берен не понял слов Государя, но не стал спрашивать. Быть может это было не так важно, что бы уточнять, а быть может ... Берен просто вдруг почувствовал насколько он устал. И не только от дней пути, но и от того груза что адан нес в себе со времен войны, и после, с Дориата. Теперь все что было должно отпустить было отпущенно, и песни Дортониона прозвучали тризной; а тревоги были забыты, по тому что они просто будут делать что дОлжно.

- Спасибо тебе, мой Король, я пришел к тебе и получил больше чем мог ожидать. Теперь я понимаю почему мой прадед так любил тебя.

+1

51

http://s8.uploads.ru/t/wX8Aj.jpg
Финрод

Берен смотрел на Финрода, как ему показалось, с долей недоумения и усталостью. Конечно же, он был утомлён - и не только долгой дорогой. Вместе с тем песни, казалось, успокоили его.

- Спасибо тебе, мой Король, я пришел к тебе и получил больше чем мог ожидать. Теперь я понимаю почему мой прадед так любил тебя.

Несмотря на то, что они знали друг о друге прежде, несмотря прежнюю встречу - ещё в полдень Берен был для Финрода незнакомцем. Потому что к нему пришёл совсем не тот юноша, что спас его в Топях Серех: Финрод знал об этом, хотя они и не разговаривали прежде. Он был бы рад принимать его здесь, в Нарготронде, в продолжение лет, и видеть, как он обретёт мудрость - подобно Беору. Но им назначен иной удел.

Финроду на миг представилось, как они встретились бы, как смотрели бы друг на друга: Беор и Берен. Он познакомил бы их, и устроил празднество в честь встречи предка и потомка, будь она возможна. Только Беор более не замрёт, вслушиваясь в голос Государя Нарготронда и голос его арфы, и его плеча уже не коснуться.

Да, им назначен иной удел.

-   Он был бы рад видеть тебя, Берен Барахирион; а я буду рад узнать тебя лучше. Не знаю, удастся ли нам ещё беседовать так, как сегодня, но нас ждёт один путь, и мы разделим не один день.

Однажды встретятся все, разлучённые временем и смертью, к какому бы народу они не принадлежали - в Арда Алахаста. И та встреча будет светлее и прекраснее всего, что он может вообразить.

+1

52

Берен поднялся, что бы поклониться Государю. За последние месяцы он близко узнал эльфов, то какими разными они бывают... Адан не знал какой будет его дорога отныне, но понимал что его жизнь больше никогда не будет такой как была.

Государь тоже поднялся и проводил беоринга до дверей тронного зала. Там их ждали два эльфа и Берен увидел что один из них еще совсем юн, хотя мог бы быть в несколько раз старше самого Берена. Оба смотрели на адана с почтением, но в лице того что младше еще читался и мальчишеский восторг и восхищение. Барахирион, быть может, смутился бы тому с каким почетом его встречают, не увидь он этой детской радости на лице того кто мог быть ровестником Беору, и невольно улыбнулся в ответ. Старшие Дети оставались для него непостижимы.

Фелагунд уже хотел распорядиться, но словно запнулся, или передумал, а затем продолжил, попросив (с удивлением горец отметил что слова Короля звучат как просьба, а не приказ) юного воина проводить Берена до его комнаты, а того же что старше - распорядиться об ужине для гостя. Кажется второму эльфу не слишком понравилось что сказал Лорд, но спорить он не стал.

Последний раз Берен склонил голову перед Государем, и они расстались.

+1

53

http://s8.uploads.ru/t/wX8Aj.jpg
Финрод

Гилдор ждал, словно он тоже служил вместе с Динконатом, и Финрод обратился именно к нему:

- Проводи Берена Барахириона, - он назвал, куда именно вести, и серые глаза подростка зажглись радостью и гордостью. Это простое задание, первое, что поручил ему Государь Нарготронда, вернее всего, станет и последним. Пусть он хранит память о том! Как был счастлив сам Инголдо, тогда совсем ещё юный нолдо, когда Государь Финвэ поручил ему принести ему новое сочинение Румиля, и как летел к его дому над хрустальными ступенями тирионских лестниц... Он не догадывался тогда, что это поручение было дано ради него самого, младшего из внуков Государя нолдор, хотя догадаться было бы нетрудно. Что сам он станет Королём, за которым следуют - в те дни не пришло бы на ум никому.

Как Динконату, что сейчас чуть сжал губы, не приходит на ум: у него и завтра, и позже будет ещё возможность послужить своему Королю; Гилдор же - останется в Городе.

Юный эльф скоро устремился по коридору, затем, чуть смутившись, приостановился. Берен, должно быть, утомлён с дороги, а он только что не бежит...

- Рад был помочь тебе, Берен Барахирион,  - проводив его, он улыбнулся - так же, как улыбался его старший брат, Гилдин, которому обязательно нужно было рассказать о том, что в Нарготронд только что пришёл прославленный герой людей. - Я так желал однажды с тобой встретиться, и сегодня это исполнилось.

+1

54

Юный эльф проводил беоринга до двери комнаты, где Берен сегодня приводил себя в порядок, и произнес:

- Рад был помочь тебе, Берен Барахирион. Я так желал однажды с тобой встретиться, и сегодня это исполнилось. 

Адан задумчиво, и в то же время весело, улыбнулся. Дети эльдар слушали о нем легенды - случалось ли раньше в Арде подобное, мог ли Беор представить что такова будет судьба его рода? Нет, это было немыслимо, и все же сбылось.

А еще Берен посмотрел на лицо юноши, и вспомнил как он сам когда-то смотрел на эльфийских героев и не знал что сказать что бы завести разговор, да и о чем им было говорить?

- Запомни этот момент, юный нолдо. Быть может однажды ты поймешь что смотришься в зеркало. - Берен знал что эльф не поймет его слов, но знал что запомнит. И тогда придет однажды время понять...

- Государь распорядился об ужине для меня, но я так часто ел один, что для меня до сих пор радость разделить трапезу с кем-то. Ты не откажешься быть моим гостем? - И Берен весело улыбнулся юному эльфу. - Ты знаешь мое имя, а вот я твое пока нет.

Отредактировано Beren (01-05-2018 16:14:08)

+1

55

- Государь распорядился об ужине для меня, но я так часто ел один, что для меня до сих пор радость разделить трапезу с кем-то. Ты не откажешься быть моим гостем? Ты знаешь мое имя, а вот я твое пока нет.

- Гилдор Инглорион из Дома Финрода, - не без гордости представился подросток. - Конечно, я буду рад поужинать вместе с тобой.

"Быть может, однажды ты поймешь что смотришься в зеркало."

"О чём говорил Берен? О том, что себя можно лучше увидеть в другом?"

Гилдор внимательно посмотрел в глаза Берена, а затем спросил.

- Ты совершил многое, и ты мудрее и старше, - о первом он судил по словам о зеркале, о втором - по внешности, плохо представляя себе, каким может быть возраст людей, - а я ещё не достиг совершенных лет. Что ты видишь во мне?

Он не догадывался о том, что Берен спустя небольшое время сам задаст подобный вопрос...

За круглый столик, что был покрыт спускающейся до пола скатертью, он пока не садился, считая это неучтивым. Ведь Берен был героем, вождём народа и просто старшим.

+1

56

Юный эльф назвался и Берен приподнял брови - его провожатый был родичем Государя. С одной стороны беорингу была оказана честь,  с другой стороны этим Гилдор еще больше напомнил адану его самого в юности - самого младшего из дома Беора, когда вроде имя честь блюсти обязывает, но при том все равно ты лишь младший в роду и среди других оруженосцев мало чем выделяешься. Правда... выделился потом... Но Берен усилием отогнал от себя мрачные мысли и то, от чего заскреблось в душе кошками - нет же, не предчувствие, просто глупость. Вернется Король, а Гилдор так и останется младшем в Доме... Ведь так?...

Гилдор заговорил, отодвигая тревогу горца в сторону, но зпговорил о том же:

- Ты совершил многое, и ты мудрее и старше, а я ещё не достиг совершенных лет. Что ты видишь во мне?

Берен качнул головой:
- Я не встречал еще эльфийских детей и не могу знать мудрее ли я, или ты уже сейчас подобен своим сородичам. Мне 33 года, и для людей это возраст зрелости. Что же я вижу в тебе... Вижу себя. Когда-то я очень похоже смотрел на лордов Дортониона, братьев Государя Финрода, на гонца что приезжал от него... А теперь встретил такой взгляд сам, от эльфа... ЧуднЫ дела, что творятся в мире.

И, улыбнувшись, Берен сел за стол и, преломив хлеб, подал половину Гилдору. А потом не удержался и припал к своему хлебу, прикрыв глаза и наслаждаясь запахом.

Отредактировано Beren (03-05-2018 11:14:51)

+1

57

- Я не встречал еще эльфийских детей и не могу знать мудрее ли я, или ты уже сейчас подобен своим сородичам. Мне 33 года, и для людей это возраст зрелости. Что же я вижу в тебе... Вижу себя. Когда-то я очень похоже смотрел на лордов Дортониона, братьев Государя Финрода, на гонца что приезжал от него... А теперь встретил такой взгляд сам, от эльфа... ЧуднЫ дела, что творятся в мире.

Берен удивил Гилдора своим ответом. Нет, не тем, что считал героями Лордов Ангрода и Аэгнора, а возрастом.

- Я совсем не знаю людей.  Не подумал бы, что тебе так мало лет! Мне сорок два, но... - он на миг прервался, а затем быстро закончил. - Ты всё равно старше меня, а не младше. Я только готовлюсь стать в дозор, как старший брат, но пока меня считают слишком юным для стража...

Мог ли он быть младше Барахириона, уже ставшего вождём?

"Запомни этот момент, юный нолдо".

Да, он запомнит! Запомнит, как в Нарготронд пришёл Берен, герой людей и злейший враг Моргота; как он, Гилдор, услышал об этом одним из первых и принёс для него арфу, и проводил, и Барахирион разделил с ним хлеб...

Гилдор только подумал об этом, как Берен удивил его вновь, припав к половине хлеба. Для чего? Так легче насладиться ароматом? Но это же не лембас и не вино на пиру... Должно быть, таков обычай людей Дортониона, а он не понял этого!

- У вас так принято? - спросил он адана, готовый повторить за ним. Ведь обычай не был некрасив, разве что не очень понятен.

+1

58

- Я совсем не знаю людей.  Не подумал бы, что тебе так мало лет! Мне сорок два, но... Ты всё равно старше меня, а не младше. Я только готовлюсь стать в дозор, как старший брат, но пока меня считают слишком юным для стража...

Берен только усмехнулся в ответ и махнул рукой.

- В последние месяцы я много думал об этом. О нашей разнице в возрасте, о том кто кому равен, кто старше, кто младше... Понимаешь ли... для людей это важный вопрос. Непривестсвуется если жена старше мужа, младший друг уважителен к старшему... А когда встречаешь эльфов, то можешь почувствовать себя равным с тем кто родился когда еще только звезды освещали мир... Я не могу понять как это работает, Гилдор, но ты прав - ты мой младший товарищ.

Они сели за стол и нолдо удивленно поднял глаза на своего гостя:

- У вас так принято?

И сначала Берен нахмурив брови посмотрел на юношу, а потом, поняв о чем речь, вздохнул. Как же такое объяснить?

- Неужели так не делают ваши воины? - уточнил горец, а потом продолжил. - Нет, это не обычай... Но когда теряешь многое, то ценишь и наслаждаешься и малым. Да и... вот если удастся вернуться в Нарготронд, спрошу разрешения у твоих родителей, пойдем зимой на охоту, а как вернемся через пару дней, ты и сам оценишь запах свежего хлеба. - И Берен улыбнулся открыто и просто.

+1

59

Финрод

http://sg.uploads.ru/t/DSEXN.jpg

Берену принесли не один хлеб - и суп из овощей, что выращивали в полях Нарготронда, и запечённого кролика, и сыр, и лёгкое вино, поэтому Гилдор ещё менее понимал слова Берена, только кивнул с доверием. А затем переспросил:

- Если удастся вернуться в Нарготронд?  Ты вскоре покинешь его?

Юноша не смог скрыть разочарования: он надеялся, что Берен теперь поселится здесь, и они будут часто встречаться. Оказывается, Берен намеревался уйти ещё до наступления зимы. И, наверное, не в последние дни осени: они будут не лучшим временем для путешествий и походов...

"Наверное."

Сам он пока не пускался в странствия, хотя и не был домоседом. Охотиться он умел, но в запахе свежего хлеба не видел ничего особенного, зная много иных ароматов. И пока не ведая потерь или хотя бы больших перемен...

...В это самое время Финрод Фелагунд в нарготрондской библиотеке  записывал балладу о Барахире и его отряде, что обещал Берену немного ранее. Дописав последнюю тэнгву, он свернул свиток и перевязал его, думая показать адану на другой день, после совета. Завтрашнему дню предстояло переменить многие замыслы.

Этот свиток найдут на полке с новыми сочинениями, когда отряд оставит Нарготронд.

+1

60

Гилдор не понимал адана, но доверял. И лишь спросил удивленно и разочарованно:

- Если удастся вернуться в Нарготронд?  Ты вскоре покинешь его?

И Берен снова невольно улыбнулся. Любовь Смертного и прекраснейшей из эльдар, клятвы и Камень, обеты, сдарые долги и проклятья... Об этом думал беоринг, этим же был сегодня занят и Государь, но не эльф-мальчишка. Он был огорчен и разочарован и это делало все происходящее... с одной стороны подчеркивало трагичность происходящего, а с другой стороны возвращало оттенки простой, живой жизни.

- Вообще-то это секрет, - заметил адан, разбираясь с супом и подмигивая Гилдору. - Государь не хочет что бы о чем-то было известно раньше завтра. Так что ты теперь хранитель тайны Короля. - И беоринг говорил об этом серьезно: ответственность и сопричастность помогут Гилдору и превратят неизбежное огорчение в сознание важности происходящего.

- Но пока я еще не ушел, было бы славно если ты поможешь мне и разделаешь кролика. - Глаза адана улыбались. - Это был ты сегодня, кто принес арфы?

Отредактировано Beren (08-05-2018 16:35:40)

+1


Вы здесь » Ardameldar: Первая, Вторая Эпохи. » Архив Первая Эпоха » Я шел к тебе, Государь.